Эксперт рассказал, за какой период начисляются проценты по кредиту

кошелек Фото: Zakon.kz
Кандидат юридических наук Даулет Абжанов отметил, что за пользование банковским займом заемщик должен платить вознаграждение – в этом заключается принцип платности банковского кредитования, сообщает Zakon.kz.

Казалось бы, что сложного в его применении: за все время, что заемщик пользуется банковским займом, он обязан платить вознаграждение (или проценты). Однако на практике порой возникают сложности с тем, как правильно рассчитать период начисления вознаграждения в случаях просрочки погашения кредита: должны ли начисляться проценты только за период срока кредита (то есть в пределах графика по договору) или до полного погашения кредита (то есть за период не только срока кредита по графику, но и свыше его – до полного возврата банковского займа)?

До тех пор, пока заем не будет возвращен

Возьмем, к примеру, следующую ситуацию. Банк предоставил ТОО банковский заем. Согласно договору, срок возврата банковского займа определен до 31 декабря 2021 года. Заемщик не уложился в установленный срок и погасил кредит лишь 31 октября 2022 года. Просрочка составила, таким образом, 10 месяцев.

Вопрос в том, обязан ли заемщик платить вознаграждение за период до 31 декабря 2021 года (то есть только за период срока кредита по договору) либо за период до 31 октября 2022 года (то есть за период до полного возврата займа)? Иначе говоря, обязан ли заемщик платить вознаграждение за период просрочки – те самые 10 месяцев?

Ответ на самом деле прост и очевиден – вознаграждение должно начисляться за весь период пользования займом до его погашения, включая 10-месячный срок просрочки.

Основанием тому служит норма части 5 статьи 718 ГК РК, согласно которой в случае несвоевременного возврата заемщиком предмета займа вознаграждение выплачивается за весь период использования предмета займа. Исключения составляют случаи, предусмотренные законами “О банках и банковской деятельности” и “О микрофинансовой деятельности” (об этом – чуть позже).

Речь идет, разумеется, о периоде времени, который начинается с момента предоставления банковского займа до момента его возврата. Возвращенным же предмет займа считается в момент зачисления соответствующих денег на банковский счет (ч. 1 ст. 722 ГК).

Таким образом, в приведенном выше примере заемщик обязан будет выплатить вознаграждение за весь период использования банковского займа до момента его возврата (включая 10-месячный срок просрочки).

Когда счетчик останавливается

Важно отметить, что обязанность заемщика выплатить вознаграждение за пользование кредитом за весь период использования предмета займа – это лишь общее правило нормы ч. 5 статьи 718 ГК, которая допускает исключения. Что это за исключения?

Их несколько.

  1. По банковскому займу  и микрокредиту физического лица, не связанного с предпринимательской деятельностью, запрещается требовать выплаты вознаграждения по истечении 90 последовательных календарных дней просрочки (п. 6-1 статьи 34 Закона “О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан”, п/п 4) п. 3 статьи 7 Закона “О микрофинансовой деятельности”). Иными словами, после 90 дней просрочки начисление вознаграждения прекращается. Однако если на момент заключения договора банковского займа или микрокредита сумма основного долга полностью обеспечивалась залогом имущества, подлежащего регистрации, или залогом денег, то начисление вознаграждения не прекращается; проценты продолжают начисляться до полного возврата кредита.

  2. По ипотечному займу или микрокредиту физического лица, не связанного с предпринимательской деятельностью и обеспеченному ипотекой недвижимого имущества, запрещается требовать выплаты вознаграждения по истечении 180 последовательных календарных дней просрочки (п. 9 статьи 34-1 Закона “О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан”, п/п 5) п. 3 статьи 7 Закона “О микрофинансовой деятельности”).

Как видно, в перечисленных случаях законодатель отступает от общего правила об обязанности заемщика выплатить вознаграждение за весь период использования займа. В этих случаях исключениях “счетчик” останавливается.

Грубая ошибка

Итак, по общему правилу, установленному ч. 5 статьи 718 ГК, вознаграждение по займу выплачивается заемщиком за весь период использования предмета займа, то есть вплоть до его возврата.

К сожалению, порой суды допускают ошибки в применении данной нормы ГК.

Примером тому служит постановление судебной коллегии Алматинского городского суда от 10 июня 2022 года (дело № 7599-22-00-2а/4701). Вкратце фабула дела такова.

Банк предоставил ТОО-заемщику в 2006 году банковские займы со сроком погашения в 2010 году. Займы не были погашены в установленный срок, и в 2013 году банк приостановил начисление вознаграждения и неустойки. В 2017 году по иску банка вступившим в законную силу решением суда постановлено взыскать с заемщика часть основного долга. В мотивировочной части того же решения были отражены выводы судебной экспертизы о начисленных суммах вознаграждения.  Основываясь на выводах судебной экспертизы и вышеуказанного судебного акта, банк в 2022 году обратился в суд с иском о взыскании с ТОО суммы вознаграждения по просроченному банковскому займу. Требование о выплате вознаграждения касалось периода с момента выдачи банковских займов до приостановления их начисления в 2013 году.

Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил в полном объеме.

Однако апелляционная инстанция решение нижестоящего суда изменила, снизив размер взыскиваемого вознаграждения по банковским займам. Судебная коллегия посчитала, что “периодом пользования предметом займа является срок, на который предоставлен заем, тогда как в данном случае имеет место начисление вознаграждения за пользование предметом займа при отсутствии самого факта пользования”. По мнению коллегии, это противоречит нормам Гражданского кодекса (имеется в виду норма ч. 5 статьи 718 ГК) и правилам обычного оборота в заемных правоотношениях.

Апелляционная инстанция заключила, что “просроченное вознаграждение не может в итоге быть больше установленной договором займа суммы вознаграждения, тем самым взысканное судом первой инстанции вознаграждение необходимо снизить до сумм, указанных в графиках погашения на дату окончания срока предоставления займа”.

Иначе говоря, проценты за кредит, по мнению судебной коллегии, должны начисляться только в пределах срока кредита; на просроченный период сверх этого срока проценты оплате не подлежат.

Позиция судебной коллегии глубоко неверна. Дело даже не в том, что коллегия пренебрегла преюдициальным значением состоявшегося ранее судебного решения, установившим начисленную сумму вознаграждения. Постановление апелляционной инстанции незаконно по своей сути.

Во-первых, апелляционная коллегия ошибочно посчитала срок предоставления займа периодом пользования займом.

Между тем срок предоставления займа – это определенный условиями договора срок, по истечении которого заемщик обязан возвратить предмет займа (ч.1 ст. 722 ГК). Другими словами, это срок, по истечении которого заимодатель рассчитывает получить обратно предмет займа в рамках надлежащего выполнения заемщиком своих обязательств по договору. Нарушением обязанности по возврату предмета займа заемщик нарушает срок предоставления займа.

В отличие от этого период пользования предметом займа включает в себя весь период нахождения займа в пользовании заемщика, то есть с момента предоставления предмета займа до момента его возврата.

Во-вторых, нормой части 5 статьи 718 ГК законодатель достаточно ясно определил, что на сумму предмета займа вознаграждение начисляется за весь период использования, то есть до возврата займа. В свою очередь заем считается возвращенным в момент передачи его заимодателю или зачисления соответствующих денег на его банковский счет (ч. 1 ст. 722 ГК).

Таким образом, до тех пор, пока предмет займа не будет возвращен заимодателю, на сумму предмета займа начисляется вознаграждение (за исключениями, о которых говорилось выше).

Помимо того, что позиция апелляционной коллегии незаконна, она еще и несправедлива.

Если следовать позиции апелляционной коллегии, то за весь период нахождения на просрочке (то есть при нарушении срока возврата предмета займа) заемщик может пользоваться займом бесплатно. Однако очевидно, что это создает условия для злоупотребления заемщиком возможностью пользоваться кредитом без получения встречного удовлетворения в виде платы вознаграждения за пользование займом.

Кроме того, позиция апелляционной коллегии подрывает принцип платности банковского кредитования (п/п 8) пункта 2 статьи 30 Закона «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан»).

Верховный суд: нужно единообразие

Кстати, в обзоре судебной практики по банковским спорам Верховный суд Республики Казахстан отметил отсутствие единообразия применения положений законодательства по вопросу взыскания вознаграждения, начисленного после истечения срока действия договора, допущенное апелляционной инстанцией Алматинского городского суда (Бюллетень Верховного суда Республики Казахстан, №7, 2022 г., стр. 84).

В обзоре Верховный суд по аналогичному делу указал, что «позиция суда апелляционной инстанции противоречит требованиям пункта 5 статьи 718 ГК, в силу которой вознаграждение выплачивается за весь период пользования предметом займа. Взыскание судом первой инстанции просроченного вознаграждения, начисленного кредитором в соответствии с условиями договора за период пользования займом, является обоснованным» (Бюллетень Верховного суда Республики Казахстан, №7, 2022 г., стр. 86).

Позиция апелляционной инстанции подверглась, таким образом, справедливой критике со стороны высшего судебного органа, обоснованно полагающего, что по просроченному кредиту вознаграждение подлежит выплате не только за период срока банковского займа по договору, но и за весь период пользования займом до момента его возврата.

Не вернул – значит, пользуется

Есть еще один важный момент, на который следует обратить внимание. В приведенном выше постановлении судебной коллегии Алматинского городского суда промелькнул тезис об “отсутствии самого факта пользования” займом. Тем самым коллегия поставила под сомнение правомерность начисления вознаграждения ввиду того, что заемщик, якобы, фактически не пользовался банковским займом в период просрочки.

На этом остановимся подробнее.

Действительно, закон говорит, что вознаграждение выплачивается заемщиком за пользование займом. Означает ли это, что заимодатель должен доказать, что заемщик пользовался займом? Что вообще считать пользованием предметом займа? А что если заемщик, получив банковский кредит, будет хранить его в кубышке, дома в стеклянной банке? Или вообще сожжет все купюры? Неужели следует считать, что заемщик не пользуется займом, а потому не обязан платить проценты за банковский кредит?

Ответ однозначный: на протяжении всего периода времени – от момента получения займа до его возврата – заемщик пользуется предметом займа. Причем считается, что он пользуется предметом займа даже в том случае, если он фактически не владеет полученными деньгами. Это может показаться странным, но не торопитесь с выводами.

Главное тут не в очевидной для любого юриста возможности обладать правом пользования имуществом без права владения (и наоборот). Главное состоит в том, что юридически передача имущества в пользование вовсе не означает, что получивший имущество фактически должен пользоваться им, то есть извлекать из имущества полезные его естественные свойства, а также получать от него выгоды.  Можно заметить, что норма ч. 2 статьи 188 ГК говорит о праве пользования не как о праве извлекать полезные свойства имущества и получать выгоды от него, а как о юридически обеспеченной возможности извлекать полезные свойства имущества или получать выгоды от него.

Для того, чтобы считать имущество переданным в пользование, совсем не обязательно устанавливать факт того, что получивший имущество фактически извлекает его полезные свойства или получает выгоды от него. Достаточно установить, что получателю предоставлена юридически обеспеченная возможность извлекать полезные свойства имущества или получать выгоды от него.

Что это означает применительно к банковскому займу?

Предмет займа считается предоставленным заемщику в момент зачисления денег на его банковский счет (ч. 1 статьи 719 ГК). Именно с этим моментом следует связывать начало пользования предметом займа. Зачислив деньги на банковский счет заемщика, заимодатель предоставил ему юридически обеспеченную возможность извлекать полезные свойства денег – заемщик имеет возможность за счет полученного банковского займа оплачивать покупки, услуги, вкладывать их в банки на условиях депозита, одалживать их третьим лицам и т.д. Заемщик может ничего не делать с поступившими на его счет заемными деньгами, они могут так и лежать без движения на счете, он может их подарить кому угодно, и да – он может даже их просто уничтожить, сжечь или разорвать денежные купюры в клочья – это его право. Но как таковую юридическую обеспеченную возможность использовать их заимодатель все же предоставил заемщику.

Следовательно, заемщик не вправе ссылаться на то, что, мол, “я не пользовался деньгами; они как лежали на моем счету, так и продолжают лежать”. Заимодателю совсем не обязательно доказывать то обстоятельство, что заемщик фактически использовал заем. Заимодателю достаточно доказать факт предоставления денег заемщику. Как последний распорядился предметом займа, распорядился ли он вообще им – это не имеет никакого значения с точки зрения его обязанности выплатить вознаграждение за все время с момента получения займа до момента его возврата заимодателю. Даже в том случае, если после поступления заемных денег на счет заемщика они окажутся списанными по требованию третьего лица (например, по инкассовому распоряжению судебного исполнителя, платежному требованию другого банка-кредитора), на заемщике будет лежать обязанность по выплате вознаграждения за пользование займом. Юридически считается, что предмет займа находится в пользовании заемщика вплоть до возврата займа заимодателю.

Если следовать иной точке зрения (то есть полагать, что вознаграждение должно начисляться только за фактическое пользование займом), то можно сразу поставить под угрозу принцип платности банковского займа и, как следствие, систему банковского кредитования в целом. Почему?

Во-первых, на займодателя ляжет бремя доказывания не только представления предмета займа, но и фактического  пользования им заемщиком. Доказать это будет совсем непросто, так как фактическое пользование предметом займа находится под контролем не заимодателя, а заемщика. Ответственным за пользование полученным предметом займа является заемщик, но никак не заимодатель. Требовать от последнего доказывания обстоятельств, за которые он не отвечает, было бы несправедливым.

Во-вторых, обязанность платить проценты только за фактическое пользование откроет для злостных должников широкие возможности избежать уплаты вознаграждения. Займодатель предъявит требование о выплате вознаграждения, а недобросовестный заемщик ответит отказом, сославшись на то, что не пользовался займом – просто держал их дома, или передал кому-то, или использовал на покупку товара, но сейчас уже им (займом), дескать, не пользуется.

Ситуация дойдет до абсурда и откровенного уклонения от обязанности платить по кредиту.

Принимая столь несправедливые и незаконные решения, подобно тому, которое вынесла судебная коллегия в приведенном выше деле, суды не всегда отдают себе отчет в том, насколько их решения могут иметь негативные последствия на отношения в сфере имущественного оборота, насколько пагубным может оказаться формируемая ими судебная практика. Вынося решение, суд не просто разрешает конкретный спор, но и намечает подход, правовую позицию всей судебной системы по аналогичным делам.

Впрочем, есть уверенность, что приведенное судебное постановление – это скорее исключение из сформировавшейся судебной практики по взысканию вознаграждения за пользование займом. На это, собственно, и обратил внимание Верховный суд в упомянутом выше Обобщении.

Итак, в вопросе оплаты вознаграждения по просроченному банковскому займу следует исходить из того, что:

  1. период пользования банковским займом не ограничивается лишь сроком банковского займа, установленного договором (графиком);

  2. под периодом использования займа, за который начисляется вознаграждение, в смысле нормы ч. 5 статьи 718 ГК следует понимать период времени с момента предоставления займа до момента его возврата заимодателю (как общее правило);

  3. закон предусматривает исключения из общего правила для банковских займов и микрокредитов физическим лицам, ограничивая начисление вознаграждения при определенных условиях сроком 90 или 180 дней просрочки.

 

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления