О чем Кайрат Келимбетов рассказал Bloomberg

Zakon.kz Zakon.kz
Оценка экономиста проливает свет на то, каким видится выход из кризиса.

Глава международного финансового центра «Астана» Кайрат Келимбетов в своем недавнем интервью международному агентству Bloomberg обрисовал общие контуры экономической ситуации в Казахстане и дал свой прогноз о том, как сложится ситуация в республике в ближайшее время. Оценка экономиста проливает свет на то, каким видится выход из кризиса, пишет "Литер".

Ключевой темой разговора Кайрата Келимбетова с журналистами Bloomberg стала ситуация в банковском секторе Казахстана.

Представителей западных медиа интересовало, не произойдет ли коллапса банковской системы Казахстана в условиях кризиса и выдержат ли банки запланированное либо на конец 2016-го, либо на начало 2017 года стресс-тестирование.

Глава МФЦА рассказал о своем видении стресс-тестирования казахстанских банков. По его словам, уровень неработающих кредитов (NPL) уже сократился. Банковский сектор смог почистить свой баланс активов и пассивов в предыдущие годы. Именно поэтому Нацбанк видит возможность провести стресс-тест в банковском секторе. «Всегда лучше знать, на каком уровне мы находимся, чтобы принимать какие-то конкретные меры», – заметил он.

Стоит отметить, что Национальный банк Казахстана намерен в ближайшее время провести стресс-тестирование казахстанских банков. Заместитель председателя Нацбанка Олег Смоляков сообщил, что сейчас регулятор занят сбором необходимой информации и анализом рисков предстоящей масштабной проверки банковской системы республики. Вместе с тем, не исключено, что ранее заявленные сроки стресс-тестирования могут быть пересмот­рены, по крайней мере, регулятор не исключает этого.

«У нас есть сроки поручения от Главы государства, но мы не хотим этот процесс фиксировать к определенной дате, пока не поймем всех деталей на предмет подводных камней. Для начала мы оценим все риски, после этого будем целенаправленно работать. В целом банки проходят два этапа теста. Первый – это оценка обесценения активов. То есть применение единой методологии ко всем банкам, которая дает понять, до какой степени активы финансового института недопровизированы. Второй этап – тестирование потенциальных будущих сценариев. Когда мы живем при цене на нефть в 42-43 долларов за баррель, не понятно, какой еще шок мы можем заложить. Мы, конечно, можем поставить 20 долларов за баррель и тем самым обнулить весь капитал банковской системы, но это не даст ответа на вопрос о том, где заложены ключевые риски. Мы будем акцентироваться на выверке балансов банков по каждому кредитному портфелю. Также будет оцениваться адекватность провизирования банков, стоимости залогов, оценки будущих денежных потоков по единой универсальной, более консервативной методологии. Однако пока методологии нет. Она должна быть адаптирована к нашей информационной базе», – рассказал ранее Олег Смоляков.

Директор аналитической группы по финансовым организациям Fitch Ratings Роман Корнев заметил, что в ожидании результатов стресс-тестирования казахстанских банков сектор переживает сложные времена.

«Основными вызовами стали снижение экономического роста, существенная девальвация 2015 года. Все это оказало влияние на капитализацию банковского сектора, ограничение кредитования. Снижение капиталов первого уровня во многих банках составило 2-5%, из крупных банков это снижение имело место в Народном банке, Казкоммерцбанке. Если в первом это связано с выплатой дивидендов, то во втором – с убытками, которые банк признал в течение 2015 года. Выдачи кредитов сократились на 2% в 2015 году, это связано как с девальвацией, так и с прекращением действия лицензии «БТА Банка». В рознице был небольшой рост в 3%, корпоративные кредиты снизились почти на 5%. В целом в 2016 году рост кредитного портфеля ожидается в 0%, это связано с высокой долларизацией банковских обязательств и умеренным объемом прогнозируемого фондирования со стороны государства. Существенного улучшения качества в банковском секторе в 2015 году не произошло, несмотря на то, что номинальные неработающие кредиты снизились с 24% до 10% в течение года. Долларизация все так же сильна, на конец 2015 года валютные кредиты составляли 46%, или 20 млрд долларов, из них 2 млрд долларов – неработающие кредиты, 8 млрд долларов – стрессовые кредиты и 10 млрд долларов работающих кредитов, включая задолженность БТА в 6 млрд долларов. Чистые убытки банков в 2015 году составили 725 млрд тенге. Большинство банков продолжает зависеть от государства», – сообщил Роман Корнев.

В свою очередь, по словам Кайрата Келимбетова, в целом банковская система Казахстана куда значительнее пострадала от предыдущего финансового кризиса в 2008 году после коллапса Lehman Brothers. Двум банкам была предоставлена государственная помощь фондом национального благосостояния.

«Сейчас мы улучшаем систему, уровень неработающих кредитов сократился в три раза – до 8%. Годовая инфляция была на уровне 17% – постэффект девальвации в прошлом году. Сейчас этот эффект заканчивается, и мы ожидаем однозначную инфляцию к концу года. Поэтому Нацбанк снизил базовую ставку», – прокомментировал глава МФЦА.

Остановился г-н Келимбетов на ценах на нефть и на том, как они сказываются на Казахстане. По его словам, существенное падение цен на углеводороды стал для Казахстана звонком о том, что эра высоких цен на нефть закончилась. Сейчас приходит понимание, что в среднесрочной перспективе цены будут около $50 за баррель. Самый большой шок республика испытала в 2014 и 2015 годах, считает г-н Келимбетов.

«В предыдущие годы мы, конечно, готовились к этим шокам. Создали суверенный фонд, в котором хранились все резервы государства. Сейчас у нас более $65 млрд – это норвежская модель нефтяного фонда. Также были большие изменения в монетарной политике. В прошлом году Казахстан перешел на инфляционное таргетирование, что включает переход на свободно плавающий курс национальной валюты. Была девальвация по некоторым причинам, я могу назвать три фактора. В первую очередь это падение цен на нефть. Второе – рецессия в экономике России, и третье – замедление роста экономики Китая. Все это повлияло на нас. Но сейчас, благодаря тому, что у нас установлен плавающий курс, мы можем абсорбировать эти шоки. Я думаю, до конца года инфляция станет однозначной. Мы производим 1,6 млн баррелей в сутки. Мы в начале списка топ-20 стран, добывающих нефть в мире. За 15 лет мы открыли нефтяные месторождения Кашаган, Тенгиз, и американские компании ExxonMobil и Chevron хотят продолжить инвестировать в эту сферу. Мы планируем удвоить эти показатели, то есть добывать около 3 млн баррелей в день. Так мы войдем в семерку крупнейших нефтедобывающих стран», – отметил Кайрат Келимбетов.

По словам генерального директора BRB INVEST Галима Хусаинова, Казахстан остается нефтедобывающей страной, 50% доходов бюджета которой формируется за счет поступлений от нефтяного сектора и достаточно большое количество трудовых ресурсов сосредоточено именно здесь. Тем не менее уже третий год наблюдается снижение нефтедобычи в стране. Если в пиковый 2012 год добывалось 82 млн тонн, то в этом году планируется добыть 75–77 млн тонн. Но если смотреть на практику стран, входящих в ОПЕК, и России, они, напротив, повышают добычу, а это вызывает вопросы о целесообразности снижения нефтедобычи в самом Казахстане. Он отметил, что Казахстан делает большую ставку на крупные месторождения, такие как Тенгизшевройл и Карачаганак, которые занимают половину в структуре общих объемов нефтедобычи в республике. Это риск для сферы недропользования, считает эксперт. В то же время в стране совсем не обращают внимания на развитие мелких и средних месторождений, заметил он. Хотя именно они дают наибольшее количество рабочих мест и позволяют привлекать местных специалистов и сервисные компании. Существующие же средние и малые компании после кризиса 2015 года, когда цены на нефть ощутимо упали, находятся в достаточно сложном положении и сталкиваются со снижением добычи.

Значительный блок вопросов был также связан с проектом международного финансового центра, который возглавляет Кайрат Келимбетов.

«Для нас падение цен на нефть было сигналом, чтобы мы сфокусировались на диверсификации экономики, развивали сектор услуг, производство, транспортную логистику, финансовые сервисы. Последнее включает в себя международный финансовый центр «Астана». Это инициатива Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Мы придерживаемся модели Сингапура и Дубаи в развитии нашего финансового центра – регионального хаба финансовых услуг в будущем. Мы таргетируем эту задачу на 20 лет. Часть этой реформы создает возможность развития финансовых технологий. В нашем регионе нет финтех-столицы, как здесь, на Западном побережье. Мы встречались с инвесторами, изучаем экосистему Кремниевой долины. Нужно понять, как это работает, какую роль в развитии финтеха играют инкубаторы. Помимо этого состоялись прямые переговоры с менеджерами по управлению активам, с инвестфондами, чтобы привлечь их работать в Казахстан и через Казахстан в наш регион», – сказал г-н Келимбетов.

Ранее Глава государства отмечал, что для привлечения международных участников в финансовый центр Астаны Казахстан создаст беспрецедентные условия, не имеющие аналогов на постсоветском пространстве.

Марат ЕЛЕМЕСОВ, Алматы

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления