Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

17°

Астана

Ясно

Вероятность осадков: 2%

Влажность: 25%

Давление: 733 мм рт. ст.

Ветер: юго-восточный, 4.0

Завтра

Завтра
Подробный прогноз

Выбрать другой город

337.80

27 сентября 

Курс НБРК

337.56

-

АЛМАТЫ

Покупка

336.80

Продажа

337.80

АСТАНА

Покупка

336.70

Продажа

337.50

Подробнее
380.00

27 сентября 

Курс НБРК

379.35

-

АЛМАТЫ

Покупка

378.00

Продажа

380.00

АСТАНА

Покупка

379.00

Продажа

380.00

Подробнее

Приговор А.Кузнецову: кому поверил суд

9 февраля 2016, 12:08

Судебная коллегия критически отнеслась к показаниям в пользу Кузнецова.


28 января был озвучен приговор участнику конфликта у бара «Чукотка» А.Кузнецову. Апелляционная коллегия по уголовным делам алматинского суда приговорила его к 8 годам колонии общего режима. Полный приговор адвокаты осужденного получили во второй половине дня 3 февраля. Предлагаем некоторые выкладки из приговора с комментариями адвоката А.Кузнецова Алмы Мусиной, передает корреспондент Zakon.kz.

Кому поверил суд

При чтении приговора складывается впечатление, что в основу выводов легли последние показания в суде Фролова и новый обвинительный акт прокурора Майшинова, который, как известно, был отстранен из-за совместных посиделок во время обеда со стороной потерпевших.

«...Показания подсудимого Кузнецова суд расценивает критически, как способ избежать уголовную ответственность за совершенное преступление, в результате которого наступила смерть потерпевшего Мураткалиева ...»

«...Показания свидетелей Киселева, Новикова и Балакина данные ими в ходе судебного разбирательства о том, что они видели как Мураткалиев размахивал ножом, суд оценивает критически, находит не соответствующими действительности ...»

- Суд не взял во внимание все показания свидетелей, полученные в ходе досудебного расследования (а они все были в пользу Кузнецова А.), в том числе показания Фролова Е., где он подтверждает наличие ножа в руке потерпевшего Мураткалиева С., - считает А.Мусина.

При этом, вопреки признанию самого Фролова о том, что он ударил Кузнецова первым, суд в своем вердикте исключил этот момент.

«...Фролов пытался нанести удар Кузнецову, но Кузнецов первым нанес удар Фролову и повалил его...», - говорится в приговоре.

- Фролов Е., как известно, попал, т.е. ударил Кузнецова А. в челюсть, что подтверждается СМЭ (судебно-медицинской экспертизой) в отношении Кузнецова А., - отмечает адвокат А.Мусина.

Что касается противоречий в показаниях Фролова, о которых говорилось на протяжении обоих судебных следствий, то здесь у суда своя точка зрения:

«... Первоначальные показания свидетеля Фролова, на которые ссылается сторона защиты, в дальнейшем были им уточнены и дополнены в суде. Неточности, имевшие место при даче показаний свидетелем в ходе досудебного расследования были устранены в суде, он пояснил, что давал первоначальные показания в болезненном состоянии, к тому же под давлением сотрудников полиции...».

Касательно дачи показаний в болезненном состоянии. А.Мусина здесь обращает внимание на тот факт, что Фролов в ночь случившегося не давал показаний. Он потребовал, чтобы ему вызвали скорую, и уехал в 4 ГКБ. Для допроса в УВД он приехал 7 марта в 10 утра. Это он говорил в суде апелляционной инстанции.

- Далее, днем 7 марта 2015 года в течение дня Фролов Е. четырежды давал показания: 1) Протокол допроса от 07.03.15 г., 2) Протокол дополнительного допроса от 07.03.15 г.. 3) Протокол очной ставки между Кузнецовым А. и Фроловым Е. и 4) видео допрос Фролова Е. Во всех выше указанных своих показаниях он говорил о наличии в руках потерпевшего Мураткалиева Сырыма предмета, похожего на нож, с широким лезвием, при этом он четко описывал нож. Также он говорил, что когда предмет был в руках Мураткалиева С., то предмет похожий на нож был в раскрытом виде, а когда увидел в руках Кузнецова А., то нож был в сложенном виде (протокол допроса Фролова Е. от 07.03.2015 г., лист дела 151, том 1, л.д.38, том 1. уголовного дела), - рассказала адвокат.

