Jah Khalib рассказал, как хоронил алматинцев, и в какие дворы нельзя было ходить

Instagram Instagram
Он добавил, что чаще всего бывал в сквере рядом со спортинтернатом, во дворах. И напомнил, что раньше среди молодежи дворы делились по названиям и понятиям.

Казахстанский музыкант Jah Khalib, известный во всех странах бывшего СССР благодаря своим песням "Лейла", "Если че, я Баха" и другим, рассказал в интервью известному украинскому журналисту Дмитрию Гордону о своем детстве и дворовых разборках в Алматы в 90-х, передает Zakon.kz.

Гордон попросил Бахтияра Мамедова (таково настоящее имя Jah Khalib) рассказать, с чему у него ассоциируется Алматы.

- Наверное, друзья, скверы, парки. Я из такого поколения, которое было между поколением 90-х и вот этим новым поколением "пепси" (Бахтияр родился в Алматы в 1993 году). У нас были там старшаки во дворах, были "понятия" так называемые, я думаю, правильные, справедливые, не те, которые там пропагандируют сейчас где-то в каких-то моментах вот эти неадекватные бандитские движения, а нормальные обычные понятия: "Не обижай слабых, отвечай за слова". Потом компьютерные игры, зарождение технического прогресса мы это захватили тоже. Мы такое поколение, которое было и современным, и в то же время постоянно проводили время на улице, - вспомнил Jah Khalib.

Он добавил, что чаще всего бывал в сквере рядом со спортинтернатом, во дворах. И напомнил, что раньше среди молодежи дворы делились по названиям и понятиям.

- Там Ертек, а где-то Ямайка, были дворы, куда нельзя было заходить. То есть, если ты зайдешь, тебя качнут, но были дворы дружественные с твоим двором, туда можно заходить. Наш двор Вторма, я жил во дворе, который назывался Шагай, но тусовался я во дворе Вторма, и там старшаки были такие заряженные, которые везде всех поставили в округе, нормально было, можно было двигаться. Но если вдруг что-то возникало, то были моменты, были драки, не такие страшные, как в 90-е. У меня есть старший брат (сводный брат по маминому первому браку Санжар старше Бахтияра на 12 лет - Авт), который застал самое жесткие времена, 90-е, каждый день приходил, там и ножевые были, и выстрелы, и драки постоянные. Но в мое время такого не было, но какие-то драки на кулаках, толпа на толпу- это было, но не серьезно. То есть, все это движение утихало, но чуть-чуть еще оставалось и хорошо, что оно было именно в такой мере, что мы не выросли какими-то отморозками. Я смотрю на страшегот брата сейчас, он просто не понимает, где находится. Дети 90-х для меня – немного потерянное поколение, именно кто тогда был подростком. Те, кто были уже лет 25-30, они в то время нарубили лавандосика и все хорошо, - рассказал Jah Khalib.

В то время ему приходилось подрабатывать, даже в самых страшных местах. Популярный рэпер признался, что начал зарабатывать на жизнь с 15 лет.

- По выходным мы ездили с друзьями на кладбища и хоронили людей. Просто закапывали людей, копали могилы. Мне было лет 17, когда я только в университет поступил. Тогда хотел жить отдельно от родителей и снимал с тремя парнями квартиру. Я работал днем на студии после учебы, а на выходных – на кладбище. Покойников не боялся. У меня с детства хорошее духовное воспитание. Все называют смерть страшными словами, а на самом деле – это просто перерождение, возврат души. Но, разумеется, на похоронах тяжелая атмосфера, все плачут", – рассказал Jah Khalib в программе "В гостях у Гордона".

Читайте также: В Алматы невозможно работать - Jah Khalib и Дмитрий Гордон

Подготовил Альберт Ахметов

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления