Медиация - не конкурент судам, она их помощник /Светлана Романовская/

Zakon.kz Zakon.kz

Светлана Романовская родилась 11 июня 1967 года в Новосибирской области РФ.  Кандидат юридических наук, председатель правления Национальной лиги потребителей Казахстана, президент Ассоциации предприятий безупречного бизнеса, тренер-контрактер международного фонда «Каунтерпарт Консорциум», председатель правления РОО «Лига обучающих тренеров». Член Национального совета при Президенте РК, учредитель Конфедерации неправительственных организаций, Ассоциации некоммерческих организаций, соучредитель Общественного фонда «TransparencyKazakhstan». Представитель Зеркального комитета Всемирного ISO по присвоению ISO 26000 «Социально Ответственный Бизнес», посредник в разрешении конфликтов Санкт-Петербургского государственного университета, международных конфликтов Института исследований и разрешении конфликтов (CR). Возглавляет партийную ячейку первого округа г. Алматы, член Республиканского бюро политсовета партии «НурОтан», член Общественной палаты при Мажилисе  Парламента РК.

Медиация – не конкурент судам, она их помощник

 

Медиация - не конкурент судам, она их помощник /Светлана Романовская/Светлана Романовская родилась 11 июня 1967 года в Новосибирской области РФ.  Кандидат юридических наук, председатель правления Национальной лиги потребителей Казахстана, президент Ассоциации предприятий безупречного бизнеса, тренер-контрактер международного фонда «Каунтерпарт Консорциум», председатель правления РОО «Лига обучающих тренеров». Член Национального совета при Президенте РК, учредитель Конфедерации неправительственных организаций, Ассоциации некоммерческих организаций, соучредитель Общественного фонда «TransparencyKazakhstan». Представитель Зеркального комитета Всемирного ISO по присвоению ISO 26000 «Социально Ответственный Бизнес», посредник в разрешении конфликтов Санкт-Петербургского государственного университета, международных конфликтов Института исследований и разрешении конфликтов (CR). Возглавляет партийную ячейку первого округа г. Алматы, член Республиканского бюро политсовета партии «НурОтан», член Общественной палаты при Мажилисе  Парламента РК.

В 1989 году окончила Институт народного хозяйства по специальности «организатор управления торговли», в 1991-м – Академию народного хозяйства по специальности «экономика и бухгалтерский учет», в 1996-м – Высшую школу права «Адилет» по специальности «правоведение», в 2005 году – Санкт-Петербургский государственный университет по  специальности  «медиатор», «СEDR» CentreforEffektiveDisputeResolution, London по специальности «медиатор международного класса» (Центр эффективного разрешения споров).

Трудовую деятельность начала в 1984 году заведующей организацией и управлением оптовой и розничной торговли в Ауэзовскомрайпищеторге Алма-Аты.  С 1991 по 1994 год – главный бухгалтер и руководитель ТОО «Шарт-7». С 1994 по 1996 год – вице-президент общественного объединения юристов «Правовая инициатива». Работала доцентом кафедры гражданского права Высшей школы права «Адилет». 

С 1995-го по 2004 год прошла обучение в Хорватии, Чехии, ЮАР, Италии и других странах по темам: «Управление проектами», «Управление рисками», «Разработка PR-стратегии», «Посредничество в разрешении конфликтов», «Фандрайзинг для развития», «Международные стандарты финансовой отчетности», «Потребительская политика и консультирование потребителей», «Права человека: новое знание», «Управление человеческими ресурсами», «Актуальные вопросы коммерческого законодательства в РК и практика его применения», «Разработка и написание некоммерческих проектов», «Методы предупреждения и разрешения конфликтов», «Эдвокаси», «Развитие ассоциации» и так далее. Также проходила обучение в Международном арбитражном суде в Венгрии, является третейским судьей по казахстанскому законодательству в международных судах.

Романовская автор методического пособия для преподавателей и учебных заведений «ПГВС Закона прав потребителей», адаптированного в 28 странах мира, более десяти книг, учебной литературы, справочников. Принимала участие в разработке свыше 20 нормативных правовых актов, в том числе законов о защите прав потребителей, о медиации и поправок в Конституцию.

Награждена юбилейной медалью «ҚазақстанКонституциясына 10 жыл», памятной медалью «Женщина года-2007» Американского биографического института за выдающийся вклад и профессиональные достижения, Национальной премией общественного признания достижений женщин Казахстана «Ажар».

 

Беседу ведет Торгын НУРСЕИТОВА

 

штрихи к портрету Светланы Романовской

Сильная личность. Отличница. С детства привыкла быть первой во всем.  Уверенная в себе, самодостаточная. Красивая. Интересная собеседница. Имеет четыре высших образования.

Круг общения очень широкий. Считает себя счастливым человеком, имеет много хороших и преданных друзей. В бизнесе крутиться не желает, предпочитает живую работу с людьми.

Внесла огромный вклад в принятие законов об обязательном потребительском образовании и о медиации. По ее мнению, эти законы изменят качество жизни казахстанцев. Президент страны и простые люди говорят ей «спасибо». Профессиональный фасилитатор. Провела более 360 тренингов, около 20 конференций, 30 круглых столов, учредила пресс-центр «Диалог».

Основной жизненный принцип – быть честной, искренней, открытой. 

Любит поэзию, музыку, живопись, творческие выставки, путешествие, готовит, знает и европейскую, и восточную кухни. Вредных привычек не имеет. Старается не общаться с нытиками. Терпеть не может вранья, измены.

Фанат элегантной обуви, сумок и платков.

Во время отпуска сочетает полезное с приятным.

Крещеная. Читает Библию, ходит в церковь, держит пост. 

На судьбу не жалуется, живет в достатке, а было время, когда мыла полы и продавала молоко.  Достигла в этой жизни многого, причем своими силами.

От жизни ждет новых перспектив, выхода на международный уровень, выбора в Мажилис и еще много чего.

Мечтает пристраститься к спорту, выучить в совершенстве казахский и английский языки.

Имеет трех прекрасных сыновей.

 

– Светлана, насколько я знаю, Вы родились в Новосибирской области. Как оказались в Казахстане? 

– Мы приехали в Алма-Ату вместе с мамой к отчиму, когда я еще была маленькой. Мой родной отец был летчиком-испытателем, он погиб, когда мне было всего шесть месяцев. Я была пятая в семье, старше меня были три брата и сестра. У всех моих сверстников были папы, а у меня не было, и когда настала пора идти в школу, я сказала, что не пойду в школу до тех пор, пока мама не выйдет замуж. И так получилось, что отчима я сама привела в семью. Я вышла погулять и увидела мужчину, который сидел на лавочке. Я подошла к нему и спросила, у тебя есть семья? Он ответил нет. Я говорю, пойдем, будешь моим папой. Он оказался алмаатинцем и, таким образом, мы из Сибири переехали в Алма-Ату, да так и остались здесь. Правда, позже мама уехала обратно в Сибирь, для нее здесь был не климат, у нее было высокое давление. Удерживать ее из-за своей прихоти мне не хотелось. Мне хотелось, чтобы она дольше жила, не сидела на таблетках, чтобы жизнь у нее была нормальной, полноценной, поэтому я ее отпустила и с 18 лет осталась одна и полагаюсь только на  себя. Родственников здесь нет, кроме моей семьи.

 

– Почему Светлана Савченко стала Светланой Романовской?

– Романовская – моя девичья фамилия, я ее возродила. Савченко я была по третьему мужу. Я три раза выходила замуж, рожала сына и каждый раз думала, что это на всю жизнь, меняла фамилию, а получалось, что жила с мужем семь-восемь лет, затем разводилась. Когда мой старшенький женился, я подумала, чьих внуков я буду нянчить, если воспитываю детей сама? Теперь знаю, чьих. Своих. Это был очень сложный психологический шаг, я не могла решиться на него достаточно долго. Когда меняла фамилию, куда только не ходила, у кого только не спрашивала. И мне все сказали, что для  казахов возрождение фамилии отца – великое дело, тем более если объединишь этой фамилией троих своих сыновей. Это мужской поступок, сказали мне, и я уверенно поменяла.

 

– Можно спросить, по каким причинам разводились? Но если не хотите, можете не отвечать.

– Нет, почему же, я из этого не делаю никакого секрета. Причина в основном была  одна –  предательство, обман. Я не терплю, когда мне врут, я очень серьезно отношусь к семье и отношениям в семье, между мужем и женой, между родителями и детьми. Я сама никогда никого не обманываю, с детства не умею врать и того же требую от мужчин. Оказывается, мужчины по сути своей существа полигамные, однако в моем случае недоразумения с мужьями были связаны не только с какими-то похождениями, но и с финансовыми проблемами. Про первого мужа не хочу говорить, а второй из-за своих финансовых проблем поставил под удар всю нашу семью, оставив меня  с двумя детьми, и даже контактный свой телефон мне не давал. Для меня это было очень унизительно, оскорбительно, больно, ведь я  очень любила его. Квартиру нашу забрали за долги, и я с детьми осталась на улице, без крова, без одежды, без еды. Одному тогда было 11 лет, другому 1,5 года, представляете?

Третий муж, когда я родила от него ребенка, воспользовавшись этим, куда-то дел мои деньги, которые я сама заработала, у меня был большой контракт. С ним мы тоже расходились очень тяжело. Я не могла понять, как так, я умная женщина, а со мной вот так  поступили. Значит, я дура. Если честно, я и к психоаналитику ходила, брала какие-то кассеты, читала, внушала себе, что я все смогу, я это переживу, что у меня нервы, как сталь... Каждый день слушала этот настрой. То есть разводы для меня никогда не были капризом, они всегда были для меня, как смерть – рвали сердце, душу. Это всегда были слезы, душевный надрыв, я всегда долго не могла прийти в себя. Но, тем не менее, я не жалею об этом. Я иногда думаю, как человеческое сердце может это все выдержать. Мне было до такой степени больно, что казалось, сердце разлетится на части. Но человек, оказывается, выживает и идет дальше. Думаю, я все это вынесла благодаря своим деткам. Конечно, нелегко воспитывать троих мальчиков, они очень разные по возрасту, характеру, темпераменту, но сейчас уже намного легче. Старший сын Гриша воспитывает младших братишек, они его слушаются, подчиняются ему, так что самое трудное, думаю, уже, даст Бог, позади. А вот когда я была моложе, меня охватывал такой ужас, страх, я боялась, что не смогу справиться с сыновьями, ведь это очень большая ответственность – растить сыновей. Слава Богу, Грише сейчас 26 лет, он женился в прошлом году. Второй, Эдик, учится в 11 классе, занимается спортом, изучает иностранные языки, мечтает стать строителем. Третьему, Васечке, семь лет. Но ни с одним своим мужем я не расходилась до тех пор, пока поведение мужа не влияло на мою физическую или экономическую безопасность и безопасность детей.

 

– Вы со своими бывшими мужьями общаетесь? Не пытаются ли снова наладить с Вами отношения?

– Третий муж каждый день ходит к своему сыну Васе. Он его забирает, они ходят в зоопарк,  кино, он любит за ним наблюдать, и вообще они очень привязаны друг к другу. Он не настаивает на том, чтобы мы опять сошлись, и у меня при виде него уже не екает в груди. Я его простила и отпустила.

 

– У Вас не возникало желания переехать в Россию, на свою историческую родину?

Туда, где родилась, я никогда не хотела переезжать. Я с 14 лет в Казахстане, и в России не уживусь, у меня другая ментальность, другое отношение к людям, к жизни. В Казахстане люди более открытые, более любящие жизнь, людей, более душевные, а в России более закрытые, жесткие. Я уже не могу без Казахстана и даже представить не могу, что буду жить в какой-то другой стране, меня здесь все устраивает, все радует – и люди, и отношения, и все другое. Вообще, я считаю,  Казахстан – страна больших возможностей. Если человек профессионал, знает, к чему стремится, то он обязательно добьется своего, для этого у нас есть все условия. Да, в Москве есть координационный совет при секретариате СНГ и там мне предлагали возглавить участок работы, связанный с международным сотрудничеством, но я не захотела уезжать туда.

 

– Для многих женщин Вы являетесь эталоном, образцом, на который надо равняться. Вы достигли общественного положения, вырастили замечательных сыновей, Ваши должности не умещаются на одной странице, Вы – член либо руководитель каких-то компаний, общественных  объединений, организаций, конфедераций, советов, фондов, партии и так далее. Это просто немыслимо, как Вы все это успеваете?

– Двадцать лет назад я прошла тренинг «Тайм менеджмент». Это  управление временем. Я научилась профессионально ставить перед собой цели, заниматься стратегическим планированием, выстраивать приоритеты и благодаря этому добиваюсь того, чего хочу. Вот сейчас я переписываю учебник для студентов вузов, выпускаю журнал BR, «Вестник медиатора», каждый месяц веду тренинги. Для меня все важно.

С другой стороны, если мы заявляем себя как Национальная лига потребителей Казахстана, которая фактически оценивает качество работы других, то мы сами должны быть эталоном этого всего. А для этого надо правильно управлять временем и расставлять приоритеты. Если человек знает, ради чего ему надо вставать каждый день в шесть утра и делать то-то, то он это делает легко, ему не надо себя заставлять. И каждый раз надо отслеживать, что сделано, а что нет, насколько качество твоей жизни улучшилось в связи с тем,  что ты это направление сделал приоритетным. Может, стоит рассмотреть это по-другому.

Когда я работала над кандидатской, я взяла тему – правовая культура личности в гражданском обществе. Мне сказали, почему не берешь защиту прав потребителей, мол, человек работал в некоммерческом секторе и вон как замахнулся… А я защищалась около трех часов, верите? Мне было что сказать, я постоянно размышляю над тем, как сделать так, чтобы человек осознал, что качество окружающего мира зависит только от него. Кстати, сто процентов из того, что я предлагала в кандидатской диссертации, уже отражено в нормативной правовой базе. Далее. В Законе о защите прав потребителей я обосновала, что необходим госорган, который бы формировал политику в сфере прав потребителей, внедрение обязательного потребительского образования в школах, вузах, ПТУ. Когда люди будут делать осознанный выбор своими деньгами, они почистят рынок от недобросовестных предпринимателей. Они будут знать, чего хотят, как стопроцентно удовлетворить свою потребительскую надобность, от чего это зависит. Легко и просто. И не надо будет нам никаких проверяющих, если человек сам будет делать осознанный выбор. Зачем тогда нужны проверяющие? Знаете, чем американские потребители отличаются от казахстанских?

– Чем?

– У них активная гражданская позиция. Если ему общество прав потребителей сказало, не ходите в этот магазин, потому что вас обманывают, и объяснило, в чем именно обманывают, они будут ездить за 50 км, но в этот магазин не пойдут, и он разорится. А наши тратят деньги почем зря, поэтому в Турцию у нас путевки в три раза дороже, чем в какой-либо другой стране. Мы бездумно тратим деньги, балуем других, у нас цены необоснованные, и к нам относятся как к людям, не знающим цену деньгам. Иностранцы имеют с нас, казахстанцев, гораздо больше прибыли, чем, допустим, с россиян, украинцев, у них путевки в ту же Турцию в три раза дешевле, чем у нас. В три раза! И только оттого, что мы позволяем так себя вести. Мы слишком толерантны. Толерантность должна быть до определенного уровня, а потом это глупость. Во всем мире деньги воспринимают не просто как деньги, а как возможность получить на них максимум удовольствий, радости, а у нас…  У нас почему-то защиту прав потребителей все понимают как купи-продай.Ничего подобного! Защита прав потребителей – это качество, безопасность всей нашей жизни. Сюда относится система и здравоохранения, и образования и вообще все, что нас окружает. Даже если мы за это не платим денег, а за нас платит государство, все равно это должно быть хорошего качества, соответствовать определенным стандартам. А стандарты нам необходимы прежде всего для безопасности.

 

– Можно более подробно, какую пользу приносит обществу Национальная  лига потребителей Казахстана?

Лига потребителей много работает над разными стандартами, разработкой законопроектов. Фактически ни один стандарт, касающийся потребителей, не внедряется  в жизнь без нашей подписи. Благодаря нам разработан новый Закон о защите прав потребителей, где предусмотрено обязательное потребительское образование в школах, вузах, ПТУ. Мы первые в мире написали учебник для студентов вузов по этому вопросу, никто в мире не думал по поводу того, что надо обучать специалистов в сфере прав потребителей. И этот учебник адаптирован в 28 странах в рамках Всемирной ассоциации  потребителей. Мы собираем по миру все лучшее и привозим в Казахстан: новые технологии, взаимодействия людей, некоммерческих организаций, госорганов. Мы добились этого своим профессионализмом, скрупулезностью, планомерной работой, через потребительское образование мы формируем в человеке активную гражданскую позицию.

Почему человек ничего не делает, не предпринимает в случае ущемления своих прав? Потому что боится, что будет наказан, если сделает какой-нибудь неправильный ход, поэтому его надо учить, показывать, как это надо делать. Что такое право?

Право заканчивается возле кончика носа другого человека, и рамки нам необходимы для того, чтобы  не трогать кончика носа другого человека. Поэтому мы обучаем, как, не трогая кончика носа другого человека, двигаться вперед, развиваться, достигать поставленных целей, решать вопросы, влияющие на  улучшение качества жизни конкретного человека, семьи, организации и государства в целом. Поверьте, польза от Лиги потребителей не опосредованная, она вполне осязаемая, об этом говорит тот факт, что на телефоны горячей линии, на наш сайт каждый месяц поступает более тысячи разного рода вопросов, ответы на которые дают возможность человеку разрешить конфликт, не доводя дело до суда. Причем это касается только физических лиц, так как защита прав потребителей – это защита именно физлиц, человека.

 

– Если не ошибаюсь, в свое время стоял вопрос, нужен ли нам Закон о защите прав потребителей или не нужен…

– Да, такой вопрос действительно стоял. Один из известных предпринимателей, не буду называть его фамилию, был против. Он говорил, что есть Гражданский кодекс, им и надо руководствоваться. Я говорю, никогда Гражданским кодексом взаимоотношения предпринимателя и потребителя рассматривать нельзя. По двум причинам.

Первая: потребитель – не организация, у него бюджет ограничен, он не может каждый день покупать стиральную машину, мебель и так далее, если они плохого качества. Вторая: он не может быть специалистом во всех сферах, его легко обмануть. Откуда он, к примеру, знает, почему не работает новый компьютер, купленный в магазине? А предприниматель обязан быть специалистом в той сфере товара и услуг, которые он предоставляет потребителю, и знать, почему купленный в его магазине компьютер не работает. Он не должен вводить в заблуждение потребителя по поводу свойств реализуемого товара, так как он зарабатывает деньги. Мы объясняем человеку, как надо вести себя в рамках закона, для того чтобы разрешить конфликтную ситуацию в досудебном порядке, и он разрешает. Мало того, мы сейчас предоставляем медиаторов, благодаря чему почти сто процентов дел не доводится до суда. У нас всего одно-два дела в суде, остальные решаются во внесудебном, либо в претензионном, либо в медиационном порядке. К слову, в Национальную лигу потребителей может вступить любой человек и защищать при необходимости свои потребительские права. В течение года члены лиги имеют право на бесплатную юридическую консультацию.

Одним из наших главных достижений, благодаря которому удается оказывать конкретную помощь потребителям, является принятие законов о защите прав потребителей и о медиации, а также внесение соответствующих  поправок в Конституцию. Также мы разрабатываем учебник по предмету «Практике –  теоретические аспекты в сфере защиты прав потребителя» в вузах. В школах этот предмет будет называться «Основы потребительских знаний», который будет внедрен в перспективе. На базе крупных вузов мы создаем общество прав потребителей, которые наводят порядок  в первую очередь у себя в поликлинике, общежитии, в своей столовой и занимаются потребительскими исследованиями. Спасибо ректорам, многие из них пошли на это, не боясь еще одного надзирающего «ока».

Хочу особо подчеркнуть, что без защиты прав потребителей, без грамотного потребителя никогда не будет конкурентоспособного предпринимателя. Как говорится, дитя не плачет, мать не разумеет.

 

– Один из принципов или девизов Национальной лиги потребителей звучит так: «Грамотный потребитель – ответственный продавец». Как этот принцип реализуется сегодня в Казахстане?

– Через взаимопонимание и взаимодействие. Мы начали формировать хотя бы вкусы потребителей. Есть люди, которые всю жизнь покупают одну и ту же колбасу, хотя есть масса других видов. Мы открыли центр независимых потребительских исследований, единственный в Центральной Азии, дегустируем товары, а после отправляем в СЭС, где идет проверка на безопасность и на соответствие  стандартам и информации, которая нанесена либо на этикетке, либо на упаковке. Кроме того, всю неделю на сайте проводим потребительские опросы. Нам рассказывают, нравится – не нравится, что нравится, а что не нравится. Мы оцениваем победителей, подводим общие итоги и на безвозмездной основе присваиваем народный знак качества «Безупречно».

 

– Что он дает?

– Во-первых, мы продвигаем этот товар с той целью, чтобы люди не разочаровывались, чтобы знали, что цена и качество действительно достойны того, чтобы их  приобретали. Хочу обратить ваше внимание – это не коммерческий проект. Мало того, с крупными торговыми сетями мы договорились по поводу  полок безупречных товаров. Вам не надо будет искать победителей по качеству того или иного товара, вы зайдете в магазин и увидите полки безупречных товаров,  которым присвоен народный знак качества.

А на худшие товары, несоответствующие стандартам или содержащие в себе  опасные компоненты, подаем иск от неопределенного круга потребителей с просьбой запретить эти товары на территории Казахстана. Вот сейчас, например, к нам с 2007 года завозятся и реализуются автомобили, а необходимого дизельного топлива для их заправки нет. Там нужно топливо стандарт Евро-4, а у нас только Евро-2. Мы пытались разрешить эту ситуацию в досудебном порядке, но предприниматели не поняли, им наплевать, поэтому мы обратились в Агентство по защите конкуренции и в суд Алматы. Суд все не принимает, и не принимает исковое заявление, три раза отказывал нам по непонятным причинам. Коррупция у нас, конечно, ужасная. Если не использовать Евро-4, то через какое-то время машина выходит из строя. И компания, зная это, все равно реализует такие машины. Мы говорим потребителям, да не берите вы эти машины, но они все равно их покупают. В судах предприниматели доказывали, что, купив машину более чем за 60 тысяч евро, человек якобы заправляться едет к комбайнеру, но это нереально, и таких вещей много, вот почему мы внедряем  сегодня медиацию. В наших судах не всегда можно найти истину,поэтому должна быть альтернатива суду, и в этом плане медиация – как глоток свежего воздуха для казахстанцев.  

 

– Итак,медиация в Казахстане это Ваше детище?

– Да, это мое детище, я лично ее инициировала. Я с 2000 года искала альтернативу суду, пока не наткнулась на медиацию. Посмотрела в Интернете, как она продвигается в других странах и поехала туда учиться за свои деньги. В одно место, второе, третье, в Россию, Англию, Америку, и увидела, насколько она перспективна. Те люди, которые хоть однажды разрешили свой спор с помощью медиации, сохраняют отношения, мир. Если в суде судья назначается, то медиатора вы можете выбрать сами. Разве это плохо? Медиатор помогает правильно поставить цели, задачи, лучше разрешить конфликт, то есть фактически он управляет рисками, понимаете? Стороны могут обговорить все моменты и осознанно выбрать  взаимовыгодное решение, которое будет устраивать обоих участников спора.   При этом, что очень важно, существенно, сохраняются отношения. Это так просто. И это конфиденциально, никто не имеет права вмешиваться. Если вам что-то не понравится, или вы почувствуете, что медиатор давит на вас, вы можете встать и уйти, ничего не объясняя, и это закреплено законом. В Казахстане с помощью медиации могут разрешаться даже уголовные дела средней и легкой тяжести, и у человека даже судимости,  уголовного прошлого не остается, представляете? Медиация – это новые перспективы, новые возможности, это гуманизация нашего общества.

Мало того, мы добились того, что если дело передано в суд и рассматривается судом, то можно на любом этапе прерваться на медиацию. На разрешение спора через медиацию дается от 30 до 60 дней. Если при этом будет заключено медиационное соглашение, то госпошлина, уплаченная суду ранее, может быть возвращена. К сожалению, люди до сих пор не знают, что такое медиация, и как ею можно воспользоваться. Через медиацию можно решить и коммерческие споры, и семейные, и трудовые, и дорожно-транспортные…

В последнее время к нам приходит много людей, у которых смешанные браки, которые часто ссорятся, и дело чуть ли не до развода доходит. Также приходят мужчины, которые не знают, как вести себя, например, с двумя женами. Одна из них, разумеется, неофициальная. Мужчина, допустим, говорит, что токалка – неофициальная жена, родила ему сына, и это у него последняя возможность заиметь потомство, продолжить род, а пожилая, байбише, не может родить. Он не знает,  как выстроить с ними взаимоотношения,  не знает, что для этих жен будет лучше – жить вместе или отдельно. Ответы помогает найти медиатор.

 

– Кто может стать медиатором?

– Медиатором может быть человек старше 25 лет, с высшим образованием, который не состоит на учете в наркологическом диспансере и в психиатрической лечебнице, не имеет судимости. Это обязательное условие. Кроме того, ему необходимо обучиться и сдать соответствующий экзамен, и он должен быть занесен в реестр, который ведет профессиональная организация медиаторов. Под профессиональной организацией медиаторов подразумевается общественное объединение, сплачивающее в своих рядах не менее десяти профессиональных медиаторов, либо любая некоммерческая организация. Сегодня в Казахстане республиканской организацией является только наш Единый центр медиации и миротворчества «Медиация». Тот, кто пройдет здесь обучение, может подтвердить свою квалификацию в России, Англии, Америке и в любой стране Европы. Я сама проходила обучение за рубежом и теперь веду свои авторские тренинги, но в рамках государственных казахстанских стандартов, в том числе в уголовной,  семейной, трудовой и других отраслях права. 

Наш центр обучил уже около ста медиаторов. Ограничений в них нет, работы – непочатый край. Так, мы завершили переговоры с несколькими казахстанскими банками, которые в своих договорах делают медиационную оговорку и все свои проблемы, связанные с клиентами, передают к нам в Единый центр медиации и миротворчества «Медиация». Они не хотят идти в суд, им от этого никакой радости нет, им госпошлину надо платить, а госпошлина составляет по 5-7 миллионов. Они даже те дела, которые были в суде, разрешили с помощью медиации, и им вернули госпошлину. 

К нам могут обратиться и проблемные дольщики, и ипотечники, и соседи, и родители, и дети, и учителя, ученики… Словом, мы можем решать в досудебном порядке многие споры, кроме тех, которые связаны с административными делами. Там, где на одной стороне стоит государство, мы не имеем права выступать в качестве медиаторов. И это мы считаем антиконституционным.  Если вы работаете в госоргане, и вас не устраивают условия работы, то почему вы как человек не можете обратиться к медиатору для того, чтобы он помог разрешить спор? Чем госслужащий хуже не госслужащего? Здесь неравные условия ставятся.

Есть и другие минусы в этом законе. К примеру, человек, не знающий процедуру медиации, называется непрофессиональным медиатором.  Это нонсенс. Он должен быть старше 40 лет, его должны выбрать на собрании, и реестр у них ведет акимат, а не профессиональная организация. Более того, если профессиональный медиатор может брать гонорар за свою работу, то непрофессиональный не имеет права брать ни копейки с тех людей, которые к нему обращаются.

 

– Интересно, что изменилось лично  в Вас после того, как Вы стали медиатором?

– Уверенность появилась. Я могу быть услышанной, и то, что я предлагаю, может быть рациональным, и с помощью этого рационального может разрешиться конфликт. Во-вторых, меня в угол уже не загонишь. Впрочем, это важно не только для женщин, но и для мужчин. Что еще дала мне медиация?

Я стала остро слышать то, что мне надо, замечать то, что не замечают другие, быть внимательной к деталям. Медиация – это тот инструмент, который делает человека не то, чтобы неуязвимым, а уверенным в завтрашнем дне. Многие, в том числе известный профессор, говорили, что медиация у нас в Казахстане не пойдет, потому что в третейские суды люди не пошли. А я ему объясняю, что третейские суды – это никакая не альтернатива суду. Сейчас медиация уже пошла, и третейские суды обучают у нас медиации своих судей.  На основании медиационного решениясуд в уголовном процессе выносит постановление, а в гражданском – определение о прекращении производства по делу. Медиация – единственный в мире способ разрешения споров, который исключает коррупцию. Там не судья-медиатор принимает решение, а сами стороны, дело медиатора – регулировать спор, знать процедуру и принципы этого регулирования и придерживаться их.

 

– Кто Вам помогает?

– Все. Я встречалась с Нурсултаном Абишевичем и рассказала ему о Законе  «О медиации», а также «О защите прав потребителей» и многом другом. Говорила, что медиация – важный инструмент, альтернатива суду, что там не может быть коррупции, и он дал добро, поручил изучить этот вопрос. Потом Верховный Суд инициировал этот законопроект, разработали его, рассмотрели в Мажилисе. Рабочую группу по этому законопроекту возглавляла Бычкова Светлана Федоровна.

Особую благодарность хочу высказать в адрес председателя Конституционного Совета Рогова Игоря Ивановича, который еще в 2000 году на круглом столе, проведенном при поддержке «СОРОС Казахстан», сказал, что за медиацией будущее, что для нас в Казахстане это важно, необходимо. Также меня поддержали обыкновенные люди, известные юристы, политики, мажилисмены и сенаторы.

Вообще во всей моей деятельности мне хорошо помогают Общественная палата при Мажилисе Парламента и Национальный совет при Президенте, где я смело могу высказать свои идеи, предложения по тому или иному вопросу. Помог с дольщиками Премьер-Министр. Ко мне пришли мои избиратели и сказали, сделайте что-нибудь со строительной компанией «Куат», которая застраивала район «Сайран» в Алматы, и я первая предложила финансирование проблемного жилья за счет государства. По полочкам разложила, что государство несет полную ответственность за долевое строительство, потому что это – лицензируемый вид деятельности, а значит, не должно было допускать проблем в этой сфере. И мы разрешили все эти споры, достроили «Сайран», со всеми людьми рассчитались. Разве это не результат? Мы всегда сначала садимся за стол переговоров, объясняем суть проблем. Во-вторых, не свои же права защищаем, за нами стоят люди. В-третьих, мы же не из пальца высасываем проблемы, они существуют реально. Если нам не удается урегулировать спор в досудебном порядке, то мы идем с исковым заявлением в суд, и суд выносит решение не в интересах лиги, а в интересах конкретных людей. В-четвертых, иски от неопределенного круга потребителей не материальные. Это иски о признании чего-либо противоречащим, не соответствующим стандартам либо представляющим  опасность для здоровья. Ну что тут скажешь, если это так. А если говорить, что мы кому-то перешли дорогу... Ну, если даже так, то в рамках закона, и только потому, что те, кому мы перешли дорогу, не отреагировали в досудебном порядке.

Если говорить по поводу медиации, то знаете, как нас любят судьи? Они уже устали, у них по 28-30 дел рассматривается одновременно, и они сами просят, рекомендуют сторонам пойти в медиацию. Понимаете, медиация  – не конкурент судам, она их помощник. Мы даем возможность улучшить качество отправления правосудия. Вы же понимаете, то ли 30 дел рассмотреть в месяц, то ли 10. Нагрузка в три раза меньше, а ведь за каждым из этих дел стоит судьба человека. 

 

– Как Вам удается располагать к себе людей, без проблем находить с ними общий язык?

– Меня пускают в эти кабинеты, потому что я стучусь, и стучусь не в своих интересах, а в интересах людей. Я никогда ничего не прошу для себя. Я прихожу и говорю, вот здесь плохо, и предлагаю это плохо разрешить таким-то способом. Я ни копейки от государства не получила, мы все зарабатываем сами. Оказываем юридические услуги для юрлиц, заключаем договоры, проводим тренинги, выпускаем много специальной литературы, продаем и на это живем. И мы независимы. Понимаете, умный человек бедным быть не может, он найдет способы  заработать деньги.

 

– Ваша деятельность хорошо Вас кормит, Вы богатая женщина?

– Не жалуюсь. Джип есть, квартира есть, отдыхать ездим… Я честно все делаю, в рамках закона, налоги оплачиваю, сплю спокойно, слава Богу. У государства я не воровала, ничего не брала и у бизнеса я ничего не брала, так что за мной грехов нет. Если честно, мне лично много не надо. Мне хорошо, когда другим хорошо. Если я хорошо зарабатываю, желаю, чтобы и другие хорошо зарабатывали, покупали себе квартиры, машины. Вот сейчас я на своей земле строю себе дом, но не просто дом.  Он трехэтажный. На первом этаже будет Лига потребителей, потому что здесь мало места, уже не вмещаемся, на втором – Единый центр медиации, на третьем буду жить я со своими детьми. 

 

– Итак, Вы считаете что состоялись как личность, как профессионал, как мать. Есть внутренняя уверенность?

– Ну, как мать – это еще рановато говорить, потому что младшему сыну только семь лет. Если судить по старшим сыновьям – все в порядке. Как женщина я не ставлю еще на себе крест, у меня есть человек, который любит меня, но чтоб он был членом нашей семьи, наставником моих сыновей – так вопрос пока не  стоит.  Как профессионал – сами делайте выводы, я о своей деятельности много вам рассказала.

 

– Можете сказать, кто этот человек?

– Он иностранец, мы познакомились  с ним на Евразийском медиа-форуме. Почему у меня не складываются отношения с казахстанскими мужчинами? Не могу обо всех сказать, но я знаю многих, которые не ценят ни саму женщину, ни отношения с ней. У них нет понятия верности. У многих мужчин есть либо любовницы, либо токалки, которые рожают им детей, и они совсем не стесняются, что изменили своей жене. То есть у нас в Казахстане понятие семьи совсем другое, это меня не очень устраивает. Я не хочу ни сама изменять, и не хочу, чтобы мне изменяли. Доверие в семье – это самое важное. Я считаю, что как только муж и жена перестают целоваться, им не надо жить вместе, зачем себя насиловать? Семья – она для того, чтобы любовь была. Мне многие могут сказать, для поддержки, для того,  для сего… Таких женщин, как у нас в Казахстане, нет нигде в мире. И красавицы, и умницы, и сами деньги зарабатывают, и детей рожают, и  воспитывают их, и мужей лелеют, даже если они тупо валяются на диване. Они мужа и оденут, и обуют, и с собой на курорты повезут, и без всяких претензий будут, довольствуясь тем, что «он – отец моих детей». Ну, исковерканное какое-то у нас сознание. Исковерканное. Нельзя так, поэтому у нас столько СПИДа, столько сифилиса, девочек, которые не могут родить, и мужчин, которые не могут зачать. За все эти половые болезни их Бог наказывает, говорит, так нельзя.

Многие мужчины ссылаются на Коран, что можно иметь несколько жен.  А когда можно взять вторую, третью жену и из-за чего? Не из-за похоти, а из-за того, что первая жена больная, или из-за того, что родить не может. В Коране об этом тоже сказано. И мужчина должен спрашивать разрешения на последующую жену у предыдущих жен и только с их согласия брать другую жену и при этом всем обеспечивать равные условия, уделять равное внимание, никого из них не обижать, не обделять и так далее. Я не специалист по исламу, но мне показывали в Коране суру, где говорится, когда мужчина может жениться во второй раз, и как должен содержать всех своих жен. А у нас, мне кажется, все исковеркано, либо я чего-то не понимаю.   

 

– А Вам не кажется, что казахстанские мужчины Вас просто побаиваются, зная, что Вы сильная личность?

– Ничего подобного. Не боятся. Это, может быть, у меня имидж такой по телевизору, а на самом деле я нормальная женщина, теплая, хлебосольная, любящая общение, домашний уют.

Я по воскресеньям дома не сижу, у нас есть мамин день, и мы едем на природу. Для меня самое важное – это семья, дети, друзья, которые меня окружают. Я до сих пор общаюсь со своей первой свекровью, до сих пор зову ее мамой, она из бабушек единственная, кто остался у нас в живых. Она всегда приходит к нам, по дому помогает, и младшего любит, и покормит его, и обцелует. 

 

– Вы прекрасно выглядите. Наверное, пользуетесь услугами салона красоты?

– Конечно, у меня есть свой косметолог. Я не люблю, когда женщины начинают врать, мол, я ни разу к  косметологу не ходила, я сама такая от природы… Я встаю в семь утра, в половине восьмого еду к косметологу, сплю у нее, а  она работает с моим лицом, руками, делает массаж, маски. Да, пластическую операцию я не делала, это точно.

Мне бы сейчас лишние килограммы сбросить, они мне мешают. Я уже нашла хороший спортивный клуб, взяла абонемент не только себе, но и своим сыновьям. Нам всем надо менять образ жизни, систему питания, потому что какая я, такие дети – семья толстяков (смеется). Я страшно люблю готовить, люблю друзей, пикники, застолье, общение, и вот результат. Сейчас я хочу научиться общаться иначе. Можно, к примеру, взять рюкзаки и пойти в горы. Надо всегда совершенствоваться и внутренне, и внешне, нельзя стоять на одном месте. Также в ближайшем будущем хочу выучить казахский и английский языки.

 

– В чем Вы видитесмысл жизни?

– В том, чтобы я своим примером, знаниями изменила судьбу хотя бы одного-трех человек, и им стало легче жить.

 

– Светлана Юрьевна, благодарю Вас за интервью. Удачи Вам в Ваших благих делах и намерениях.

 

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления