В Уральске женщина обвиняет врачей в том, что они сделали ее сына инвалидом

Zakon.kz Zakon.kz
У мальчика диагноз "Дисплазия тазобедренного сустава". 
Айжан МАССОЛИТИНА обратилась в редакцию портала «Мой ГОРОД»  с надеждой что врачей, из-за которых, как считает женщина, ее сын стал инвалидом, накажут.

Радмиру МАССОЛИТИНУ четыре года, мальчик родился в Уральске. С самого рождения он состоял на учете в 3 городской поликлинике.  Ребенок имеет статус инвалида с детства, и диагноз "Дисплазия тазобедренного сустава". Мама Радмира считает, что этого можно было бы избежать, если бы врачи, у которых наблюдался ее сын, отнеслись к своим обязанностям должным образом.

- Мы постоянно ходили на осмотры в третью поликлинику к педиатру Шолпан ТУРГАЛИЕВОЙ и детскому хирургу Ниязу САНДЫБАЕВУ, - рассказала Айжан МАССОЛИТИНА,  - До девяти месяцев они писали нам, что наш сын здоров. Мы заподозрили неладное не сразу – в девять месяцев заметили, что Радмир не стоит и не ходит, о чем сразу же сказали педиатру ТУРГАЛИЕВОЙ, вот только она нам ответила, что все нормально, мол, каждый ребенок индивидуален, и поводов для беспокойства нет.

Между тем, когда Радмир все же начал пытаться ходить, родители обратили внимание на то, что у него была  раскачивающаяся, «утиная» походка, а левая нога укорочена, что было заметно невооружённым глазом. Они вновь обратились к врачам.

- Мы пожаловались на недомогание Радмира Ниязу САНДЫБАЕВУ, - рассказала мать мальчика. – Он осмотрел и сказал, что у нас, возможно, дисплазия тазобедренных суставов, но это еще не точно. Назначил массаж, лечебную физкультуру и все, даже на УЗИ не отправил. Хотя, как мы узнали после, каждого ребенка, независимо от того, есть ли у него жалобы или нет,
должны до года отправлять делать рентген тазобедренного сустава. Это профилактика, и она является обязательной. Наш же детский хирург заподозрил дисплазию только после того, как мы ему на это пожаловались, и даже на УЗИ не отправил, сразу назначил лечение.

Ребенок прошел курс массажа, но мама, не заметив улучшения, забила тревогу. Она пришла к детскому хирургу и заставила его отправить сына на рентген – там диагноз подтвердился. Из-за того что мальчику уже был год и два месяца, его отправили на операцию в детскую областную больницу.

- Позже мы узнали у экспертов, что дисплазия тазобедренных суставов, если ее обнаружить в раннем возрасте, лечится обычным сеансом массажа, - рассказала мама Радмира, сдерживая слезы. – Однако из-за того, что все затянулось, нам назначили операцию. Вот только детский хирург Марат ЖУМАБАЕВ, который нам ее делал, неправильно прочитал рентгеновский снимок и сделал не то, что нужно. Как выяснилось позже, нам необходимо было делать открытое вправление бедренной кости, которое делают в Астане или Алматы. Вместо этого нам сделали закрытое вправление и наложили гипс, при этом после операции хирург нам сказал, что головку ему вправить не удалось, но, мол, пусть гипс три месяца поносит, потом будем думать.

Потеряв доверие к уральским врачам, Айжан МАССОЛИТИНА начала консультироваться по Интернету с хирургами из России и Кореи, а после отправилась на обследование в Самару.
- Там нам сразу же сняли гипсовую повязку, потому что она была наложена неправильно, а закрытое вправление в год и месяц, как нам сказали, попросту неэффективно, - пожаловалась Айжан. – Нам сделали одну операцию, за ней другую, потом третью. Всего на сегодняшний день ребенок перенес шесть дорогостоящих операций в клиниках Самары и Санкт- Петербурга, одна из них обошлась нам в шестнадцать тысяч долларов. Мы брали кредиты, занимали деньги у друзей и родителей. Как нам сказали врачи, из-за дисплазии мой сын в подростковом возрасте может попросту перестать ходить.

Время операций мама Радмира вспоминает со слезами: большинство из них мальчик перенес под общим наркозом, ему вставляли и удаляли спицы и металлоконструкции, запрещали ходить во время лечения и фиксировали ноги металлическим жезлом.

- Моему сыну четыре года, а ходить он начал только год назад, - поделилась Айжан. – Из-за наркоза он стал беспокойным и плаксивым, долгое время он был только в двух положениях – лежал либо на животе, либо на спине. Всего этого можно было избежать, если бы врачи диагностировали дисплазию тазобедренного сустава на ранней стадии и назначили курс массажа. Чтобы наказать этих «эскулапов», я написала заявление в облздрав и с министерства прислали независимого эксперта из Астаны – врача травмотолога Жарылгасына БЕКТАСОВА.
Эксперт вынес заключение: педиатр Шолпан ТУРГАЛИЕВА и детский хирург Нияз САНДЫБАЕВ допустили ошибку, не обнаружив у ребенка дисплазию, а хирург детской областной больницы Марат ЖУМАБАЕВ, который делал первую операцию, не правильно прочитал рентген-снимок.

- Он предложил направить САНДЫБАЕВА на повышение квалификации и все, - с негодованием вспоминает Айжан.- Я написала заявление в Абайский отдел полиции о привлечении врачей к ответственности, но мне отказали в возбуждении уголовного дела. В марте 2014 я обратилась в областную прокуратуру, дело вновь завели, но никаких сдвигов нет, как будто просто отписались и все. Между тем эти врачи продолжают лечить детей, более того, они даже элементарно не извинились перед нами. Я хочу, чтобы их наказали, чтобы они почувствовали всю ту боль, которую перенес мой ребенок.

Между тем в самой третьей поликлинике, куда обратились корреспонденты «МГ» за комментариями, считают, что врачебной ошибки с их стороны не было, а в том, что Радмир стал инвалидом, виноваты родители мальчика.

- У нас около двух тысяч детей стоят на учете с диагнозом дисплазия, УЗИ в три месяца погоды не сделает, - объяснила заведующая детским отделением 3 поликлиники Нуржия ХАЛИУЛИНА. – Родители сами начали ездить в Самару и делать операции, хотя хирургическое вмешательство в таком возрасте крайне нежелательно. У нас много таких детей – но никто из них инвалидом не стал. Зачем они сделали операцию? Через пару лет это, может быть, само бы прошло. Сейчас мы отправили ребенка на реабилитацию в Алматы.

К слову, как рассказали в третьей поликлинике, педиатр Шолпан ТУРГАЛИЕВА уволилась по семейным обстоятельствам, а детский хирург Нияз САНДЫБАЕВ переквалифицировался в лор-врача. Он, кстати, по-своему объяснил свой промах. По его словам, диагностировать дисплазию он не смог из-за того, что ребенок был беспокойным и «не давал себя смотреть».

- Такие операции нельзя делать в год, только с трех лет, - объяснил САНДЫБАЕВ. – Когда я обследовал ребенка в три месяца, он не давал себя смотреть, был беспокойным. Я не отправил его на УЗИ, потому что не было показаний к этому.

К слову, как сообщил Нияз САНДЫБАЕВ, мама Радмира подала на него в суд, который установил сделать врачу выговор. Также, по словам заведующей детского отделения, МАССОЛИТИНЫ продолжают наблюдаться в третьей поликлинике. Айжан, в свою очередь, объясняет это тем, что они только наблюдаются там, уральским врачам  своего сына лечить она больше не разрешает.

Серик ЕРМЕНТАЕВ








Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
?
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления