10 лет в рабстве. Казахстанка рассказала шокирующую историю

6 ноября 2020, 15:29
Фото: pixabay.com

43-летняя Кызгалдак Байсаханова из Каскелена провела в общей сложности более 10 лет в рабстве в Узбекистане, а по возвращении до сих пор не может обрести свое жилье. Страшной историей женщина поделилась с корреспондентом zakon.kz.

Адылбай работал архитектором-прорабом, воспитывал троих детей - Кызгалдак, ее сестру и брата, страдающего ДЦП, в одиночку, поскольку мать девочек умерла рано. В 1993 году скончался брат Кызгалдак, Адылбай упал духом, начал пить. Но все было не так плохо – осиротевшей семье, ранее жившей в общежитии, дали земельный участок в Каскелене. Дом построили быстро, но Кызгалдак не ладила с отцом, во многом из-за его пристрастий к алкоголю, поэтому часто жила в Алматы на съемных квартирах, пока училась. После окончания учебы работала санитаркой в 7-й ГКБ.

В 2000 году попала под сокращение, ее никуда не брали на работу, так как не было опыта работы, да и знакомых тоже.

Работы на Родине не было. Мне предложили поработать в Узбекистане, шить что-то. Так получилось, что с 1998 года у нас в Каскелене открылась турецкая кондитерская фабрика, там работала знакомая, и она предложила поработать в Узбекистане за 400 долларов в месяц, по тем временам огромные деньги, 10 долларов тогда можно было обменять на 750 тенге! Я думала, заработаю. Собралась группа. Она сама оплатила нам дорогу, 200 долларов на руки дала. С отцом перед выездом я сильно поругалась с отцом, он проклял меня. Когда доехали до границы с Узбекистаном, перешли ее пешком, добрались до Ташкента. Знакомая сказала, что утром выйдем на работу. Но в реальности все оказалось по-другому, - вспоминает Кызгалдак Байсаханова.

Прибывших в Ташкент девушек начали продавать в ОАЭ.

Из-за того, что у меня крепкий характер, больше даже мужской, меня не смогли продать на проституцию. Утром пришли милиционеры Узбекистана, проверяли паспорта. Мы им дали наши документы, они нецензурно выражались, насмехались над тем, что мы из Казахстана. Я разозлилась, потребовала вернуть мне мой паспорт. В ответ они порвали мой документ и отвезли в РОВД, со мной повезли еще двух парней. Остались 3 девчонки, не знаю, как сложилась их судьба, - рассказала Кызгалдак.

Примерно неделю казахстанцам пришлось пробыть в РОВД, обвинения не предъявляли. Потом они оказались на границе с Афганистаном.

Мы не видели, куда везут, ехали в машине с завязанными глазами. Нас выкинули в подвал. Там были люди, одетые в черное, с бородами. К ним мы попали в рабство, в секту какую-то. Когда попали туда, пробовала несколько раз убегать, но они ловили, избивали, переломов много, не сосчитаешь, около 60. Двоих парней, которые были со мной, после этого не видела. А сама работала в полях на хлопке, в теплицах работала. Конечно, не голодала, потому что все производилось там, но свободы не было, постоянный надзор, наблюдение, жили в лачугах барачного типа. - сообщила женщина.

В 2007 году Кызгалдак познакомилась с человеком, также находившемся в рабстве, у нее 9 мая 2008 года родилась дочь, буквально в поле. Медицинской помощи как таковой не было, лишь одна женщина помогла, приняла роды.

Детей они не трогают, дети свободно ходят. В 2010 году эта женщина поговорила с кем-то, сказали, что нас повезут на сортировку картошки, такая привилегия только для тех, кто давно находился в рабстве. Она сказала, что заберет мою дочку в Ташкент, а мне посоветовала попытаться сбежать из машины и сдаться милиции или военным во время остановки на постах. Я сбежала, 3 дня сидела на посту на границе, пока СНБ Узбекистана не забрали меня. Они поместили меня в спецприемник. Должны были установить личность за месяц, но продержали меня там 9 месяцев. Сказала им, что моя дочка в Ташкенте у той женщины, но они забрали дочку у нее и отправили в реабилитационный центр, меня не пускали к ней, – поведала Кызгалдак.

В Посольство Казахстана узбекские силовики некоторое время никаких сведений о нашей соотечественнице не давали. Только спустя 7 месяцев сотрудники нашего Посольства были приглашены к Кызгалдак. Выяснилось, что документы подделывались, чтобы продлить содержание Кызгалдак под стражей.

Я суда не видела, ничего не видела. Я – пострадавшая, но мне вменили статью 224, пункт А, и статью 225 пункт Б, и задним числом амнистию сделали. В Посольстве позже сказали, что я родилась в рубашке. Если бы мне подкинули что-нибудь, то меня бы уже не удалось вытащить. Меня попросили забыть эту ситуацию, и вменили только нарушение правил пребывания в Узбекистане на протяжении 10 лет. Также Посольство помогло вернуть мне дочку, вначале она меня не узнавала, но по советам психолога я приласкала ее, она вспомнила меня. Пока делали документы, я 2 месяца ждала в спецприемнике, и мы наконец выехали на Родину, - сказала Кызгалдак.

14 июня 2011 года ранним утром дипломаты довезли Кызгалдак с дочкой до границы. Ступив на родную землю, они благодаря неравнодушному водителю автобуса сумели добраться до родного Каскелена.

После возвращения на Родину Кызгалдак узнала, что у нее больше нет жилья. Ее дом принадлежал уже другим людям. Пожилая соседка рассказала, что сестра Кызгалдак в 2006 году неудачно вышла замуж, он оказался бывшим заключенным, болел туберкулезом и заразил ее. Кроме того, ее сестра состояла на учете в психдиспансере. В туберкулезной закрытой больнице в стороне Узынагаша девушка наложила на себя руку, скончавшись в этом же 2006 году, в апреле. Отец Кызгалдак умер в ноябре 2006–го. Жилплощадь признали бесхозной и продали, поскольку единственную наследницу – Кызгалдак, считали не то пропавшей без вести, не то умершей. Обратившись в суд, Кызгалдак выяснила, что в архиве не сохранились документы о выделении ее семье данного участка. Адвокат сказал, что спустя 10 лет доказать что-либо сложно, документы не восстановить.

Обратилась в районный акимат, в 2012 году поставили ее как мать-одиночку на очередь для получения льготного арендного жилья, но до сих пор она не получила жилье.

11 последних лет женщина с дочкой проживают на съемной квартире. Она не может официально устроится из-за болезней. Были подозрения на рак, но вовремя сделанные обследованные позволили выявить, что на 90% кости Кызгалдак простужены, это копилось годами. Сейчас она проходит лечение.

Я, как вернулась из рабства, работала на стройках. На данный момент подрабатываю, где шабашка выйдет, где покалымить удается. Официально не смогу работать, никому больной человек в штате не нужен. Врачи запрещают носить тяжести. – сетует Кызгалдак.

Дочка Кызгалдак сейчас учится в 6 классе, ей 12 лет. Родных у Кызгалдак нет, ей помогают волонтеры. Но она не унывает – по мере возможности работает и надеется, что однажды до нее дойдет очередь и она получит жилье по госпрограмме.

Кызгалдак просит соотечественников не доверять разного рода людям, которые обещают трудоустроить за границей. По ее словам, работать можно на Родине, было бы желание. Деньги легкими не бывают, тем более, заработки за границей.

Альберт Ахметов


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?