«…в этот момент я увидел у Сырыма (Мураткалиев) в руке предмет похожий на нож. Лезвие ножа было широким и я встал между Александром и Сырымом, чтобы конфликт не перерос в драку», - из показаний Фролова.

- Фролов Е. после возбуждения в отношении него уголовного дела по ст.293 ч. 2 УК РК, т.е. по подозрению в совершении хулиганства в группе лиц, уже неоднократно стал менять свои показания. Так на апелляционном суде Фролов Е. вовсе заявил, что Кузнецов А. его первым ударил, а Мураткалиев Сырым оттаскивал Кузнецова А. – таких показаний он ранее не давал и никто из свидетелей таких показаний не давал. Данные показания Фролова Е. ни ранее, ни сейчас никто не подтверждает, - отмечает адвокат.

Что касается доводов суда о том, что Кузнецов не мог находиться в состоянии самообороны, так как численное преимущество было на его стороне, и в драке участвовал друг Кузнецова - в суде Фролов показал, что его бил Киселев К.

- Относительно друга Кузнецова А. - Киселева К. Фролов Е. ранее говорил: «В тот момент друг Александра, который приехал из России, он схватил меня сзади и оттащил меня, повалил меня на землю, или точно не помню, но я оказался на земле» (л.д. 138, том 1). Также Фролов Е. на вопрос, наносили ли ему или Сырыму Мураткалиеву телесные повреждения друзья Кузнецова А., отвечает: «Я этого не видел, я не помню этого» (л.д.151, том 1), - апеллирует к материалам дела А.Мусина.

Суд также критически отнесся и к показаниям коллеги погибшего Р.Кунанбаева, который подтвердил, что раньше видел нож, фигурирующий в деле, у Мураткалиева С.

«...К данным показаниям свидетеля суд относится критически, так как фотографию ножа он видел у адвоката Мусиной, которая попросила прийти в суд качестве свидетеля...», - так звучит обоснование решения в приговоре.

Согласно требованиям ст.70 УПК РК, как отмечает А.Мусина, защитник имеет право собирать доказательства, опрашивать свидетелей, в том числе с применением аудио-видео фиксации, представлять доказательства органу, ведущему уголовный процесс, ходатайствовать о допросе тех или иных свидетелей и т.д.

- Суд не взял во внимание показания свидетеля Кунанбаева Рустама (друга и коллеги Фролова Е. и Мураткалиева С.), ссылаясь на то, что якобы нож ему показывала адвокат Мусина А. Однако, Кунанбаев Р. такие показания не давал. То есть, он не говорил, что нож показала адвокат Мусина А. - суд в этой части исказил его показания. Кунанбаев Р. сказал, что нож он увидел из материалов дела, выложенного в интернет, и опознал нож. Он узнал нож и понял, что нож, который в материалах дела, действительно тот, который он чинил Мураткалиеву С. И именно поэтому он решил прийти в суд, - утверждает адвокат Кузнецова.

Где же умысел?

Вот как в приговоре описан момент, когда Кузнецов «умышленно причинил тяжкий вред здоровью Мураткалиева»:

«...Фролов Е. услышав оскорбления, пытался нанести удар Кузнецову, но Кузнецов первым нанес удар Фролову Е. и повалил его на землю. Находящийся рядом Киселев продолжил драку и стал наносить удары Фролову, а затем обхватил его. Увидев происходящее, Мураткалиев бросил в Кузнецова стакан, с которым вышел из бара. Тогда Кузнецов с целью причинения тяжкого вреда здоровью Мураткалиева, имея значительное физическое превосходство над Мураткалиевым, вооружившись неустановленным следствием твердым предметом ограниченной поверхностью, нанес Мураткалиеву не менее четырех ударов в жизненно важный орган в область головы, причинив ему телесные повреждения в виде фрагментарного перелома костей (далее идет перечисление выявленных экспертизами травм)... ... От нанесенных сильных ударов в область головы потерпевший Мураткалиев упал на тротуарную плитку, и наступила мгновенная смерть Мураткалиева в результате черепно-мозговой травмы, кровоизлияния под твердо-мозговые оболочки, в вещество головного мозга, перелома затылочной кости. Таким образом, полученные Мураткалиевым телесные повреждения в совокупности причинили ему тяжкий вред здоровью, повлекший наступление смерти по неосторожности... ...Следовательно, Кузнецов уже в момент нанесения неоднократных ударов предвидел наступление тяжких последствий в виде причинения тяжкого вреда здоровью...».

И далее:
«Судом установлено, что Кузнецов превосходил физическими данными перед потерпевшим, поскольку занимался легкой и тяжелой атлетикой, метанием ядра, нанес вооруженной рукой не менее 4 ударов, причинив потерпевшему перелом костей лица. О направленности умысла Кузнецова на умышленное причинение вреда здоровью свидетельствует характер и локализация повреждений, неоднократность их нанесений в жизненно-важный орган - голову».

Здесь суд не принял во внимание тот факт, что Кузнецов не только уже длительное время не имел отношения к спорту, но еще и имел серьезные проблемы с позвоночником:
- Из приобщенного к материалам уголовного дела Выписки отделения нейрохирургии ГКП «БСНП» № 12003 от 13.10.2014 года усматривается, что на момент обращения в ГКП «БСНП» у Кузнецова установлены: «Жалобы на острые поясничные боли с иррадиацией на левое бедро, голень и стопу усиливающееся при физической нагрузке, вынужденное положение тела, болеет несколько лет, последние 2 месяца передвигается с трудом, поступил в НХО ГБСНП на оперативное лечение». Поставлен диагноз: «Поясничный остеохондроз. Парамедианная грыжа диска L4-L5, L5-S1. Компрессионно-корешковый болевой синдром L5 слева». Проведена операция на позвоночник: «Интерламинарное удаление грыжи диска L4-L5, L5-S1 слева». Выше указанное физическое состояние Кузнецова А. говорит о том, что он не мог желать конфликта, как утверждает суд, и тем более драки с кем-либо. Кузнецов также в своих показаниях, поясняя одну из причин, почему ему пришлось выйти на улицу, говорит о том, что он думал, что все утрясётся и он вернется в клуб (том.3(4) л.д. 47)», - из речи АМусиной в прениях.

И вот как описал свою версию происходящего прокурор Майшинов. На тот момент еще не было результатов последней судебно-медицинской экспертизы, в которой было сказано о том, что, возможно, Кузнецов наносил удары вооруженной рукой.

«...Примерно около 2.30 часов 07.03.2015 Фролов поддавшись на провокацию Кузнецова, оскорблявшего его родителей нецензурной бранью, нанес один удар кулаком в область лица Кузнецову, на что Кузнецов тут же ударив Фролова кулаком в область лица, повалил его на асфальт. Увидев происходящее Муратклиев бросил в Кузнецова имевшийся в его руке бокал. В это время у Кузнецова на почве ссоры возник умысел на умышленное причинение тяжких телесных повреждений Мураткалиеву. Осуществляя свой преступный умысел Кузнецов, желая умышленно причинить тяжкие телесные повреждения Мураткалиеву, используя спортивные навыки, вооружившись в правую руку неустановленным следствием твердым предметом с ограниченной поверхностью, нанес им со значительной силой множественные удары (более 4) в область лба и лица Мураткалиева, удерживая указанный неустановленный предмет в правой руке, чем причинил тяжкие телесные повреждения... ... Кузнецов стоя на месте драки на асфальте, осознавал, что падение на него потерпевшим жизненно важным органом - головой, может повлечь тяжкие последствия...»

То есть, прокурор Майшинов еще на начальной стадии судебного расследования в апелляционной инстанции, когда еще не была допрошена большая часть свидетелей, и не было изучено большинство материалов дела, уже пришел к выводам, к которым пришла судебная коллегия по истечении всего процесса.

Предвзятое отношение - не помеха правосудию

- Суд принял во внимание заключение экспертов Талдыкорганского филиала РГКП «Центра судебной медицины», не принял во внимание два предыдущих заключения экспертов г.Алматы, что вызывает сомнение в беспристрастности суда, - отметила А.Мусина.

«...Смерть Мураткалиева наступила в результате черепно-мозговой травмы в виде ушиба головного мозга, с кровоизлиянием под твердую мозговую оболочку...», - говорится в приговоре. При этом суд предпочел выводы последней экспертизы, где степень тяжести вреда здоровью Мураткалиева оценена в совокупности (с травмами лица), как тяжкий.

Что же касается отдельных высказываний эксперта, участвовавшего в последней экспертизе, Ю.Охвата, таких как: «Я начитался вашей демагогии в материалах дела!», «Мне бы хотелось этим же предметом (имеет ввиду стакан) его тоже! (ударить)», «Меня поражает то, что было там! Как ваш нож оказался в вещественных доказательствах!». То здесь суд не усмотрел ничего страшного, отметив в приговоре: «Отдельные высказывания экспертов в суде не дают оснований полагать о заинтересованности в исходе дела».

Много чего было сказано по поводу третьей экспертизы, проведенной в Талдыкоргане. Напомним некоторые моменты, на которые указывает А.Мусина:

- Третья экспертиза была также назначена по ходатайству адвоката потерпевшей стороны Романовой Л.М. 15.12.2015 года было удовлетворено ходатайство потерпевшей стороны о включении в состав экспертов Талдыкорганского филиала РГКП «Центр судебной медицины» эксперта Охват Ю.М.- эксперта того же Талдыкорганского филиала, также были включены дополнительные вопросы (около 7 вопросов) потерпевшей стороны. Кузнецовым А. и его защитой было заявлено ходатайство о включении в состав комиссии экспертов Талдыкорганского филиала экспертов г.Алматы, так как сомневались в беспристрастности талдыкорганских экспертов, поскольку адвокат Романова Л.М. до 2015 года работала судьей в г.Талдыкорган, и может знать этих экспертов в силу своей бывшей должности. Однако, ходатайство судом было отклонено.

- 23.12.2015 года уже было дано заключение третьей экспертизы. В суде защищать третью экспертизу приехал сам Охват Ю.М. и Пак. Изучением третьей экспертизы и по итогам допроса эксперта Охват Ю. было установлено, что заключение свое эксперты сделали на основании предыдущих двух экспертиз экспертов г.Алматы. При этом Охват отметил, что предыдущие экспертизы были проведены тщательно, грамотно и квалифицировано. Также эксперты при даче заключении исследовали череп (без тканей лица) и фотографию, приобщенную к материалам уголовного дела потерпевшей стороной.

Необходимо сразу отметить следующее:

Во-первых, фотография на основании которой эксперты дали свое заключение, была сделана самими потерпевшими в морге, при приобщении данной фотографии к материалам уголовного дела, суд не выяснил мнение участников процесса, что является грубейшим нарушением ст.362 УПК РК.

Во-вторых, грубейшим нарушением также является сам факт того, что эксперты дали заключение на основании фотографии. По фотографиям эксперты не могут давать заключения. Об этом отметила в своем выступлении в суде эксперт Алматинского городского филиала центра судебных экспертиз Тагирова. К тому же, фотография сделана не специалистом, не по правилам фиксации доказательств (также противоречит ст.126 УПК РК). Фотография, сделанная самими потерпевшими, могла быть подвержена монтажу или каким либо другим изменениям и воздействиям в их интересах. Не изучая сами ткани черепа, эксперты не могли никак определить характер повреждения на лице, то есть, установить раны на лице резанные или ушибленные.

В-третьих, талдыкорганские эксперты в своем заключении степень тяжести повреждений потерпевшего определили в совокупности как тяжкий, что противоречит требованиям п.46 Инструкции по организации и производству судебно-медицинской экспертизы. Согласно его требованиям п.46, при разной давности возникновения или механизма образования повреждений оценки тяжести каждого из них производят раздельно. Оценку в совокупности могут дать только в случае, когда множественные повреждения взаимно отягощают друг-друга. Как установлено экспертизой, повреждения, полученные потерпевшим от удара в лицо, не состоят в причинно-следственной связи со смертью потерпевшего.

- Кроме того, необходимо отметить, что, как усматривается из пояснений эксперта Охват Ю.М. на суде апелляционной инстанции, фрагментарный перелом лицевой части, а именно верхнего внутреннего края левой глазницы с переходом на лобный отросток верхней челюсти не является следствием удара Кузнецова А. в лицо потерпевшего. Этот перелом образовался вследствие удара затылком об твердую поверхность и, как следствие, распространяющейся вибрация от соударения. Вследствие этого произошло растрескивание внутренней глазницы (показания Охват Ю. на суде апелляционной инстанции). В таком случае, вред, причиненный лицевой части потерпевшего (ушибленные раны) вследствие удара ограниченным твердым тупым предметом, каковым может быть и рука сжатая в кулак, относится по степени тяжести в легкому вреду, как и установил в своей первой экспертизе эксперт Жунисов (СМЭ № 555, том 1). То есть, вред причиненный от удара Кузнецова А. относится по степени тяжести к легкому вреду, а смерть потерпевшего наступила от удара головой об твердую поверхность и перелома затылочной части черепа. Подсудимый не мог заранее предполагать, что потерпевший упадет таким образом, что произойдет перелом затылочной кости черепа, не мог! Также необходимо отметить, что Охват Ю. не мог ответить ничего на вопрос как защиты, так и Кузнецова А. о том, на каких методиках, Инструкциях и Правилах основывался эксперт при производстве экспертизы, - отмечает А.Мусина.

- Защитой подсудимого в ходе прении было заявлено ходатайство о признании недопустимым доказательством заключение экспертов г.Талдыкоргана. Однако, несмотря на все выше изложенные обстоятельства, суд принял во внимание и взял за основу именно экспертизу экспертов г.Талдыкоргана и пояснения эксперта Охват Ю.М., - отметила адвокат.

Нарушение принципа презумпции невиновности

Что в новом обвинительном акте, что в приговоре ножа во время всего произошедшего той ночью у бара "Чукотка" как будто и не было. И прокурор и сторона потерпевших настаивали на исключении ножа из материалов дела, как недопустимого доказательства. Что и было сделано судом.

«...Поскольку нож приобщен к материалам дела в качестве вещественного доказательства с грубым нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, подлежит признанию недопустимым доказательством и исключению из числа доказательств...», - сказано в приговоре.

Здесь А.Мусина отмечает, что нож был изъят у Кузнецова на месте происшествия. И, несмотря на отсутствие соответствующего протокола, следователь Касымбаев в суде этот факт подтвердил. Следователь Жаримбетов подтвердил в суде, что нож ему передал следователь Касымбаев, и он его сдал в камеру хранения, назначил криминалистическую экспертизу, приобщил к материалам уголовного дела. Постановление о приобщении имеется, криминалистическое исследование ножа имеется. То, что эксперт-криминалист Жанбырбаева допустила грубейшее нарушение, не дав заключение по трасологии ножа, не вина подсудимого Кузнецова А.

Версия прокурора о том, что Кузнецов с целью избежания уголовной ответственности выдумал версию о нападении на него с ножом, и для ее подтверждения стал показывать собравшимся на месте происшествия свидетелям имевшийся при себе нож, предварительно порезав палец правой руки, по мнению Мусиной, несостоятельна:

"Во-первых, Кузнецов стал кричать «нож, нож» еще до того, как нанес удары Мураткалиеву С. Как же мог Кузнецов заранее предполагать трагическую смерть Мураткалиева С. и заранее выдумать версию с ножом. Во-вторых, доводы прокурора о том, что Кузнецов предварительно порезал себе палец правой руки никак не согласуются с материалами досудебного расследования. Кроме того, с логической точки зрения, если даже предполагать, что Кузнецов А. вытащил откуда-то нож и умышленно порезал себе палец, то он постарался бы оставить следы своей крови на лезвии ножа, чтобы эту версию подтвердить, и контролировал бы, чтобы нож был изъят и упакован как следует", - из речи адвоката Кузнецова в прениях.

В приговоре помимо ножа, как вещественного доказательства, из материалов исключена и видеозапись допроса Фролова следователем. Причина - отсутствие протокола этой записи. Эту меру А.Мусина считает незаконной.

- Исключение судом из доказательств видео допроса Фролова Е. по причине, что следователь в нарушение требований УПК РК не составил письменный протокол к видео допросу считаю незаконным, с явной заинтересованностью суда в исходе дела. Так как Фролов Е. просматривал видео в суде и подтвердил, что он проводился, следователь Курбанов, проводивший видео допрос пояснил суду причину не составления письменного протокола: «Не знал, что надо составлять письменный протокол, так как начал работать следователем в конце февраля - в начале марта 2015 года (т.е. его первое дело), никто об этом мне не говорил». А подсудимый не виноват в том, что органы следствия при собирании доказательств против него допустили нарушения составления процессуальных документов. (К слову, если бы видео допрос был бы не в пользу подсудимого Кузнецова А., и защита подсудимого просила бы исключить его из числа доказательств, суд бы наоборот отказал нам в его исключении). Принцип: все сомнения толкуются в пользу подсудимого нарушен судом, - отмечает А.Мусина.

Это не все выкладки из приговора и не все комментарии. Как известно, защита Кузнецова намерена подать кассационную жалобу на приговор.

Ирина Капитанова

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код