Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Абдразак Мамиев – один из защитников Брестской крепости, принявших на себя первый удар

Боец Мамиев служил в Брестской крепости и 22 июня в 10:00 должен был демобилизоваться, но в 4 утра началась война.

Фото : 24 июня 2016, 15:55
Как мы уже писали, в Алматы живет последний защитник-казахстанец Брестской крепости Габбас Жуматов. Когда началась война, он вместе с другими земляками, в том числе с Абдразаком Мамиевым (отец председателя Верховного суда Кайрата Мами) служил в Брестской крепости и они приняли на себя первый удар. Абдразак Мамиев, отслужив положенный срок в армии, должен был демобилизоваться именно 22 июня в 10 утра, и отправиться к себе на Родину в Алматинскую область, но под утро началась война, и они остались защищать Брестскую крепость - Zakon.kz.

Об этом рассказали на презентации книги профессора Лайлы Ахметовой «1941. Брестская крепость. Казахстан», которая прошла в Алматы в Фонде Первого Президента – Лидера Нации РК. Мы решили более подробно узнать об отце Кайрата Мами, как он служил, где служил, как вернулся домой и вот что узнали.

Как рассказал фронтовик, профессор Габбас Жуматов, один из первых защитников Брестской крепости (а сейчас последний защитник-казахстанец, оставшийся в живых), «до войны в Брестской крепости и в Бресте служило много казахов и казахстанцев, которые были призваны в армию в 1938-39 годах. И вот когда мы должны были вот-вот демобилизоваться, радовались этому, началась война. Мы не знали, что будет война, нам об этом никто не говорил. Среди моих друзей-сослуживцев были Григорий Деревянко (он был взят в плен 23 июля и погиб в концлагере – Т.Н.). Он был очень активный общественник, был комсоргом нашего полка, образованный, культурный человек был. Мы всегда с ним советовались, когда надо было выполнить какое-нибудь задание. Он один из первых защитников Брестской крепости, я как живой свидетель подтверждаю это. Также моими друзьями были Фурсов Владимир, Мамиев Абдразак и другие».

Лайла Ахметова: - Первоначально написали, что Мамиев Абдразак был в третьей роте, поэтому его сначала не считали защитником Брестской крепости. Но последние документы показали, что он был в четвертой роте. На войне часто искажались имена, фамилии, названия, поэтому все надо было находить и доказывать. Причем доказывать по тем документам, которые сохранились только в Москве. Брест был взят и естественно, документов у многих не было, они сжигались, либо забирались немцами.

Габбас Жуматов: - Мы с Мамиевым вместе призывались в армию, он попал в находящийся непосредственно в Брестской крепости 125-й стрелковый полк. Это было главное (Кобринское - Т.Н.) укрепление Брестской крепости. Рядом были и другие укрепления, но это было главным, и там находился наш полк.

Лайла Ахметова: - И первый удар в Брестской крепости принял на себя 125-й, как мы называем, казахский полк, в котором служил Мамиев Абдразак. В Брестской крепости есть его фотография и под ним написано «Особо отличившийся, спас командира». Во время прорыва из Брестской крепости боец Мамиев Абдразак на себе тащил раненного командира, который приказал ему пристрелить его. Но Мамиев отказался выполнить этот приказ и дотащил командира до своих и сдал им.

Из книги Лайлы Ахметовой «1941. Брестская крепость. Казахстан»: «На 1 мая 2016 года у меня в списке казахстанцев-защитников БК - 556 человек. Есть еще несколько сотен бойцов из Казахстана, которые 22 июня 1941 года встретили первые часы войны в районе города Брест и Брестской области. Все они герои! Это наши соотечественники, которых мы должны знать, изучать истории их жизни, размышляя о прошлом, настоящем и будущем».

Итак, что же происходило 22 июня в Брестской крепости? Как пишет автор, «С началом боевых действий, используя момент внезапности и сильное огневое прикрытие, на западную часть Кобринского укрепления проник первый батальон пехотного полка 45 пехотной дивизии противника, который пытался пробиться через эту часть укрепления к цитадели. Проникновению врага в северо-западную часть острова предшествовал мощный, ураганный огонь вражеской артиллерии. Вой снарядов, взрывы, грохот рушащихся стен разбудили гарнизон крепости.

О том, как надо выходить из крепости в случае войны, знал каждый, и поэтому прорывались из крепости почти все.

… В 4 часа утра 22 июня 1941 года тысячи снарядов буквально вспороли каждый метр земли Брестской крепости.

Многие солдаты и командиры погибли, прежде чем успели понять, что происходит. Другие же полураздетые, с оружием и без оружия, поспешно бежали, пытаясь первоначально спрятаться от артиллерийского огня и бомбежки».

«22 июня прорвались из Брестской крепости: сержанты Кулатаев Каси, Поярков Василий, ефрейтор Оспанбаев Рахимбай, рядовые Лебаев Рахимбай, Мамиев Абдразак, Карболин Петр, Марков Иван, Нетесов Анатолий, Рахимбаев, Турдиев Абдукарим, Фурсов Владимир».

«В 1941 году А. Мамиев служил снайпером в 3-м взводе 4-й роты 2-го батальона 124-го стрелкового полка.

21 июня 1941 года – суббота. Завтра – в увольнение. А. Мамиев вспоминал, что в ту ночь солдаты долго не могли уснуть, до глубокой ночи продолжались разговоры. Ефрейтор даже пригрозил, что накажет солдат, если они не лягут спать.

По воспоминаниям А. Мамиева, других бойцов и командиров, как это было, 22 июня 1941 года.

Еще не было четырех часов, когда послышался гул. Множество трассирующих снарядов летели на крепость. В воздухе стоял сплошной гул от взрывов, шума моторов. В казарме повсюду лежали трупы убитых бойцов. Снарядом разбило лестницу, ведущую на второй этаж, где размещались первая и вторая роты. Бойцы, находившиеся там, спускались через окна, используя полотенца и простыни.

Капитан, командир 1-го батальона 125 стрелкового полка Григорий Ландышев смог попасть в казармы, когда уже стало светло (он жил в одном из домов комсостава на Каштановой улице, недалеко от крепости).

…Везде шли бои. Сильная бомбежка и артиллерийский обстрел не прекращались весь день…

…Подразделения Ландышева (Григорий Ландышев, капитан, командир 1-го батальона 125 стрелкового полка – Т.Н.) , в том числе снайпер Абдразак Мамиев, вели огонь с вала крепости, уничтожая фашистов, напиравших со стороны кладбища. Иногда колонны вражеских мотоциклистов пытались на полном ходу ворваться через крепостные ворота. Но организованный пулеметный и ружейный огонь заставлял их поворачивать назад. Зенитные установки должны были поддерживать огнем выход подразделений из крепости. Свою задачу они выполнили на отлично.

… Старшина 2-ой стрелковой роты Рахимбаев, казах по национальности, обеспечивал нас ручными гранатами. Выйти из крепости оказалось не так просто. К нашему подразделению пристроилась большая группа гражданских лиц, работавших в разных тыловых подразделениях, расквартированных в крепости. Все они были без оружия. Эта группа в 150-200 человек нас демаскировала. Подполковник Лапшин находился вместе с нами. Немцев около стен крепости не было. Мы двигались стремительно. Когда передовые бойцы достигли первого дома комсостава, враги пытались нас окружить. Но станковые и ручные пулеметы открыли такую стрельбу, чтобы немцы были вынуждены залечь. Мы рассредоточились. Однако задерживаться было нельзя. С каждой минутой гитлеровцев становилось все больше и больше. Поэтому мы стали мелкими пробежками продвигаться вперед, держась правее дороги. Путь себе прокладывали ручными гранатами. А с валов Северного (Кобринского) укрепления нас поддерживали пулеметчики.

Скорее всего, именно здесь А. Мамиев сумел вынести из-под огня своего командира, который был ранен осколками гранаты. Чтобы не попасть в плен, ведь тогда это расценивалось как предательство, командир приказал А. Мамиеву застрелить его, пригрозив ему трибуналом за неисполнение приказа. Абдразак отказался выполнять приказ, сказав, что не может убить своего командира.

- Все попытки гитлеровцев задержать нас не имели успеха. Бойцы геройски дрались. Немцев на близкое расстояние мы не подпускали. Так как гранат было достаточно. Однако при подходе к городу не обошлось без рукопашной схватки. С криком «За Родину!», мы прорвались. Продвижение по городу происходило легче. Передовые немецкие части в городе не задерживались, а тыловые еще не подошли. По улицам патрулировали мотоциклисты. Но мы их умело обходили.

До высоты Песчаной - пять километров. И этой высоты достигла лишь половина бойцов. На этом участке Абдразак был ранен и попал в плен, как и многие другие.
Он очнулся уже в плену в лагере для военнопленных - Stalag 07 – в местечке Бяло-Подляска в 20 километров от Бреста в Польше. Там было много военнопленных из крепости и из Бреста.

Абдразак Мамиев рассказывал, что тогда в лагере было очень много пленных, и немцы убивали их без причин. Во всем лагере был один колодец с питьевой водой. И только в определенное время разрешалось брать воду. Тех, кто не успевал взять, расстреливали на месте. В специальные ямы зарывали по 100 и более трупов каждый день.
Он был в плену почти год. Однажды их вывели в лес собирать дрова, в этот момент на немцев, которые их охраняли, напали польские партизаны. Благодаря партизанам Абдразак Мамиев остался жив. Вместе с ними он партизанил почти год.

В 1943 году Абдразак снова был в рядах красной армии. А. Мамиев воевал в составе войск 3-го фронта. Он участвовал в освобождении Украины. В октябре 1944 года во время освобождения города Одессы, получив ранение, попал в военный госпиталь в городе Тбилиси. Ему ампутировали правую ногу.

В ноябре 1944 года Абдразак Мамиев вернулся в свое родное село в Алма-Атинской области.

…В музее Мемориального комплекса «Брестская крепость-Герой» имеется довоенная фотография Абдразака Мамиева, как бойца, совершившего геройский поступок».
Вернувшись с войны, Абдразак-ага женился, у него родились восемь детей, третьим из них был Кайрат Мами, ныне председатель Верховного суда РК. Сейчас в живых осталось четверо детей.


Мухит Мамиев, младший из 8-х детей, на презентации книги о Брестской крепости.



Торгын Нурсеитова


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии