Кривошеев о ценах на бензин: Сейчас можно говорить о 200-210 тенге за литр

Inbusiness.kz Inbusiness.kz
Мы будем вынуждены пройти этот путь. Это поэтапное сближение цен с нашими соседями.

Экономический обозреватель Денис Кривошеев поделился с Zakon.kz своим мнением относительно планируемого подъема стоимости акциза на бензин в два раза.

Сегодня стало известно, что с 1 декабря 2019 года повысят акцизную ставку на автомобильное топливо и соответственно цена акциза за литр бензина возрастет на 10 тг.

Вот что по этому поводу сказал министр национальной экономики Руслан Даленов: «Сегодня в каждом литре бензина есть акциз, он составляет 8 тг. Это очень мало – в других странах почти половину стоимости бензина составляет акциз».

При этом министр попытался связать повышение налогового изъятия с растущими тратами на социальные нужды: «Как вы знаете, бюджетные расходы выросли солидно, в том числе социальные обязательства, в республиканском бюджете расходы на социальную сферу уже превышают 45%. Естественно, нужна бюджетная консолидация, в том числе путем фискальной функции акцизов».

За комментариями мы обратились к экономическому обозревателю Денису Кривошееву, который еще несколько месяцев назад прогнозировал такой бюджетный маневр и давал четкое объяснение, почему нет выхода, как поднимать цены на топливо.

«Все, что сказал Даленов, только отчасти верно. Ситуация с низкими ценами на бензин уже год выглядит, как попытка заигрывания с населением. И это после трех девальваций. Возможно, власти решившиеся на аукцион невиданной щедрости, повышать изъятия до поры до времени не решались в связи с электоральным периодом, но в конечном итоге, низкие налоги и акцизы – это хорошо для стран с низким уровнем ответственности и социального обещания. Казахстан официально сделал "левый поворот" и за него должен кто-то заплатить.

Два миллиона получателей адресной социальной помощи, развернутые программы социального строительства и прочие "ништяки", кто будет платить за них? И это при том, что идет бесконечный рост зарплат бюджетников, пособий и пенсий. При этом налоговая база сокращается как естественным путем из-за затухания предпринимательской активности, так и за счет оптимизации налогового кодекса. И этот процесс бесконечный», — говорит Кривошеев.

Спикер так же отметил, что государство — это баланс между собранными деньгами и потраченными:

«Если бы в свое время не было принято решение разделить налоги реального сектора и добывающего, и часть последнего передавать в Нацфонд, то, возможно, вопросов бы и не было. Это был бы большой переполненный котел, и мы бы и представления не имели, как плохо мы работаем. На сегодня две трети бюджета это трансферты. Огромная часть бизнеса в тени и акцизы становятся единственным способом справедливого изъятия.

О чем впрочем я писал несколько месяцев назад. Хотим социальное государство – платим много налогов. И повышение акциза на мизерные 10 тенге - это только первый шаг. Очень часто нам рассказывают, какие высокие пособия в России, как разнятся пенсии, есть материнский капитал и множество других социально ориентированных мер, так вот все это оплачивается благодаря, в том числе, адским налогам. Например, 20% НДС вместо 12, как в Казахстане. Акциз на топливо в районе 50 тг. Этот список можно продолжать.»

На вопрос о том, можно ли сказать, что повышение акцизов можно связать в данном случае только с социальными тратами, Кривошеев сказал следующее:

«В основе первого этапа в череде повышения ставок акцизов лежит несколько факторов. Первый, рост социальных трат, я уже об этом сказал. Второй, гармонизация налоговой политики стран участниц ЕАЭС, ну и, как следствие, ответ на приграничный беспредел, который сейчас сложился в Казахстане. Ну и третий, когда в России очередной раз подняли налоги, а у нас после реконструкции НПЗ впервые в истории случилось перепроизводство можно было точно спрогнозировать, что все приграничные районы охватит бензиновая лихорадка и на контрабанде начнут зарабатывать. Когда разница в ценах на заправках достигла сто тенге за литр, стало очевидно, что это золотая жила. Доход с перевезенных в Россию тысяч литров составлял от 40 до 60 тысяч тг. За месяц "топливные муравьи" с тоннажной тележкой могли поднимать до полутора миллионов тенге, без налогов, без серьезных вложений, разве что интеллектуальных, ведь придумать как незаметно вывозить все больше и больше топлива, нужно много хитрости.»

И действительно, Канат Бозумбаев в своем заявлении для СМИ сказал следующее: «Больше ничего вывозить из этой страны дешевого – ни бензина, ни дизельного топлива, ни другого нефтепродукта – нельзя будет. Ни в одну из стран».

«И добавил, что Минэнерго, Комитет государственных доходов и КНБ будут принимать меры, и бензин можно будет вывозить только автомобильным транспортом в заводских баках и дополнительно 20-литровой канистрой. Если честно, очень запоздалая мера, но лучше поздно, чем никогда.

О том, что нужно с незаконным вывозом топлива хоть как-то бороться, я начал писать и говорить еще в прошлом году и то, что если население почувствует возможность заработать на этом, и сильно включится в процесс, борьба с контрабандой будет встречать сопротивление. Кто в здравом уме откажется от дохода в миллионы тенге? И тогда же сам ответил на этот вопрос, что сценарий с таможенниками и пограничниками не пройдет», — рассуждает экономист.

Кривошеев пояснил, почему. По его мнению, это породит лишь коррупцию, но не решит проблему, по его мнению, нужно выравнивать цены.

«Да, это будет больно, как и все, я так же вожу машину и наслаждаюсь дешевым топливом. Но коль уж встал вопрос о росте социальных трат, то нужно быть готовым за это платить. Так устроена экономика всего мира. Нельзя с одной стороны скрываться всей страной от налогов, а с другой обеспечить нуждающихся в помощи. Чтобы без последствий бороться с перекосом цен, нужно цены выравнивать. Никто не призывает к унификации, но чем меньше разрыв, тем менее логичным становятся занятия контрабандой», — говорит Кривошеев.

И в конце он заострил внимание еще на одном аспекте.

«Низкие цены на бензин стимулируют компании к чистому экспорту нефти. Бизнес всегда ищет рентабельность, и если ее нет, то входить в процесс нет смысла. Государство хоть и не регулирует цены на топливо, но на самом деле активно вмешивается в ценообразование через регулирование цен на услуги НПЗ, или ограничение объемов экспорта.

Бензин и правда стоит слишком дешево, если в 2018 я писал о 185 тг, то сейчас можно говорить о 200-210 тг за литр. Это около 55 центов, что чуть выше некой средней цены для страны, при этом в России сегодня бензин стоит 290 и никто не возмущен, как и не возмущены в Европе, где акциз и прочие налоги в топливе из 2,5 евро – 1,7. Уже тогда было понятно, что и мы, и Россия будем стремиться к верхней планке 70 центов за литр, если вы помните, такая цена была при курсе 120 тг за доллар. Была она и больше», — считает спикер.

И, действительно, Канат Бозумбаев в своих комментариях СМИ, как и его коллега Даленов, говорит, что дешевый бензин — хорошо для потребителя, но со временем в Казахстане цены на ГСМ будут такие же, как и в России.

«Мы будем вынуждены пройти этот путь. Это поэтапное сближение цен с нашими соседями», — резюмировал Кривошеев.

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления