Государство, право и религия: зарубежный опыт и казахстанские реалии

Государство, право и религия: зарубежный опыт и казахстанские реалии

Государство, право и религия: зарубежный опыт
и казахстанские реалии

Правовой статус религиозных организаций и верующих, в котором всегда выделялись только обязанности и запреты, не вызывал интереса среди исследователей. Еще 10-15 лет назад невозможно было представить появление религиозной организации в суде или штатного юриста в религиозной организации.

Р. Подопригора, заведующий кафедрой академии юриспруденции - высшей школы права "Адилет", кандидат юридических наук

Государство, право и религия: зарубежный опыт


и казахстанские реалии

Правовой статус религиозных организаций и верующих, в котором всегда выделялись только обязанности и запреты, не вызывал интереса среди исследователей. Еще 10-15 лет назад невозможно было представить появление религиозной организации в суде или штатного юриста в религиозной организации.

В современных правовых исследованиях, правоприменительной практике очень редко встречается упоминание о религии или религиозных организациях. И это вполне объяснимо. Еще совсем недавно верующие и религиозные объединения рассматривались как нечто чужеродное, временное и бесполезное для существующего социального порядка. Такая временность и бесполезность сказывалась в полной мере и на их правовом статусе. Все, что связано с религией находилось как бы вне правового поля.

Ситуация изменилась после крушения социалистической системы. Процессы либерализации, демократизации общественной жизни затронули и религиозную сферу. Верующие и религиозные объединения получили долгожданные права, освободились от безмерного государственного контроля. Религиозные организации стали упоминаться в нормативных правовых актах, признаваться юридическими лицами. Обычной практикой стали контакты государственных деятелей и религиозных служителей, посещение руководителями страны культовых зданий, освящение общественно-политических мероприятий.

Однако, казалось бы, очевидные изменения не повлияли принципиально на роль и положение религии в казахстанском государстве и обществе. Она по-прежнему остается частным делом, практически не проявляет себя в политической, правовой или идеологической плоскости, что не удивительно, учитывая религиозные традиции и принципы государственно-конфессиональных отношений в стране, уровень религиозности населения, реальные возможности религиозных объединений.

Но Казахстан не единственный пример с преимущественно "частным" статусом религии и религиозных организаций. Похожая ситуация существует и в иных государствах, включая и большинство постсоветских. Вместе с тем, в современных государствах наблюдаются и другие подходы в государственно-конфессиональной сфере, в том числе такие, когда религиозные институты играют значительную роль в политико-правовой жизни.

Самым ярким доказательством является существование религиозных по своей сути государств, в которых религиозная составляющая определяет политический режим - теократию. Таких государств в современном мире не так много: одна монархия - королевство Саудовская Аравия и одна республика - Исламская Республика Иран(1).

Государственная, общественная и личная жизнь в этих странах пронизана в большой степени религиозными нормами и религиозным сознанием. Коран и сунна объявлены действующей конституцией в основном правительственном законе Саудовской Аравии. В соответствии с конституцией Исламской Республики Иран все гражданские, уголовные, финансовые, экономические, административные, культурные, военные, политические и другие законы и установления должны быть основаны на исламских нормах, и данное положение является приоритетным по отношению к другим статьям конституции. Определяющим в решении различных вопросов государственной и общественной жизни является мнение духовенства, которое практически использует государственные и правовые институты в своих целях.

Важность религии многие страны подчеркивают различными способами. Одни закрепляют в конституциях государственный (официальный) статус конкретной религии, например, около 25 стран объявляют ислам государственной или официальной религией - причем некоторые государства даже в названии показывают связь с религией (Исламская Республика Пакистан, Исламская Республика Мавритания, Федеральная Исламская Республики Коморские Острова). Но роль и значение ислама в этих странах иное, чем в Иране или Саудовской Аравии.

Другие страны, не закрепляя государственного статуса религии, содержат в конституциях или законодательстве положения о ее поддержке. В конституции Таиланда зафиксировано, что правительство осуществляет патронаж и защиту буддизма и других религий, а по конституции Аргентины государство поддерживает Римско-католическую церковь.

Есть страны, которые просто отражают религиозные характеристики в своих правовых источниках. Преамбула основного закона Федеративной Республики Германии говорит об ответственности германского народа перед Богом, а конституция Ирландии начинается со слов "во имя Пресвятой Троицы".

В некоторых европейских странах с их отношением к религиозным свободам, не позволяющим говорить о государственной религии, имеются государственные церкви: англиканская церковь в Англии, лютеранская и православная в Финляндии, лютеранская в Дании, Норвегии, Исландии, пресвитерианская в Шотландии, православная в Греции. Государственная церковь в большой степени зависит от государства, несмотря на ее стремление во всех странах к независимости. Вопросы церковного устройства и управления, финансирования церкви и религиозного образования государство считает и своим делом и активно ими занимается. Церковь является как бы частью государственного аппарата в отличие от других стран, где она, как правило, часть негосударственного сектора. Служители церкви являются государственными служащими и представлены в различных государственных органах.

Во многих странах, в том числе и тех, где религиозные организации отделены от государства, религиозные служители представлены в публичных институтах: школах, госпиталях, вооруженных силах, пенитенциарной системе. Президент, депутаты, члены правительства в одних государствах приносят присягу на религиозных книгах, в других нормальным выглядит должность капеллана в аппарате парламента.

Не менее ярким доказательством влияния религии на политико-правовую действительность является существование религиозных правовых систем: индусского, иудейского, канонического, мусульманского права. Ученые-компаративисты и прошлого, и настоящего разделяют даже правовые системы стран по критерию религиозной ориентации. Авторы энциклопедического справочника по правовым системам современности в 67 из 103 стран указывают, что конфессиональный состав населения влияет на характер национальной правовой системы(2). По мнению других ученых, даже существующие фундаментальные акты по правам человека испытали религиозное влияние. Так, учение Ж. Маритена, виднейшего представителя неотомизма - доктрины естественного права - явилось одной из концепций, идейно подготовившей разработку Всеобщей декларации прав человека(3).

Сегодня трудно найти страну, где ориентируются только на религиозное право. Практически везде, в общем объеме правовых норм, выделяются не те, которые записаны в религиозных источниках и по принципу имеют божественное происхождение, а сотворены законодательными, исполнительными или иными государственными органами. Это характерно даже для стран, где применяется мусульманское право - наиболее часто встречающаяся религиозно-правовая система современности. Другое дело, что при толковании или применении светских норм нередко устанавливается необходимость руководствоваться и религиозными нормами и религиозным правосознанием.

Не только религиозное право, но и религиозное судопроизводство характеризует правовую систему некоторых стран мира. Наряду с государственными судами в них существуют религиозные: шариатские и раввинатские, церковные трибуналы и др. Справедливости ради надо сказать, что их компетенцию определяет государство, и, как правило, решения религиозных судов могут быть пересмотрены судами светскими.

Существование религиозных судов не означает, что светские суды не могут рассматривать дела, где в том или ином качестве присутствует религиозный фактор. Религиозные организации, являясь крупными собственниками, работодателями, участниками коммерческой деятельности, постоянно вступают в различные правоотношения, споры по которым рассматриваются в обычном порядке. Кроме того, граждане активно обращаются в светские суды, защищая свои религиозные права и свободы.

Для казахстанского юриста будет несколько удивительно читать о спорах в религиозной сфере, рассматриваемых судами других стран. В США родители - члены религиозной общины амишей доказали в Верховном суде, что они по своим религиозным убеждениям имеют право не отправлять своих детей в старшие классы общеобразовательной школы (high school). В Германии суд признал право католического госпиталя уволить работника, который высказывался за право женщины на аборт, а в Зимбабве суд установил, что работодатель не имеет право отказывать кандидату - члену организации растафари(4) в приеме на должность юриста по причине его прически, состоящей из многочисленных косичек, поскольку это нарушает его права на свободу совести. В Израиле истец танцовщица живота победила в споре с религиозными властями, которые рекомендовали отелям отказаться от ее представлений, считая, что оскорбляются религиозные чувства верующих. В Австрии конституционный суд решил, что мусульманин имел право без предварительной анестезии зарезать животное, поскольку это часть религиозного ритуала. Во Франции было признанным правомерным наказание для учительницы, открыто носящей крестик, равно как для учениц, отказавшихся снять паранджу во время занятий по физкультуре. В ряде стран суды вынуждены решать, является ли употребление наркотиков частью религиозной церемонии и следует ли освобождать на этом основании от наказания. Можно упомянуть и суровые разбирательства шариатских судов. Один из последних случаев, вызвавших общенациональное и международное звучание - вынесение шариатским судом в Нигерии смертного приговора женщине, родившей ребенка вне брака.

Граждане и религиозные организации не боятся обращаться в международные судебные органы против своих государств, которые осуждают своих граждан за прозелитизм, вмешиваются в вопросы церковного управления, отказываются регистрировать религиозные структуры и т.д. В международной судебной практике также имеются удивительные, с нашей точки зрения, разбирательства.

В одном из дел греческие власти были признаны Европейским судом по правам человека виновными в наказании учеников школы, отказавшихся по религиозным убеждениям участвовать в параде памяти начала войны с Италией. В другом деле Европейская комиссия по правам человека отклонила требования родителей, считавших, что законы Швеции, запрещающие применять телесные наказания к детям, противоречат их религиозным убеждениям. В деле, где ответчиком была Великобритания, та же комиссия отклонила требования сикха, который утверждал, что закон об обязательном ношении мотоциклетного шлема нарушает его религиозные права.

Заметим, что и на постсоветском пространстве появились дела, которые трудно было представить еще несколько лет назад. В России большой резонанс вызвал спор жительниц Татарстана и органов внутренних дел в связи с отказом последних принимать фотографию личности в платке для паспорта. Верующие мотивировали свое желание фотографироваться таким образом религиозными нормами и традициями, что пока не нашло поддержку в суде.

Религиозные организации выполняют не только судебные, но и административные функции, делегированные им государством. Наиболее известной является регистрация браков. Кроме того, они могут заниматься ведением актов гражданского состояния, осуществлением нотариальных действий. Раввинаты в Израиле выдают лицензии на приготовление кошерной пищи. В Иране и Саудовской Аравии существуют специальные полицейские органы, которые надзирают за соблюдением религиозных норм гражданами страны. В Иране подразделения такой полиции недавно были созданы в университетах, которые, по мнению духовных лидеров, наиболее удобные места для вольнодумства, а в Саудовской Аравии власти вынуждены издать специальные инструкции для религиозной полиции, поскольку ее сотрудники очень произвольно трактуют положения ислама.

Приведенные и многие другие примеры показывают вовлеченность религии и религиозных организаций в государственно-правовую материю многих современных стран.

Иная ситуация в законодательстве и в правоприменительной практике сложилась в Казахстане. Законодательство, упоминая религиозные объединения, практически не учитывает их особенности. Отсюда многочисленные трудности в регистрации, определении правового режима деятельности и организационно-правовой формы религиозных образований, имеющих собственные нормы и системы управления, порой складывающиеся веками, и плохо согласующихся с казахстанским законодательством.

Религиозные объединения и верующих по-прежнему редко встретишь в суде, особенно в качестве истцов.

Категорично светский характер государства, уровень религиозности населения, политика государства в сфере религии вряд ли приведут к серьезному изменению положения религии в обществе. И в этом ничего страшного нет: в каждой стране складывается свои религиозная ситуация и государственно-конфессиональные отношения. Общемировой тенденцией является секуляризация - освобождение социальных институтов и отношений от влияния религии. Трудно найти обоснованные доводы для введения в Казахстане мусульманского права и шариатских судов или необходимости христианских партий и штатных капелланов в Вооруженных Силах.

Во многих странах верующие могут бороться с такими проявлениями, не всегда, кстати, выходя победителем в спорах с государством, которое должно заботиться не только о религиозных правах, но и об общественном порядке и безопасности, правах других граждан. В Казахстане с учетом сложившейся правовой культуры, генетической боязни религиозными людьми государственных институтов и традиционным неверием, что государство может их защитить, агрессивная и неделикатная государственная политика приведет к отчуждению государства, верующих и религиозных организаций, хорошо знакомому по советскому периоду истории. Хотя большинство верующих и религиозных организаций законопослушны, обладают позитивным социальным потенциалом и при грамотной государственной политике могут принести пользу и обществу и государству, о чем свидетельствует и богатый зарубежный опыт.

Безусловно, нельзя отрицать факта, что религия может использоваться и в неблаговидных целях. Но в демократическом, мультиэтническом и мультирелигиозном государстве различают отношение к убеждениям и к практике на основе этих убеждений. Задача такого государства - не определять хорошие или плохие религии, традиционные или нетрадиционные религиозные организации, а реагировать на противоправную деятельность любого социального образования. Но об этом в следующий раз.

_________________________________________________________________________

1. Уникальное место среди современных государств занимает государство-церковь Ватикан

2. Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник / Отв. ред. - д.ю.н. проф. А.Я. Сухарев. М.: Изд-во НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА М), 2000. Вызывают, однако, удивление конкретные примеры. Например, к числу стран с влиянием конфессионального состава населения отнесены Азербайджан, Кыргызстан, Казахстан - страны, где влияние религии на право незначительно либо вообще отсутствует и, наоборот, в числе стран с конфессиональным влиянием не указаны Великобритания, Греция, Израиль, Финляндия, где религиозные традиции очень сильны, и более того церковное право является частью системы права страны

3. История политических и правовых учений: Учебник / Под ред. О.Э. Лейста. - М.: ИКД "Зерцало-М", 2001. С.644, 646.

4. Религиозное движение, зародившееся на Ямайке в ХХ веке и распространенное сегодня в Африке, Америке, Европе

Р. Подопригора, заведующий кафедрой академии юриспруденции - высшей школы права "Адилет", кандидат юридических наук

Врезка

Религиозные суды рассматривают дела представителей своих религиозных сообществ, связанные преимущественно с так называемым личным статусом: браки, разводы, алименты, опекунство, наследство. Хотя в отдельных случаях их компетенция распространяется на уголовные дела, трудовые и корпоративные споры. В одной и той же стране на разных территориях может действовать религиозная или светская юрисдикция.

Врезка

Судебная практика в Казахстане большей частью связана с наказанием за деятельность незарегистрированных религиозных организаций, спорами об отказах в регистрации религиозных объединений, привлечением к ответственности членов радикальных религиозно-политических формирований.

Врезка

Вместе с тем, настораживает то, что до сих пор сохраняются штампы и стереотипы по отношению к верующим и их ассоциациям, поверхностные представления о религии, факты веронетерпимости и оскорбления религиозных чувств. Особенно опасно, когда подобные проявления наблюдаются в деятельности государственных органов. Отдельные работники нередко в отношениях с верующими и их организациями представляют себя истиной в последней инстанции, знающими, во что и как верить гражданам, какие религиозные объединения могут находиться в стране, а какие нет.










zkadm
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления