Правовые аспекты осуществления
налоговых проверок
внешними контролирующими органами*

 

Как показывает практика, большинство спорных ситуаций между налогоплательщиками и налоговыми органами возникают на стадии налоговых проверок, осуществляемых внешними контролирующими органами, прежде всего органами налоговой службы.

Партнер адвокатской конторы «Tax & Investment Lawyers» Ф.С. Амиров[1] осветил ряд таких вопросов.

 

В последние годы в Республике Казахстан наблюдается стабильный рост экономики, основу которого составляют предприятия сырьевого сектора (добыча нефти, газа, руд цветных металлов, и других полезных ископаемых). С каждым годом, по мере возрастания объемов добычи полезных ископаемых и роста мировых цен на них, влияние таких предприятий на экономику Казахстана возрастает. Развитие крупного бизнеса также влияет на становление и развитие среднего и малого бизнеса. В целом рост бизнеса должен автоматически приводить к росту сборов налогов и других обязательных платежей в бюджет, уплачиваемых налогоплательщиками. Однако на практике мы видим, что большинство налогоплательщиков преследуют следующую цель - используя различные схемы минимизации налогов и коллизии в применимом к ним налоговом законодательстве, платить как можно меньше. В свою очередь цель налоговых органов - заставить налогоплательщиков по максимуму поделиться своими доходами с государством. Несовпадение указанных целей и влечет за собой возникновение спорных ситуаций между налогоплательщиками и налоговыми органами.

Ни для кого не секрет, что налоговая проверка может стать инструментом давления или даже атаки на бизнес, как со стороны государства, так со стороны конкурентов по бизнесу и профессиональных захватчиков бизнеса - так называемых рейдеров. Дело компании «ЮКОС» наглядно показало, что любой успешный бизнес может быть доведен до банкротства и распродан по частям за налоговые долги перед государством. В связи с этим порядок проведения налоговых проверок в Республики Казахстан и те вопросы по большей части процедурного характера, которые возникают в ходе них, являются актуальными как для корпоративных юристов, так и для руководителей предприятия. Ниже также приведена примерная форма краткого руководства для налоговых отделов (департаментов) предприятий, в котором раскрывается алгоритм действий юридических и налоговых служб в ходе проведения налоговых проверок.

 

О субъектах, правомочных участвовать

в налоговых проверках

 

Согласно п. 1 ст. 533 Кодекса Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (далее - «Налоговый кодекс»), «налоговая проверка - проверка, осуществляемая органами налоговой службы, исполнения налогового законодательства Республики Казахстан. Участниками налоговых проверок являются должностные лица органов налоговой службы, указанные в предписании, иные лица, привлекаемые к проведению проверки в соответствии с настоящим Кодексом, и налогоплательщик». Согласно п. 2 ст. 533 Налогового кодекса, «налоговые проверки осуществляются исключительно органами налоговой службы». Из этого следует, что субъектами, правомочными проводить налоговые проверки являются органы налоговой службы, которые состоят из уполномоченного государственного органа - Налогового комитета Министерства финансов Республики Казахстан и территориальных налоговых органов[2]. Между тем, на практике по-прежнему нередки случаи, когда налоговые проверки де-факто проводятся представителями правоохранительных органов, таких как прокуратура и финансовая полиция[3]. Если с полномочием прокурора проводить проверки применения налогового законодательства налогоплательщиками, предусмотренного в статьях 5 и 20 Закона РК «О прокуратуре» (такие проверки могут быть идентичны налоговым проверкам, проводимым органами налоговой службы), еще можно согласиться, то органы финансовой полиции, на наш взгляд, не имеют права самостоятельно проводить такого рода проверки.

Так, согласно ст. 1 Закона Республики Казахстан от 4 июля 2002 года № 336-II «Об органах финансовой полиции Республики Казахстан», «органы финансовой полиции Республики Казахстан являются специальными государственными органами, осуществляющими правоохранительную деятельность, направленную на предупреждение, выявление, пресечение, раскрытие и расследование преступных и иных противоправных посягательств на права человека и гражданина, интересы общества и государства в сфере экономической и финансовой деятельности путем проведения оперативно-розыскной деятельности, предварительного следствия и дознания, административного производства в пределах их полномочий, установленных законом».

Согласно пп. 9 п. 1 ст. 9 указанного закона, «органы финансовой полиции вправе требовать производства ревизий, проверок, аудита и оценки от уполномоченных органов и должностных лиц в случаях, предусмотренных законодательством Республики Казахстан». Таким образом, законом, определяющим правовой статус, задачи и принципы организации деятельности, полномочия органов финансовой полиции, не предусмотрены полномочия этого органа на осуществления проверок субъектов предпринимательства. Также органы финансовой полиции не наделены функциями контроля и надзора, т.е. они не являются контролирующими органом. При этом ни положения указанного закона, ни положения Налогового кодекса, Закона РК от 15 сентября 1994 года «Об оперативно-розыскной деятельности» или другого законодательного акта не предоставляют органам финансовой полиции права на участие в налоговых проверках в качестве специалистов или ином правовом статусе.

Широко распространенная в правоприменительной практики ссылка сотрудников органов финансовой полиции на пп. ж) п. 1 ст. 8 Закона об «Об оперативно-розыскной деятельности» также не предоставляет органу, осуществляющему ОРД, право проводить налоговые проверки или участвовать в них в качестве специалистов. На основе данной нормы орган финансовой полиции имеет право получить необходимую информацию для принятия соответствующего процессуального решения от органа налоговой службы. При этом проведение оперативно-розыскных мероприятий может производиться только по основаниям, прямо предусмотренным ст. 10 указанного Закона, например, наличие возбужденного уголовного дела.

Поэтому в случаях, когда закон не предусматривает право проведения налоговых проверок напрямую, сотрудники органов финансовой полиции участвовали в проверках в качестве специалистов. По нашему мнению, сотрудники органов финансовой полиции также не вправе привлекаться к участию в проверках в качестве специалистов.

Так, в соответствии с пп. 10)-1 п. 1 ст. 16 Налогового кодекса, органы налоговой службы вправе привлекать к налоговым проверкам специалистов других государственных органов. Следовательно, участниками налоговой проверки, помимо сотрудников органов налоговой службы и налогоплательщика, могут быть специалисты других государственных органов, привлекаемые в порядке установленном Налоговым кодексом. В тоже время, участие в налоговой проверке лиц с иным правовым статусом не допускается.

Конкретный порядок и случаи привлечения специалистов регулируются п. 1-1 ст. 533 Налогового кодекса, который гласит, что «в случаях необходимости для исследования вопросов, требующих специальных знаний и навыков, и получения консультаций органом налоговой службы к налоговой проверке может быть привлечен специалист, не заинтересованный в исходе налоговой проверки. По поставленным вопросам специалист составляет заключение, которое прилагается к акту налоговой проверки».

Из вышеизложенных, не подлежащих расширительному толкованию норм закона, следует, что для привлечения определенного сотрудника другого государственного органа в качестве специалиста для участия в налоговой проверке, необходимо наличие в совокупности следующих обязательных условий:

(i) в ходе налоговой проверки могут возникнуть вопросы, для исследования которых налоговому органу потребуются специальные знания и навыки, которыми он не владеет;

(ii) специалист должен быть независимым, т.е. не заинтересованным в исходе проверки;

(iii) перед специалистом должны быть поставлены конкретные вопросы, на которые он должен предоставить свое письменное заключение, прилагаемое к акту проверки.

Классическим примером ситуации, когда может быть привлечен специалист, является ситуация, когда при проведении проверки предприятий со специальными технологическими циклами производства продукции, привлекается независимый специалист - инженер, который даст заключение по особенностям производства или химик, который проведет анализ, выпускаемой продукции.

В связи с этим мы полагаем, что лица, не соответствующие вышеуказанным требованиям, не могут быть привлечены в качестве специалистов для участия в налоговых проверках. В свою очередь, сотрудники финансовой полиции не должны привлекаться в качестве специалистов, поскольку не соответствуют как минимум двум вышеназванным критериям - во-первых, они не обладают специальными знаниями в области налогообложения в сравнении с сотрудниками налоговых служб, во-вторых, в случае обнаружения факта нарушения налогового законодательства они могут в дальнейшем осуществлять доследственную проверку материалов налоговой проверки на предмет возбуждения уголовного дела по статье 222 УК РК или процессуальные действия в рамках возбужденного уголовного дела по указанной статьей, то есть априори сотрудники финансовой полиции не могут быть незаинтересованными лицами. Следовательно, участие в качестве специалистов в налоговой проверке сотрудников органов финансовой полиции является незаконным.

Тем не менее, до недавнего времени сотрудники органов финансовой полиции привлекались в качестве «специалистов» при налоговых проверках крупных предприятий сырьевого сектора. Лишь после того, как ряд налогоплательщиков успешно оспорили в судах предписания на включение сотрудников органов финансовой полиции в качестве специалистов Генеральной прокуратурой Республики Казахстан в адрес Налогового комитета Министерства финансов было направлено разъяснение от 14 апреля 2006 года № 7-6384-06, согласно которому работники органов финансовой полиции не обладают какими-либо специальными знаниями и навыками в области налогообложения, отсутствующими у работников органов налоговой службы. Данная позиция была закреплена в п. 57 Методических рекомендаций по проведению налоговых проверок налогоплательщиков, утвержденных Приказом Председателя Налогового комитета Министерства финансов Республики Казахстан № 654 от 25 декабря 2006 года и введенных в действие с 1 января 2007 года.

 

О регистрации предписания на проведение

налоговой проверки

в органах правовой статистики

 

Другой актуальной проблемой по-прежнему является вопрос: подлежат ли регистрации предписания на проведение налоговых проверок налогоплательщиков, являющихся субъектами частного предпринимательства, в территориальных подразделениях Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры Республики Казахстан.[4] До введения в действие Закона РК от 31 января 2006 года «О частном предпринимательстве», данный вопрос отсутствовал, поскольку предписания на проведение налоговых проверок, в независимости от того являлся ли налогоплательщик субъектом частного предпринимательства или был государственным предприятием или учреждением, подлежали регистрации в указанном органе. Обязательное требование о регистрации предписаний на проверку было закреплено в положениях Закона РК от 22 декабря 2003 года «О государственной правовой статистике и специальных учетах» и принятой во исполнение указанного закона Инструкции по учету проверок деятельности хозяйствующих субъектов, утвержденной приказом Генерального Прокурора Республики Казахстан от 1 марта 2004 года за № 12. Так, согласно пп. 6) ст. 6 указанного Закона, «уполномоченный орган ведет учет проверок, проводимых уполномоченными государственными органами, осуществляющими контрольные и надзорные функции». Согласно п. 3 Инструкции, субъектами данного учета являются все государственные органы, осуществляющие контрольные и надзорные функции в отношении хозяйствующих субъектов. Следовательно, проверки, осуществляемые органами налоговой службы, подлежали регистрации в соответствии с требованиями указанных нормативных правовых актов. Несмотря на то, что регистрация предписания зачастую носила формальный характер, мы полагаем, что наличие обязательной регистрации предписаний на налоговые проверки в определенной степени дисциплинировало территориальные налоговые органы и способствовало соблюдению ими периодичности налоговых проверок, сроков их проведения, компетенции, и т.п.[5]

Требования по регистрации проверок, проводимых государственными органами, осуществляющими контрольные и надзорные функции, были впоследствии закреплены в п. 3 ст. 38 Закона РК от 31 января 2006 года «О частном предпринимательстве»[6]. Вместе с тем, п. 18 указанной статьи Закона предусматривает, что действие настоящей статьи не применяется к отношениям, связанным с проведением проверок по соблюдению налогового, таможенного и финансового законодательства Республики Казахстан. В свою очередь Верховный суд Республики Казахстан в своем Нормативном постановлении № 5 от 23 июня 2006 года «О судебной практике применения налогового законодательства» которое в силу п. 1 ст. 4 Конституции РК входит в состав действующего законодательства, указал, что «согласно подпункту 5) пункта 18 статьи 38 Закона Республики Казахстан «О частном предпринимательстве» не подлежат регистрации проверки по соблюдению налогового законодательства субъектами частного предпринимательства»[7]. Руководствуясь этим, налоговые органы прекратили проводить регистрацию предписаний на проведение налоговых проверок субъектов частного предпринимательства, что создало определенную коллизию в правоприменительной практике.

Как указано выше, согласно Закону РК «О государственной правовой статистике и специальных учетах» и Инструкции по учету проверок деятельности хозяйствующих субъектов, предписание о назначении налоговой проверки, в независимости от того является ли налогоплательщик субъектом частного предпринимательства подлежит регистрации в территориальных органах Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры Республики Казахстан, в то время как согласно Закону РК «О частном предпринимательстве» - нет. При этом возникает коллизия между этими двумя законами. По общему правилу более поздний закон имеет приоритет, однако, все не так просто, как кажется на первый взгляд.

Согласно ст. 1 Закона «О частном предпринимательстве», субъектами частного предпринимательства, на которых распространяется действие указанного закона (прежде всего п. 18 ст. 38) являются физические и негосударственные юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность.[8] Из этого следует, что предписание на проведение налоговой проверки какого-либо ТОО (субъекта частного предпринимательства) не подлежит регистрации, а предписание на налоговую проверку государственного учреждения или государственного предприятия - подлежит. Данный вывод полностью подтверждается официальной позицией Налогового комитета Министерства финансов Республики Казахстан, который в пп. 7) п. 31 Методических рекомендаций по проведению налоговых проверок налогоплательщиков указал, что обязанность зарегистрировать предписание на проведения налоговой проверки в территориальном органе Комитета по правовой статистике и специальным учетам распространяется только на государственные учреждения.

Между тем, по нашему мнению, существование ситуации, при которой налоговая проверка субъекта частного предпринимательства не подлежит обязательной регистрации, а налоговая проверки государственного учреждения или государственного предприятия - не согласуется с положением пункта 1 статьи 6 Конституции Республики Казахстан о равенстве и защите частной и государственной собственности[9]. Как правильно было указано в Постановлении Конституционного Совета Республики Казахстан от 3 ноября 1999 года № 19/2 «Об официальном толковании пункта 2 статьи 6 и подпунктов 1) и 2) пункта 3 статьи 61 Конституции Республики Казахстан», «данное конституционное положение означает, что в Республике Казахстан государство гарантирует равные возможности защиты и восстановления нарушенных прав субъектам обеих форм собственности. Смысл конституционного требования о равной защите государственной и частной собственности заключается также в том, что государственный и частный собственник в конкретных правоотношениях, разрешенных и допускаемых для них законодательством, будут подчиняться одному и тому же правовому режиму как в публичной (налоги и пр.), так и в частной (договорные взаимоотношения и т.п.) сферах». Анализ сложившейся ситуации показывает, что в случае обжалования государственным учреждением или государственным предприятием уведомления по акту налоговой проверки, проведенной без регистрации предписания в территориальному органе Комитета по правовой статистике и специальным учетам, суд будет обязан отметить такое уведомление на основании п. 12 вышеназванного Нормативного постановления Верховного суда Республики Казахстан, в то время как субъект частного предпринимательства лишен такой возможности защиты и восстановления нарушенных прав, что ставит его в неравное положение по сравнению с субъектом государственной собственности.[10] Для исправления ситуации необходимо либо отменить регистрацию предписаний на проведение налоговых проверок государственных юридических лиц либо снова ввести обязательную регистрацию предписаний на проведение налоговых проверок субъектов частного предпринимательства. Оба варианта предполагают уравнивание статуса субъектов частного предпринимательства и государственных юридических лиц.

Ввиду отсутствия у налогоплательщиков возможности напрямую апеллировать к Конституционному Совету Республики Казахстан, существует вероятность рассмотрения вопроса о не несоответствии п. 18 ст. 38 Закона РК «О частном предпринимательстве» вышеназванному положению Конституции Республики Казахстан в случае рассмотрения конкретного гражданского дела об обжаловании налогоплательщиком предписания на проверку или уведомления по акту налоговой проверки.[11] Однако для реализации данного сценария на практике необходимо, чтобы истцом по такому гражданскому делу являлся индивидуальный предприниматель - гражданин Республики Казахстан.

 

О проверяемом периоде,

который может быть охвачен

налоговой проверкой

 

Согласно пп. 8) п. 1 ст. 536 Налогового кодекса в предписании на проведение документальной налоговой проверки должен указываться проверяемый налоговый период. Между тем, Налоговым кодексом не установлены максимальные временные пределы, которые могут быть подвергнуты проверки.

В настоящее время Налоговый комитет Министерства финансов Республики Казахстан инициировал ряд тематических повторных проверок крупных налогоплательщиков по налогу на сверхприбыль. При этом проверяемый период по таким проверкам был определен налоговым органом с момента начала деятельности налогоплательщиков по контрактам недропользования (для ряда компаний моментом начала деятельности являлся 1995 - 1999 годы) вплоть до 2006 года.

Проведение таких проверок, по нашему мнению, не в полной мере согласуется с положениями налогового законодательства Республики Казахстан.

В качестве правового механизма исполнения конституционной обязанности об уплате законно установленных налогов и сборов, закрепленной статьей 35 Конституции Республики Казахстан, в Налоговом кодексе предусмотрена система мер налогового контроля, с тем чтобы было гарантировано суверенное право государства получить с налогоплательщика в полном объеме соответствующие суммы - доначисленного налога и пеню. Вместе с тем, в целях достижения стабильности правопорядка, правовой определенности, устойчивости сложившейся системы правоотношений при юридически обеспеченной возможности сбора и закрепления доказательств возможных нарушений налогового законодательства, казахстанский законодатель, начиная с 1991 года ввел в налоговое законодательство институт срока исковой давности для доначисления или пересмотра начисленных сумм налогов и других обязательных платежей в бюджет.[12] Срок исковой давности для доначисления налогов и привлечения к налоговой ответственности - институт, общий для большинства правовых систем различных государств. Поскольку с истечением продолжительного времени становится невозможным надлежащее установление факта неуплаты налога, а также иных необходимых данных, связанных с выявлением нарушения налогового законодательства, установление законодателем предельных сроков для начисления или пересмотра налогов и хранения отчетной документации направлено на обеспечение стабильности правопорядка и рациональную организацию деятельности правоприменителя. При этом срок исковой давности, установленный ст. 38 Налогового кодекса, корреспондируется со сроком хранения налоговой отчетности, установленным ст. 72 Налогового кодекса и представляет собой дополнительную гарантию, направленную на защиту от неправомерного ограничения права собственности в условиях, когда возможное нарушение налогового законодательства по времени значительно отстоит от факта его обнаружения.

Согласно ст. 148 Закона РК от 24 апреля 1995 года «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» в редакциях, действовавших в период с 1995 по 2002 годы, срок исковой давности на требования органов налоговой службы об уплате пересмотренной суммы налога устанавливался в пять лет после окончания налогооблагаемого периода. Аналогичным образом, п. 1 ст. 38 Налогового Кодекса в редакции действовавшей до 1 января 2004 года, предусматривал общий для всех категорий налогоплательщиков срок исковой давности, согласно которому «орган налоговой службы вправе начислить или пересмотреть начисленную сумму налогов и других обязательных платежей в бюджет в течение пяти лет после окончания налогового периода». Вышеуказанные сроки являются пресекательными, т.е. не могут быть восстановлены судом по каким-либо причинам.[13]

Согласно статье 28 Налогового кодекса, «под налоговым периодом понимается период времени, установленный применительно к отдельным налогам и другим обязательным платежам, по окончании которого определяется налоговая база и исчисляется сумма налогов и других обязательных платежей, подлежащих уплате в бюджет».

В соответствии с Главой 24 Закона о налогах и статьями 309 и 136 Налогового кодекса, налоговым периодом по налогу на сверхприбыль является календарный год. Как известно, календарный год начинается 1 января и заканчивается 31 декабря. Следовательно, по налогу на сверхприбыль за 2001 год срок исковой давности истек 1 января 2007 года; по налогу на сверхприбыль за 2000 год срок исковой давности истек 1 января 2006 года; по налогу на сверхприбыль за 1999 год срок исковой давности истек 1 января 2005 года; по налогу на сверхприбыль за 1998 год срок исковой давности истек 1 января 2004 года; по налогу на сверхприбыль за 1997 год срок исковой давности истек 1 января 2003 года; по налогу на сверхприбыль за 1996 год срок давности истек 1 января 2002 года. Следовательно, налоговые проверяющие не вправе проверять и доначислять налоги и другие обязательные платежи в бюджет за определенный налоговые периоды, после окончания которых, прошло более 5 (пяти) лет.

К сожалению, в Налоговом кодексе Республики Казахстан в отличии от Налогового кодекса Российской Федерации отсутствует прямая норма о том, что налоговая проверка может охватывать налоговые периоды исключительно в пределах срока исковой давности[14]. Вместе с тем, любая налоговая проверка, выходящая за пределы срока исковой давности, теряет свой смысл, поскольку доначисление налога, в любом случае может быть проведено только в пределах срока исковой давности, предшествующих такой проверке. Поэтому в п. 13 Нормативного постановления Верховного суда РК от 23 июня 2006 года № 5 «О судебной практике применения налогового законодательства» было предусмотрено следующее: «в силу пунктов 1 и 1-1 статьи 38 Налогового кодекса начисленная сумма налогов и других обязательных платежей в бюджет может быть пересмотрена органами налоговой службы в течение пяти лет после окончания налогового периода или завершения срока действия контракта на недропользование. Из данного положения следует, что указанные органы вправе проводить повторные налоговые проверки одного и того же налогового периода по одним и тем же налогам и другим обязательным платежам в бюджет при условии соблюдения установленного срока». Из данной нормы действующего права Республики Казахстан, следует, что проведение повторных налоговых проверок по одному налоговому периоду допускается лишь при условии соблюдения установленного законом срока исковой давности[15]. Принятый 25 декабря 2006 года приказ Налогового комитета Министерства финансов Республики Казахстан от 25 декабря 2006 года № 654 «Об утверждении Методических рекомендаций по проведению налоговых проверок налогоплательщиков» также согласуется с нашими доводами о том, что проводимая проверка не должна выходить за пределы срока исковой давности.

Так пункт 32 Главы 6 «Мероприятия, предшествующие проведению налоговой проверки» указанных Методических рекомендаций устанавливает, что «налоговые периоды, которые подвергаются налоговой проверке в соответствии с Планом проверки, определяются, начиная с последнего налогового периода, не охваченного предыдущими налоговыми проверками, в пределах срока исковой давности, установленного Налоговым кодексом. В свою очередь подпункт 7) пункта 34 Главы 7 «Порядок оформления предписания для проведения налоговой проверки» гласит, что «при проведении налоговой проверки целесообразно охватить налоговые периоды в пределах пяти лет деятельности налогоплательщика, непосредственно предшествующих дате проведения проверки, за исключением случаев, указанных в статье 38 Налогового кодекса». Подпункт 9 ) указанного пункта 34 также гласит, что «с учетом исковой давности указываются фактически проверяемые налоговые периоды по соответствующим налогам и другим обязательным платежам в бюджет».

Между тем, в конкретном гражданском деле, которое сопровождали в суде сотрудники нашей компании, представители налогового органа в обоснование правомерности проводимых повторных проверок ссылались на положение п. 1-1 ст. 38 Налогового кодекса, введенного в действие с 1 января 2005 года. Указанная норма гласит, что «по налогоплательщикам, осуществляющим деятельность в соответствии с контрактом на недропользование, орган налоговой службы вправе начислить или пересмотреть начисленную сумму налога на сверхприбыль, а также налогов и других обязательных платежей в бюджет, в методике расчета которых используется один из следующих показателей: внутренняя норма рентабельности (ВНР) или внутренняя норма прибыли или R-фактор (показатель доходности), в течение пяти лет после завершения срока действия контракта на недропользование».

Безусловно указанная норма права была введена в действие и налогоплательщики обязаны подчиниться ей. Однако здесь появляется следующий закономерный вопрос: «на какие правоотношения, складывающиеся между налоговым органом и налогоплательщиков в процессе исчисления налога на сверхприбыль за определенный налоговый период, распространяется данная норма?».

На наш взгляд, ответ на данный вопрос должен быть следующим.

Указанное положение Налогового Кодекса, в приведенной редакции, было введено Законом РК от 13 декабря 2004 года № 11-III «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам налогообложения», который введен в действие в указанной части только с 1 января 2005 года[16]. Указанной нормой был введен новый специальный срок исковой давности для недропользователей, заключивших контракты на недропользование и являющихся плательщиками налога на сверхприбыль, в отличие от общего срока исковой давности в 5 лет, установленного для всех других категорий налогоплательщиков.

Согласно п. 1 ст. 37 Закона РК «О нормативных правовых актах», действие нормативного правового акта не распространяется на отношения, возникшие до его введения в действие. Поскольку указанным Законом, которым были внесены указанные изменения в статью 38 Налогового кодекса, им не была придана обратная сила, указанная норма ст. 38-1 Налогового кодекса не распространяется на налоговые периоды по налогу на сверхприбыль до 2005 года.[17] Следовательно, указанная норма статьи 38 Налогового кодекса распространяется только на налоговые правоотношения по исчислению налога на сверхприбыль, которые сложились между налогоплательщиком и налоговым органом после указанной даты (с 1 января 2005 года). В связи с этим проведение налоговой проверки за 1996 - 2000 годы выходит за пределы 5-ти летнего срока исковой давности, установленного Налоговым кодексом до 1 января 2005 года, и тем самым, не соответствует вышеназванным нормам налогового законодательства.

Необходимо особо отметить, что автоматическое изменение существующих сроков исковой давности или введение новых сроков исковой давности в связи с изменением законодательства в Республики Казахстан не предусмотрено. Каждый случай, когда законодательной норме о продлении действующих или введении новых сроков исковой давности придается обратная сила регламентируется законом, которым вносятся такие изменения или законом о введении в действие таких изменений.[18]

В конкретном гражданском деле, которое скоро будет предметом рассмотрения Надзорной коллегии Верховного суда Республики Казахстан, представители налогового органа ссылались на то, что поскольку правоотношения по проверке налогоплательщика возникли в 2007 году, то есть в момент, когда действовал новый срок исковой давности, налоговый орган имеет право проверять налогоплательщика в соответствии с новым удлиненным сроком исковой давности. В случае если такая позиция будет поддержана высшей судебной инстанции другие налогоплательщики также могут столкнуться с аналогичной проблемой, поскольку новые сроки исковой давности для определенных категорий налогоплательщиков были введены в ст. 38 Налогового кодекса в 2005 и 2006 годах.[19]

 

О повторности проверок

одного и того же периода

 

В настоящий момент, Налоговым кодексом не предусмотрено никаких ограничений на проведение повторных проверок по одним и тем же налоговым периодам. Фактически органы налоговой службы в праве начислить и пересмотреть ранее начисленную сумму налогов и других обязательных платежах в бюджет в пределах срока исковой давности, установленного статьей 38 Налогового кодекса. Право налоговых органов проводить неограниченное количество раз проверки одного и того же налогового периода, было поддержано Верховным судом РК.[20] Однако, как очень точно подчеркнула в своем докладе судья Верховного Суда РК Макажанова Г.А., во время своего выступления на семинаре по теме «Актуальные вопросы применения налогового законодательства и законодательства о трансфертном ценообразовании при разрешении споров с участием недропользователей», … «органы налоговой службы должны как можно реже проводить повторные проверки, ведь такие проверки способствуют созданию мнения, мягко говоря, о наличии сомнений в компетентности работников налоговых органов, участвующих в первой проверке, и в целом не способствует положительному имиджу самих органов».

Следует отметить, что каждая повторная проверка должна быть мотивирована, то есть налогоплательщик имеет право знать, в силу каких причин проводится повторная проверка. К тому же, если повторная проверка проводится на основании того, что сотрудником налоговых служб были допущены какие-либо ошибки или недосмотр тех или иных документов, то обязательно, в отношении данного сотрудника должны быть применены соответствующие меры, для того, чтобы в дальнейшем сократить количество проведения повторных проверок, так как в противном случае подрывается имидж и создаются условия для усомнения в компетентности налоговых органов.

Наличие такой неопределенности в отношениях по проведению органами налоговых служб налоговых проверок, является одним из факторов неустойчивости налоговой системы и налоговых отношений между налогоплательщиком и государством.

В качестве заключения, хотелось бы обратить внимание на тот факт, что в случаях неопределенности налогового законодательства и налоговых спорах, органы налоговой службы зачастую основывают свои доводы на том, что они действуют в экономических интересах государства, тем самым, гарантируя своевременность уплаты налогов в бюджет. Однако следует иметь в виду, что дальнейшее совершенствование налогового законодательства путем придания ему соответствующей определенности, способно в большей степени гарантировать своевременное поступление налогов и других обязательных платежей в бюджет, чем наличие множества неопределенных положений закона, которые зачастую позволяют органам налоговой службы трактовать их в пользу государства, а не налогоплательщика.

 

 

*РОЛЬ КОРПОРАТИВНЫХ ЮРИСТОВ В УСПЕХЕ КОМПАНИИ:

эффективные стратегии и передовая практика

 

23 мая в Алматы в Павильоне № 1 Выставочного Комплекса «Атакент» состоялась конференция «Роль корпоративных юристов в успехе компании: эффективные стратегии и передовая практика».

В конференции приняли участие более 170 человек - представители законодательной и исполнительной власти, руководители и собственники предприятий, юридических компаний, профессиональные участники рынка ценных бумаг, представители страховых компаний, пенсионных фондов и банков, крупнейших холдингов, корпораций, финансовых групп, представители зарубежных дипломатических миссий и инвесторов. Организатором конференции выступило АГЕНТСТВО КОРПОРАТИВНЫХ КОММУНИКАЦИЙ VIProMotion, которое является первым профессиональным агентством Казахстана, занимающимся организацией и проведением международных финансовых конференций, форумов и семинаров. Цель устроителей конференции - собрать на одной площадке корпоративных юристов казахстанских и российских компаний для совместного обсуждения принципов работы юридических департаментов, изменений в законодательстве, влияния действующих норм на регулирование деятельности и работу предприятия, а также других, актуальных на данный момент проблем.

Конференция состояла из трех последовательных сессий:

1. Работа юридических департаментов в современных условиях

2. Правовое сопровождение растущего бизнеса

3. Международные рынки капитала: Роль юриста в привлечении финансирования

В ходе конференции, в презентации «Задачи, стоящие перед юридическим департаментом с международным присутствием» Директор юридического департамента «Инвестиционная Компания «Тройка Диалог» Игорь Блинов, подробно рассказал в каких случаях следует привлекать внешних юристов и в чем заключаются основные правила работы с таковыми. Юрисконсульт Пивоваренной Компании SUNInterbrew Валерия Павлюкова в докладе«Холдинги. Работа юридических департаментов в современных условиях», раскрыла основные аспекты работы юридических департаментов в холдингах на примере компании SubInterBrew. По ее словам, юридический отдел … «будучи функцией, «поддерживающей» бизнес, а не «ведущей» или «управляющей» им (как отдел продаж, маркетинг) юридический отдел призван обеспечивать потребности «внутренних» клиентов, т.е. других отделов компании по большей части, обеспечивать нормальное функционирование компании в целом, а также сопровождать хозяйственную деятельность компании».

Валерия Павлюкова также рассмотрела динамику развития юридической функции в компаниях, а именно: переход от линейного подчинения к функциональному. Таким образом, она сделала вывод, что динамика развития неминуемо ведет к повышению уровня самостоятельной ответственности юриста, переходу юристов общего профиля к специализации по отраслям, а также к сокращению функций общего характера, реализуемых внутри компании и передача таковых в ведение внешним консультантам. Старший Юрист Международная Юридическая фирма «Clyde & Co» Олег Швандер в презентации доклада- «Участие корпоративных юристов в международных сделках: взгляд изнутри (сделки M&A опыт Европы)» обсуждал такие темы, как:

· контракты, подчиненные иностранному праву;

· сделки по приобретению активов (M&A) и привлечению финансирования в Европе:

· стратегия, способы, реализация; соглашение акционеров:

· решение специфических задач;

· взаимодействиес офисами юридических фирм и структурирование оплаты услуг.

На конференции также выступила Галина Цалюк - Начальник отдела листинга Казахстанской Фондовой Биржи; Александр Молотников - Директор по правовым вопросам Консалтинговой Группы «Аспект»; Gregory Vojack - Управляющий партнер Международной Юридической фирмы Bracewell & Giuliani LLP; Евгений Зеленский - Глава юридического отделаРенессанс Капитал; Эдуард Бекещенко - Старший юрист представительства международной юридической фирмы Baker & McKenzie в России;Азамат Куатбеков - Партнер представительства международной юридической фирмы Baker & McKenzie в Казахстане; Жибек Айдымбекова - Старший юрист Международной Юридической фирмы Macleod Dixon; Ляйля Сахипова - Начальник юридического департамента инвестиционной компании Centras Securities

 

 


[1] © Все исключительные авторские права на данную статью принадлежат Амирову Ф.С.

[2] См. п. 2 ст. 15 Налогового кодекса.

[3] В обоснование права проводить такого рода проверки сотрудники указанных органов, как правило, ссылались на положения Закона РК от 21 декабря 1995 года «О прокуратуре» (ст. 5) и Закона РК от 4 июля 2002 года «Об органах финансовой полиции» (ст. 9).

[4] Согласно п. 1 ст. 536 Налогового кодекса, основанием для проведения налоговой проверки является предписание, содержащее определенные обязательные реквизиты.

 

[5] Так, согласно п. 20 Инструкции по учету проверок деятельности хозяйствующих субъектов, утвержденной приказом Генерального Прокурора Республики Казахстан от 1 марта 2004 года за № 12, для отказа в регистрации проверки уполномоченному органу достаточно наличия одного, из более чем 17 оснований.

[6] Согласно указанной норме, «акт о назначении проверки в обязательном порядке регистрируется в государственном органе, осуществляющем в пределах своей компетенции статистическую деятельность в области правовой статистики и специальных учетов (далее - орган по правовой статистике), в порядке, установленном законодательством Республики Казахстан».

[7] См. п. 12 указанного Нормативного постановления

[8] Здесь следует отметить, что из положений Закона РК «О частном предпринимательстве» не совсем понятно - какие юридические лица являются негосударственными, а какие государственными. Действующее гражданское законодательство делит юридические лица на коммерческие и некоммерческие. Вероятно всего, под государственными юридическими лицами законодатель имел юридические лица, чье имущество непосредственно находится в собственности государства, например, государственное учреждение и государственное предприятие.

[9] Согласно указанной норме, в Республике Казахстан признаются и равным образом защищаются государственная и частная собственность.

[10] Согласно указанной норме подлежат безусловному признанию незаконными результаты проверки, проведенной без регистрации предписания в территориальных органах Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры. Вместе с тем согласно подпункту 5) пункта 18 статьи 38 Закона Республики Казахстан «О частном предпринимательстве» не подлежат регистрации проверки по соблюдению налогового законодательства субъектами частного предпринимательства.

[11] Согласно ст. 78 Конституции Республики Казахстан, «если суд усмотрит, что закон или иной нормативный правовой акт, подлежащий применению, ущемляет закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина, он обязан приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный Совет с представлением о признании этого акта неконституционным.

[12] Пункт 3 ст. 21 Закона РК от 25.12.1991 г. «О налоговой системе в Республике Казахстан» еще в 1991 году установила 3-х летний срок исковой давности для налоговых отношений.

[13] См. п. 5 Нормативного постановления Верховного суда РК № 5 от 23 июня 2006 года «О судебной практике применения налогового законодательства».

[14] Согласно ч. 1 ст. 87 Налогового кодекса РФ, «налоговой проверкой могут быть охвачены только три календарных года деятельности налогоплательщика, плательщика сбора и налогового агента, непосредственно предшествовавшие году проведения проверки».

[15] В соответствии с п. 1 ст. 4 Конституции Республики Казахстан, нормативные постановления Верховного суда Республики Казахстан входят в состав действующего права Республики Казахстан.

[16] См. статью 2 Закона РК от 13 декабря 2004 года № 11-III «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам налогообложения».

[17] Согласно п. 2 ст. 37 Закона РК «О нормативных правовых актах», «исключения из правила пункта 1 настоящей статьи представляют случаи, когда обратная сила нормативного правового акта или его части предусмотрена им самим или актом о введении в действие нормативного правового акта, а также когда последний устраняет или смягчает ответственность за правонарушение, предусмотренную ранее».

[18] Так п. 5 Постановления Верховного Совета Республики Казахстан от 27 декабря 1994 года № 269-XII «О введении в действие Гражданского Кодекса Республики Казахстан (общая часть)» было установлено, что: «новые сроки исковой давности, предусмотренные Гражданским Кодексом, применяются к спорам, основанием которых послужили обстоятельства, возникшие после 1 марта 1995 года». В тоже время п. 7 указанного постановления предусматривал, что «действие статьи 240 Гражданского кодекса (общая часть) (приобретательская давность) распространяется и на случаи, когда владение имуществом началось до 1 марта 1995 года и продолжалось до введения в действие настоящего Кодекса».

[19] Так, согласно, п. 1-2 ст. 38 Налогового кодекса, «в случае представления налогоплательщиком дополнительной налоговой отчетности за период, по которому срок исковой давности, установленный пунктом 1 настоящей статьи, истекает менее чем через один календарный год, указанный срок исковой давности продлевается в части начисления и (или) пересмотра начисленной суммы налогов и других обязательных платежей в бюджет на один календарный год».

[20] См. п. 13 Нормативного постановления Верховного суда РК № 5 от 23 июня 2006 года «О судебной практике применения налогового законодательства».

 

20 августа 2007, 15:10
Источник, интернет-ресурс: Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript