Религиозный процесс в Казахстане в "зеркале" социологии

31 мая 2021, 11:43
Фото: camonitor.kz

Группа казахстанских ученых провела большую исследовательскую работу "Светскость и религия в современном Казахстане: необходимость модернизации духовно-культурных смыслов и стратегий". Один из авторов - доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института философии, политологии и религиоведения МОН РК Елена Бурова прокомментировала, каков на сегодняшний день религиозный процесс в Казахстане, сообщает zakon.kz.

- Консолидация общества в условиях мировоззренческого плюрализма зависит от многих условий и факторов: эффективности социальных институтов, результативности государственной политики, общности историко-культурных основ, доминирующих ценностных парадигм, - отметила Елена Бурова. - В современных общественных процессах важным является отношение сограждан к религии, факторам ее возвращения в пространство жизни.

Говоря об этом, профессор назвала мотивы респондентов о возврате религии в личную и общественную сферу, начиная с 90-х годов и по сегодняшней день:

- понимание нравственной основы религиозной духовности,

- восстановление связи религии и истории,

- значение религии для понимания смысла жизни,

- поиск идеала в духовном вакууме современности,

- необходимость идентифицироваться со значимым целым в ситуации кризиса ценностей.

Менее значимыми мотивами выступают шаблоны и клише, которыми наделяли религию в период атеизации общества: устаревшее мировоззрение, способ манипулирования, а также новые тенденции - подражание моде не религиозность и политическая игра с использованием религиозных чувств.

Религиозное многообразие и консолидация казахстанского общества

Ценностно-нормативные функции выполняют различные институты (семья, образование, СМИ, Интернет и др.) и, как показывает практика, в условиях общественных трансформаций одни из них утрачивают, а другие, напротив, увеличивают свое воздействие. Подавляющее число казахстанцев из разных этносов отмечает первостепенность фундаментальной функции религии - духовного обогащения и объединения людей одной веры. 71,2% в среднестатистическом значении указывают на интегрирующую функцию религии для общества. Позитивные оценки влияния религии преобладают над негативными.

Функции религии в современном казахстанском обществе

Экспертное сообщество полагает, что религия преимущественно способствует консолидации общества. Если в среднем значении так считает 76,4% экспертов, то преобладающее большинство этой позиции у 93,3% представителей теологов и религиозных деятелей. У светских преподавателей и ученых о консолидирующей функции религии сообщает 73,2%, к ним близки эксперты из других сфер деятельности (государственные и общественные деятели, представители НПО, политических партий, госслужащие, журналисты) - 72,7% из них отмечают способность религии к консолидации общества.

Оценка экспертами объединительного/конфликтогенного потенциала религии

С утверждением о том, что религия противопоставляет друг другу различные слои казахстанского общества согласилось 27,3% экспертов из числа журналистов, аналитиков, блогеров, политических и общественных деятелей, 26,8% - из числа светских преподавателей и ученых и 6,7% - из числа религиозных деятелей (теологов и преподавателей). У представителей экспертного сообщества из числа теологов и священнослужителей – акцентированная точка зрения на возможности консолидирующей функции религии.

Оценка объединительного/конфликтогенного потенциала религии (эксперты по когортам, N=107, %, 2020 г.)

Эксперты отметили мотивы конфликтогенности, которые обнаруживается 1) в различных трактовках сущности Бога и его происхождения (38,1%), 2) в религиозном экстремизме (19%), 3) в деятельности радикальных религиозных течений (19%), 4) в нетерпимости к атеистам (14,3%), 5) в нетерпимости между представителями разных конфессий (4,8%), 5) в религиозной безграмотности населения (4,8%).

Средства, инструменты и механизмы консолидирующей функции религии в оценке экспертов представлены в определенной иерархии: от парадигмы всеобщего единства перед Богом (33,8%) до схожести учений в разных религиях (1,5%).

Ранжирование механизмов и инструментов реализации консолидирующей функции религии (эксперты в целом, N=107, %, 2020 г.)

Оценивая позитивно возможности религии как института консолидации, и население, и эксперты не рассматривают религиозную идентичность и мировоззренческую общность религиозного образца в качестве главного консолидирующего фактора общества в целом. В то же время настораживает стремительный рост сторонников религиозного вектора развития казахстанской государственности.

Объединяющий/конфликтогенный потенциал религии в оценке экспертов указывает на высокую критичность мнений аналитиков, преподавателей, ученых, журналистов, государственных и общественных деятелей в оценке конфликтогенного потенциала религии в обществе по сравнению с религиозными деятелями.

Экспертное сообщество отличается когнитивным диссонансом как по критерию светской/религиозной самоидентификации, так и по внутриконфессиональным разногласиям.

Религия как фактор общественной консолидации

С точки зрения экспертов, верующие и неверующие граждане Казахстана, прежде всего, могут консолидироваться на основании принадлежности к одной этнической группе (34,8%). Во вторую очередь, имеет значение принадлежность к одной языковой группе (19,3%). В третью очередь, мотивом консолидации могут быть как общенациональные культурные ценности (18,2%), так и общая история (18,2%).

Мнения респондентов о факторах внутриэтнической консолидации проявили значимость объединительного потенциала религии таким образом: от 2-3–ей позиции у представителей других этносов, 4-й позиции у респондентов-казахов до 6-й позиции у респондентов-русских.

Факторы внутриэтнической консолидации (население, этнический срез, N=1800, % (место), 2020 г.)

В поликонфессиональном обществе важно принятие/отвержение парадигм светского, многоконфессионального, религиозного (исламского) государства населением. В гражданской ментальности доминируют представления о том, что Казахстан является многоконфессиональной страной или государством с двумя основными религиями – исламом и православием. В то же время уменьшается численность приверженцев этих парадигм за счет акцентирования посылов о том, что "Казахстан в силу демографической ситуации можно отнести к странам исламского мира" и устойчивого роста сторонников превращения Казахстана в религиозное государство.

Большинство респондентов воспринимают Казахстан многоконфессиональной страной (89,3%), с преобладанием верующих, представляющих две основные религии – ислам суннитского мазхаба и православие (72,8%). Склонны относить Казахстан в силу демографических характеристик к странам исламского мира - 64,1%.

Превалирующее число респондентов полагает, что государству следует сохранить статус светского, однако, в нем должно быть преобладание исламской традиции (77,8%). Доля уверенных в том, что Казахстану стоит стать религиозным государством, где все определяется религиозными традициями, составила 22,2% от общей выборки. Абсолютное большинство респондентов во всех возрастных группах желают жить в светском государстве с преобладанием исламской традиции.

Обращают внимание возрастные когорты респондентов от 25 до 54 лет, где каждый четвертый (18-44 лет) и каждый пятый (45-54 лет) считают, что Казахстан должент стать религиозным государством с регламентацией общественной и личной жизни религиозными нормами.

Религиозная идентичность в личностном измерении

Структура религиозности и мировоззренческая самоидентификация в Казахстане имеют особенности. Они обусловлены подвижностью модели религиозности в условиях многоконфессионального светского государства. На протяжении периода суверенного развития казахстанцы переопределяют религиозные предпочтения и статусы. Тренды таковы: преобладает номинальная религиозность, стабилизируется традиционная конфессиональная и увеличивается внеконфессиональная религиозность, устойчиво воспроизводятся разные виды и типы конверсии.

Преобладание номинальной религиозности в мониторинге 2020 года выявило, что 51,7% респондентов, считая себя верующими, не участвуют в религиозной жизни. Около 17% отнесли себя к категории активно верующих, принимающих участие в деятельности религиозной общины и соблюдающих основные религиозные нормы и предписания. Почти 15% самоидентифицируются с внеконфессиональными верующими.

Религиозная самоидентификация респондентов (в целом, N=1800, %, 2020 г.)

Возрастные особенности религиозной идентификации среди респондентов, выбирающих ислам и православие, указывают на тенденцию, согласно которой с повышением возраста респондентов фиксируется спад религиозной вовлеченности (по параметру "верующий, состою в общине, следую религиозным предписаниям"). Среди 18-24-летних отпрошенных доля тех, кто состоит в религиозной общине и следует религиозным нормам составляет 23,2%, среди 25-34-летних таковых уже 19,4%, среди 35-44-летних – 15,2%, а среди 45-54-летних – 11,7%.

Тенденция воспроизводства религиозности в возрастной перспективе указывает на 1) рост религиозности исламской молодежи, 2) спад религиозной активности с ростом возраста среди адептов ислама, 3) спад религиозности у православной молодежи по сравнению с другими возрастными когортами, причисляющими себя к верующим.

Распределение респондентов, придерживающихся ислама и православия (возрастной срез, N=1800, %, 2020 г.)

Фиксируется тенденция "омоложения" номинальных верующих. Средствами интеграции молодежи и религии выступают (по степени убывания): социальное окружение (друзья, коллеги, знакомые) – 24,7%, родители и семейные традиции - 22,5%, мода на "религиозность" - 21,3%, возможность социализации – 13,5%, влияние инстранных проповедников – 3,4%, поддержка в трудных ситуациях – 2,2%.

Экспертами отмечены тренды религиозных конверсий: все больше сограждан из числа непрактикующих верующих становятся практикующими верующими (25,8%). Это мнение высказывают преимущественно аналитики, журналисты, блогеры, общественные и политические деятели (30,3%), а также преподаватели и светские ученые (29,3%). Эксперты-теологи полагают, что все больше граждан из числа атеистов становятся верующими и/или приходят к нетрадиционным религиям (по 26,7%).

Религиозная ситуация в казахстанском обществе проявляет тенденции а) превалирования номинальных верующих (не практикующих и не входящих в общины), б) увеличения удельного веса молодежи в составе верующих мусульман, в) снижения численности православной молодежи в составе верующих христиан, г) роста численности атеистов, д) роста внеконфессиональных верующих.

Ожидания родителей в отношении религиозности детей

Проективное будущее детей в их отношении к религии показывает, что установки родителей по вопросу значимости религиозности детей амбивалентны: часть респондентов одновременно заявляет как о желаемой для детей вовлеченности в религию (от 21,7% у респондентов-русских до 36,4% у респондентов-казахов) так и о дистанцировании от религиозного контекста жизни. В то же время все определеннее формулируются пожелания родителей в связи с перспективой атеистической убежденности детей (от 12,1%-12,3% у других этнических групп и респондентов-казахов до 17,3% у респондентов-русских).

- Массовое сознание по-прежнему проявляет амбивалентность в ценностных суждениях о процессах религиозного самоопределения, что связано не только с реальным мировоззренческим плюрализмом, но и сложным процессом религиолизации общества, - резюмировала Елена Бурова. - Именно поэтому исследование роли и места религии в обществе, анализ влияния религиозных и светских норм, изучение изменений в модели религиозности и другие вопросы остаются актуальными не только для казахстанских ученых.

Подготовила Торгын Нурсеитова


Присылайте свои новости на наш
Читайте новости zakon.kz в
Показать комментарии

Популярное

все топ новости

НОВОСТИ

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:

Хотите быть в курсе важных новостей?