Смерть Лизы Пылаевой: Почему следствие зашло в тупик

8 января 2021, 16:58
Фото: pixabay.com

Судмедэксперт Эдуард Метелев проходит обвиняемым по делу о смерти 6-летней Лизы Пылаевой. В интервью журналисту газеты «Время» Михаилу Козачкову он рассказал о своей роли в этом деле и озвучил мнение о причинах, по которым следствие зашло в тупик.

Имя Эдуарда Метелева широко известно в профессиональных кругах. Он активно участвовал в расследовании множества сложнейших и запутанных преступлений, помогал следствию выйти на верный путь и раскрыть серьезные преступления. Однако вместо «благодарности» Метелев получил от следственных органов статус обвиняемого за лжесвидетельство по делу о смерти 6-летней Лизы Пылаевой. Сам судмедэксперт до сих пор в шоке от такого абсурда и недоумевает, как так получилось, что за свою работу может получить реальный тюремный срок.

Все началось с обращения за консультацией к судмедэксперту Эдуарду Метелеву, чтобы он оценил качество сделанных экспертиз как независимый специалист.

Следствие зашло в тупик, потому что неправильно оценило уже сделанные экспертизы. Плюс, скорее всего, первичная экспертиза была некачественной. Почему ко мне пришла мама погибшей девочки? Ей рассказали, что я обладаю специальными знаниями в области судебной медицины. Я оказывал этой семье услуги, чтобы помочь раскрыть дело. Повторюсь, у меня не было задачи кого-то выгородить или, наоборот, обвинить в смерти ребенка, - пояснил судмедэксперт.

Метелев на данный момент обвиняется в сокрытии факта ознакомления с материалами экспертизы по делу о смерти Лизы Пылаевой. Однако сам судмедэксперт уверяет, что участвует как специалист в расследовании многих дел, но ранее ни разу не фигурировал в них как свидетель.

Я не являюсь свидетелем этого преступления, не был очевидцем случившегося. Все, что я знаю об этом деле, почерпнул из заключений экспертиз. Теперь же меня обвиняют в том, что я якобы соврал, что мне не передавали эти материалы. Я ведь представитель потерпевшей стороны, поэтому знаком с некоторыми материалами. Мне же вменяют в вину, что я прохожу по делу как свидетель. Конечно, я могу быть свидетелем, например, если услышу разговор клиента, имеющий значение для следствия. Но в моем случае все совершенно не так. Меня спросили, передавали ли мне материалы уголовного дела, я ответил, что нет. После этого у меня взяли мобильный телефон и нашли в почте экспертизу. Там же нашли экспертизу и по другому делу, поэтому мне инкриминируют не один эпизод, а два, - сказал Метелев.

Он сообщил, что в его телефоне огромное количество материалов, которые его просят посмотреть.

С такими просьбами обращаются адвокаты, следователи, потерпевшие, подозреваемые. И оказывается, я обязан помнить, о чем и с кем говорил 30 сентября 2018 года и так далее. А когда отвечаю, что мне материалы не передавали, потому что этого действительно не было, мне говорят, что я намеренно обманываю следствие, давая заведомо ложные показания как свидетель. Меня ведь даже на две недели закрыли в следственном изоляторе, где я заразился ковидом и в тяжелом состоянии попал в больницу. Пока лежал в клинике, все следственные действия крутились вокруг моей работы: с кем встречался, разговаривал, кого консультировал. Но все это я делал, исполняя обязанности специалиста. Аналогичным образом я в том же следственном управлении десятки раз помогал полицейским: изучал документы, составлял вопросы для экспертов, объяснял, почему нужна именно эта экспертиза... Но почему меня не признавали свидетелем по этим делам, а называли специалистом? – недоумевает Эдуард Метелев.

В его “преступлениях” теперь будет разбираться суд, максимальный срок, который грозит Эдуарду – 6 лет лишения свободы. И глядя на все это, невольно складывается впечатление, будто работа Метелева кому-то мешает.

По Лизе Пылаевой я считаю, что следователю надо назначить экспертизу по статуе, под которой нашли тело ребенка, чтобы выяснить, могла ли она упасть, если бы на нее залезла девочка, меняется ли центр тяжести под воздействием веса. Второй момент: никто не может понять, что за раны на теле девочки. Я предложил проверить, нет ли на одежде ребенка следов ДНК, а если они есть, то установить, кому принадлежат, человеку или животному. Там во дворе живет собака. Быть может, она пыталась вытащить тело девочки из-под статуи. Почему не проверить эту версию? Это сложное дело, таких очень мало, а следствие сразу же загнало себя в угол, зарегистрировав расследование по статье “убийство”, - убежден Эдуард Метелев.

Он уже высказывал следователю свои мысли о необходимости посмотреть на дело шире.

Очевидно лишь то, что смерть была насильственной, но причину установить практически невозможно, о чем я следователю и говорил. А теперь я сам подсудимый, хотя даже непонятно, по какому преступлению я давал эти якобы ложные показания - по делу об убийстве или о несчастном случае. И теперь вся надежда, что суд во всем разберется, хотя шансов очень мало, - заключил Эдуард Метелев.


Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?