У Казахстана большие перспективы построить высокую рыночную экономику — эксперт

Нургали Нурмахамбетов Фото: Из личного архива Нургали Нурмахамбетова
Является ли Казахстан привлекательным направлением для инвестиций в Центральной Азии, сможет ли выполнить свои обязательства перед иностранными компаниями, какие определяющие системные меры нужно принять для этого, рассказал корреспонденту Zakon.kz эксперт Нургали Нурмахамбетов.

– Нургали Мейрамбекович, на заседании Совета иностранных инвесторов были обсуждены перспективы инвестиционных проектов в Казахстане. Речь, в частности, шла о сферах инфраструктуры, транзитных перевозках, декарбонизации экономики и финансовой системы. Почему, на ваш взгляд, были подняты именно эти вопросы?

– На сегодняшний день в связи с ситуацией с Россией наблюдается большая проблема с транзитными перевозками. Также достаточно сложная ситуация у нас на границе с Китаем, стало трудно получать товары даже народного потребления откуда-либо. Как вы знаете, наша экономика в основном получала товары даже первой необходимости, предназначенные для повседневной жизни, пусть даже и иностранного производства, через дистрибуцию России.

То есть, главным дистрибьютером была Россия. Поэтому новую такую цепочку логистики построить в скором времени очень сложно, на это нужны время и усилия не только государства, но и, конечно, бизнеса.

Но поскольку мы в данном случае говорим о зарубежных инвестиционных проектах, то здесь без государства и без крупного бизнеса, который сейчас участвует в Совете инвесторов при президенте РК, уж точно не обойтись.

По поводу инфраструктуры. Не секрет, она у нас в достаточно сложной ситуации, особенно энергетика, где основные фонды и все используемые в этом производстве предприятия действуют еще с советских времен. Они уже устарели на 60-70%, их надо менять, а это огромные капиталовложения.

Кстати говоря, именно проблемы в логистике, поставках, транзитных перевозках в большей степени влияют на нашу инфляцию. Их решение могло бы сильно помочь в борьбе со снижением высокой инфляции, которая у нас сейчас наблюдается.

Вопрос о декарбонизации экономики, конечно, стоит, но я не думаю, что это сейчас очень актуально. Это стратегическая задача, и нам нужно как-то двигаться в этом направлении, поскольку весь мир туда движется. Это непростая задача. Даже Европа, которая на передовой, не может отказаться от нефти и газа, они просто заменяют российские другими. Я уж не говорю о нашей экономике. Но это, повторяю, стратегическая задача до 2060 года, и сейчас этот длинный путь можно уже начинать.

А вот финансовый сектор – это уже актуальная текущая задача, где нам необходимо проделать большую работу. Это касается дочерних российских банков и огромного количества компаний малого и среднего бизнеса, которые работали с этими банками. Поэтому это непростой вопрос, он решается.

Кроме того, есть определенная проблема с кредитованием экономики, поскольку сегодня нет клиентов под высокую ставку. В то же время Нацбанк не может ее снижать, поскольку инфляция. Возникает парадоксальная ситуация, поэтому эту проблему необходимо решать безотлагательно.

В банках накопилась огромная ликвидность, но она не идет на кредитование реального сектора экономики, и над этим придется поломать голову и нашим государственным мужам, и самим банкирам. Думаю, компромисс будет найден. Возможно, с помощью иностранных инвесторов и консультантов.

– Каковы ваши прогнозы относительно перспектив и рисков? Сможет ли наше государство и бизнес в условиях разрыва глобальных логистических цепочек, торговых войн, беспрецедентного инфляционного давления, которые происходят сегодня, адаптироваться под новые правила игры?

– Перспективы у нас на фоне трех факторов сильно улучшились. Первое – глубокая политическая реформа, подразумевающая улучшение благосостояния населения, более справедливое распределение доходов, укрепление деятельности МСБ, снижение монополий, уход от демонополизации и так далее.

Второе – очень высокие цены на наши экспертные товары. Может быть, самые высокие за всю нашу историю. Мы никогда в жизни не получали такие валютные поступления, которые приходят к нам с экспорта. Наверное, будем получать их в ближайшие два-три года. Это огромный шанс для нашей страны – распорядиться правильно этими деньгами.  

Третье – повышенный интерес к нам со стороны иностранных инвесторов в связи с текущей ситуацией в России. Здесь мы видим и другой момент: к нам идут инвестиции из самой России, где некоторые предприниматели пытаются перевести свои предприятия именно в Казахстан, поскольку он наиболее развит среди постсоветских стран, готовых принимать представителей российского бизнеса.

Эти три фактора достаточно сильно могут разогнать нашу экономику в ближайшее время. Если мы стабилизируем инфляцию и начнем дополнительно активное кредитование, и если в мировой экономике не наступит рецессия, то увидим тот рост, который мы не видели за последние 10-15 лет.  

Что касается рисков, то их у нас достаточно много. В первую очередь, это продолжающийся конфликт в Украине, который вызывает к нашему региону настороженность со стороны всего мира.

Во-вторых, продолжающаяся инфляция, и не только у нас, но и во всем мире.

В-третьих, энергетический бизнес. Мы очень сильно зависим с нашим экспортом нефти от России. Не надо забывать, что практически вся наша нефть идет через РФ. Только строительство трубопровода займет от трех до пяти лет, поэтому здесь сейчас нереально сделать что-нибудь.

– В целом, вы полагаете, что Казахстану в нынешних условиях удастся сохранить конкурентоспособность, построить подлинно рыночную, свободную экономику?

– Несомненно. Центральная Азия, как 80-миллионный, бурно развивающийся, молодой регион является одним из самых привлекательных для иностранных инвестиций. Тем более, Центральная Азия фактически может сама себя во всем обеспечивать, за исключением наукоемких технологий.

Кроме того, если проблема Афганистана решится, то Южная Азия станет для нас огромным рынком сбыта, куда мы можем добираться через Афганистан и Иран. Южная Азия – это Пакистан, Бангладеш, Индия и так далее. Также не забывайте про наших больших соседей – Китай и Россию. Поэтому здесь действительно огромный потенциал. Единственное, нашим партнерам нужны будут гарантии.

– В каком смысле гарантии?

– Что не будет никакого давления со стороны государства или каких-то внутренних монопольных групп. Эти препоны сейчас убираются, и очень быстро. В этом году, думаю, произойдет оперативная трансформация в части создания так называемого плацдарма для формирования экономики нового типа. В целом экономический курс уже выбран, определяющие системные меры принимаются. Нужно просто какое-то время, чтобы все это реализовалось и мы увидели результаты в своей повседневной жизни.

Второй момент – это полное открытие экономики для малого и среднего бизнеса. Третье – снижение давления со стороны госаппарата по отношению к МСБ, поддержка иностранных производителей, а также крупного бизнеса, если они локализуют производство в Казахстане.

Если мы создадим достойную конкурентную среду с четкими законами, особенно с хорошими судами и вменяемым государственным аппаратом, то получим продвинутую экономику нового типа, которая сейчас зарождается и которая будет давать большие результаты уже в ближайшие два-три года.

И судя по тому, как прошел референдум, как граждане и нынешнее руководство страны относятся к реформированию политической и экономической систем, у нас есть большие перспективы построить высокоразвитую рыночную экономику.

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления