Предпринимательское право в системе права и законодательства /В. Попондопуло/

Zakon.kz Zakon.kz

В. Попондопуло, заведующий кафедрой коммерческого права, директор Экспертно-правового центра Санкт-Петербургского государственного университета, д.ю.н., профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации

Подходы к определению природы предпринимательского права имеют свои исторические, философские, экономические и правовые основания. До середины XIX века говорить о науке торгового права не приходится, поскольку она развивается в рамках общей системы российского патриархального гражданского права /1/. Это естественно, так как Россия того времени была страной по преимуществу земледельческой, уровень развития торговли в стране не создавал предпосылок для становления торгового права.

Предпринимательское право в системе права и законодательства

 

 

Предпринимательское право в системе права и законодательства /В. Попондопуло/В. Попондопуло, заведующий кафедрой коммерческого права, директор Экспертно-правового центра Санкт-Петербургского государственного университета, д.ю.н., профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации

 

 

Предпринимательское право: понятие и его место в системе права

Подходы к определению природы предпринимательского права имеют свои исторические, философские, экономические и правовые основания. До середины XIX века говорить о науке торгового права не приходится, поскольку она развивается в рамках общей системы российского патриархального гражданского права /1/. Это естественно, так как Россия того времени была страной по преимуществу земледельческой, уровень развития торговли в стране не создавал предпосылок для становления торгового права.

Таким образом, констатируем, что колыбелью предпринимательского права являлось гражданское право, что не может не сказываться на природе предпринимательского права как частного права. Почва для науки торгового права появилась позже, в результате реформ 1861-1864 гг., давших толчок развитию капиталистических отношений в России, а следовательно, публичным ограничениям свободы предпринимательства. В это время появляются первые учебники по торговому праву, в которых можно встретить разное отношение к идее торгового права.

Историко-познавательное значение имеют рассуждения на эту тему ординарного профессора К.И. Малышева, изложенные в его лекции, прочитанной в Санкт-Петербургском университете 20 сентября 1876 г., на тему «Об ученой разработке торгового права в России» /2/. К.И. Малышев считал, что «только изучение торгового права может дать нам критерии для оценки начал гражданских законов… с точки зрения потребностей торговли и организации торгового быта». Далее автор пишет, что «своеобразность понятий, связанных с торговыми делами, невозможность подвести их под тесные и скудные определения наших гражданских законов вызвали в наших юристах убеждение в том, что торговое и гражданское право - две противоположные системы, что наука торгового права должна развиваться в антагонизме с правом гражданским»; «увлечься этой идеей легко… но история нашей страны до сих пор не выработала противоположности между гражданским и торговым правом, и нам нет надобности развивать ее».

По справедливому мнению К.И. Малышева: «Потребность в установлении особенных норм, которые были бы приспособлены к новому наслоению торгового быта, существует несомненно и сознается каждым юристом-практиком. Можно идти двумя путями к этой цели: 1) можно развивать из природы торговых операций особенные для них правила, оставляя в прежнем виде существующие нормы гражданских законов и указывая на неприменимость их к торговым сделкам; этот путь приведет к необходимости образования двух противоположных систем права - гражданского и торгового; 2) можно исследовать особенности торговых операций, проследить их естественную юридическую структуру, изучить потребности быта, с ними связанные, и затем ввести результаты этого исследования в общую систему права, видоизменив согласно с тем начала этой системы, так чтобы она обнимала собой все формы торгового оборота. Мне кажется, мы должны избрать этот последний путь. Единство права слишком дорого для гражданского быта, и наука не должна терять его из виду».

Как видим, дискуссия о природе предпринимательского права существовала еще тогда и с тех пор мало изменилась, разве что усугубилась наслоениями советского периода. Но если в советский период для хозяйственно-правовой концепции были хотя бы идеологические основания, то в настоящее время для нее нет никаких оснований.

Рассмотрим три основных подхода к определению природы предпринимательского права, опираясь при этом на философские, экономические и правовые основания.

Первый подход: предпринимательское право - это самостоятельная отрасль права, предметом которой выступает предпринимательская деятельность. Такой подход с философской точки зрения основан на том, что социальное управление в обществе с целью его упорядочения есть не только имманентное свойство любого общества, вытекающее из его системной природы, необходимости общения людей в процессе жизнедеятельности, обмена продуктами их материальной и духовной деятельности, но определяющим фактором общественного развития. Такой субъективный подход к управлению обществом предполагает, что изменения системы общественных отношений могут осуществляться только в качестве осознанных, планомерных действий. Например, отмечается, что «субъективная сторона социальных (в том числе экономических) изменений является при социализме ведущей по отношению к объективной» /3/.

Рассматриваемый подход к управлению обществом порочен, потому что он не считается с объективными закономерностями развития общества, оправдывает вмешательство публичных институтов в экономическую и иные сферы общества. Особенно ярко это было выражено в концепции «надстроечно-базисного государства», суть которой заключается в том, что государство «погружается» в экономику и, участвуя в экономических отношениях, выполняет тем самым базисные, а не только надстроечные, политические функции. При этом экономика функционирует как «единая фабрика», и государство участвует в руководстве производством подобно управляющему фабрикой. Данная концепция нашла отклик среди сторонников теории хозяйственного права, писавших о единстве «вертикальных» и «горизонтальных» отношений, о хозяйственном расчете органов управления экономикой и т.п. И хотя в настоящее время, как уже отмечалось, отсутствует реальная почва для такой теории, атавизмы ее сохраняются во взглядах сторонников предпринимательского права как самостоятельной отрасли права /4/. По существу, с таким подходом нельзя согласиться, так как отрасли права выделяются в системе права не в связи с регулируемыми видами человеческой деятельности непосредственно, а в связи с теми общественными отношениями, которые опосредуют тот или иной вид (сферу) деятельности. Поскольку предпринимательская деятельность опосредуется разными по природе отношениями (частными и публичными), то и регулируется разными отраслевыми методами права, разными отраслями права. Одни отношения, в которые вступает предприниматель, с учетом их природы (собственно предпринимательские отношения), регулируются нормами частного права, а другие отношения (публичные отношения, связанные с государственным регулированием и контролем в сфере предпринимательства) регулируются нормами публичного права.

Взаимосвязь в реальной жизни отношений по осуществлению предпринимательской деятельности и по ее публичной организации ведет к взаимодействию норм частного и публичного права в регулировании предпринимательской деятельности, но ни природное различие этих отношений, ни различие норм, их регламентирующих, тем самым не нивелируется. То, что характеризуется сторонниками этой точки зрения как предпринимательское право, на самом деле является предпринимательским законодательством, нормативные акты которого, являясь комплексными, включают в себя нормы частного и публичного права, регулирующие связанные в реальной жизни, но разные по своей природе отношения: предпринимательские - суть частные, и управленческие - публичные.

Таким образом, с переходом к рыночным отношениям утрачены всякие основания бытовавшего в советские времена субъективного подхода к управлению обществом /5/. Экономика, как система производственных отношений, это в основе своей саморегулирующееся явление, имеющее своим основанием самостоятельную деятельность частных лиц, их интересы и побуждения. Предприниматели, специализируясь на производстве определенного продукта, естественным образом (т.е. под воздействием спроса и предложения) включаются в систему разделения труда. Государство, организуя общество, включая его экономическую сферу, само не превращается в предпринимателя, а остается организацией политической, организующей общественные процессы присущими ему способами: издание законов (функция законодательной власти), организация исполнения законов (функция исполнительной власти), разрешение общественных конфликтов (функция судебной власти).

Другой подход к определению природы предпринимательского права связан с его трактовкой как комплексной отрасли права. Авторы, разделяющие такой подход, включают в предмет регулирования предпринимательского права отношения, связанные с государственным регулированием предпринимательской деятельности; с осуществлением предпринимательской деятельности; а также корпоративные (внутрихозяйственные) отношения /6/. Нетрудно заметить, что представленная группировка отношений, якобы составляющая структуру предмета предпринимательского права как комплексной отрасли права, также произвольна, поскольку она не основана на принципах научной классификации явлений, и не может характеризоваться содержательным единством. Выделенные отношения на самом деле являются составными частями предметов регулирования разных отраслей права - публичного и частного. Соответственно, и методы правового регулирования указанных отношений разные, чего не отрицают и сами сторонники предпринимательского права как комплексной отрасли права.

На мой взгляд, теория комплексных отраслей права, разработанная в советские времена /7/, когда по идеологическим соображениям отрицался дуализм права, его деление права на частное и публичное, и разделяемая многими современными исследователями системы права, характеризуется неустранимыми пороками и должна быть отвергнута. Теория комплексных отраслей права не проясняет, а только запутывает предмет исследования - систему права, вводит в заблуждение относительно элементов этой системы, ведет к смешению понятий отрасль права и отрасль законодательства. Отталкиваясь от этой теории и продолжая логический ряд, следовало бы сделать вывод о том, что существуют также комплексные подотрасли права, комплексные институты права, комплексные нормы права, а также комплексные отношения как предметы регулирования комплексных норм права. Но на поверку оказывается, что никаких комплексных отношений и норм права не существует, природа подлежащего регулированию отношения определяет вид применяемой нормы, а совокупность однородных норм права, регулирующих соответствующего рода отношения, составляет институт, подотрасль или отрасль права. В реальной действительности увязка отношений разного рода (частных и публичных), как уже отмечалось, происходит посредством объединения норм частного и публичного права в том, или ином нормативном правовом акте, который потому и характеризуется в качестве комплексного акта.

Третий подход к определению природы предпринимательского права связан с его трактовкой в качестве подразделения частного права (цивилистическая концепция), регулирующего предпринимательские отношения, т.е. имущественные и личные неимущественные отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников (ст. 2 ГК РФ) /8/. Необходимость регламентированного государственного вмешательства в сферу этих отношений, сама по себе не вызывающая возражений, не ведет к образованию самостоятельной отрасли права, поскольку нормы частного и публичного права имеют разную природу. Как уже отмечалось, они могут быть объединены в комплексном нормативном правовом акте (например, торговом кодексе), но лишь как специальном по отношению к ГК законе. Возможность субсидиарного применения общих норм гражданского права в процессе регулирования предпринимательских отношений, свидетельствующая о единстве частноправового регулирования, - одно из главных отличий указанного подхода /9/.

С философской точки зрения цивилистическая концепция природы предпринимательского права основана на объективном подходе к управлению обществом, который исходит из того, что «законодательная власть не создает закона - она лишь открывает и формулирует его» /10/; публичные отношения появляются из социально-экономических отношений, которые они закрепляют и оформляют. Иначе говоря, социально-экономические отношения складываются объективно, но по мере их познания («открытия») можно приблизиться к сознательному управлению ими. Таким образом, на общество, включая его экономическую сферу, можно воздействовать только косвенно, создавая условия для его развития в необходимом направлении. Применительно к экономике - это создание конкурентной среды, установление единых рыночных «правил игры», стабильных публичных требований, например, налоговых и таможенных правил. Во всех странах с рыночной экономикой преследуется цель упорядочения рынка, но нигде не преследуется цель замены рыночной экономики государственной экономикой; споры идут не об отмене свободы предпринимательства, а о разумных пределах этой свободы. Основными экономическими теориями являются теория свободы предпринимательства и теория регулируемого рынка, которые в основе своей весьма сходны.

Теория свободы предпринимательства (теория монетаризма) обосновывает максимальное ограничение государственного вмешательства в экономику /11/. Государство должно оказывать воздействие на экономическое развитие лишь косвенными методами (через кредитно-денежные рычаги), гарантируя неприкосновенность частной собственности и прибылей, соблюдении правил конкуренции и т.д. Основная функция государства в экономике - это установление правил игры и контроль их исполнения, но не экономическая деятельность непосредственно. Такой подход к управлению экономикой соответствует природе предпринимательства как свободной деятельности.

Теория регулируемого рынка исходит из того, что рынок сам не может в полной мере выступать в роли регулятора экономики, поэтому государство должно регулировать макроэкономические процессы (т.е. общие условия развития рыночной экономики), применяя при этом по необходимости прямые ограничения /12/. Эта теория появилась в период разрушительного экономического кризиса 1929-1933 гг. и рассчитана на кризисное состояние рыночной экономики. В условиях здоровой экономики такого более интенсивного, чем обычно, вмешательства государства не требуется.

Современная Россия интегрируется в мировое хозяйство и не может игнорировать те правила, по которым развивается мировая экономика. Многое для этого сделано, но российская экономика пока еще не стала стабильной, чем и объясняется необходимость большего, чем обычно, вмешательства государства в экономическую сферу. Однако в любом случае вмешательство государства в экономику должно регламентироваться законом.

Таким образом, на мой взгляд, предпринимательское право - это совокупность общих и специальных норм гражданского права, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием (предпринимательские отношения), основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Интересно отметить, что Г.Ф. Шершеневич в начале прошлого века также определял торговое право как «совокупность норм частного права, общего и специального, имеющую применение к той области народнохозяйственной жизни, которую закон признает торговлей» /13/. Из данного определения следует, что предпринимательское право - это функциональная подотрасль гражданского права. Оно выделяется в системе гражданского права не по содержанию предмета правового регулирования (как предметные подотрасли: вещное право, обязательственное право, право интеллектуальной собственности, наследственное право, семейное право) /14/, а по субъектам, участвующим в отношениях, регулируемых гражданским правом, - предпринимателям. Сходным образом в системе гражданского права выделяется, например, международное частное право, регулирующее отношения, осложненные иностранным элементом.

В отличие от других подотраслей гражданского права, предпринимательское право не имеет своего раздела в ГК. Не оформлено оно также в виде отдельного кодекса подобно семейному праву. Нормы предпринимательского права рассредоточены во всех разделах ГК (общие положения, право собственности, обязательственное право, наследственное право, право интеллектуальной собственности, международное частное право), а также во множестве других нормативных правовых актов. Таким образом, система предпринимательского права как функциональной подотрасли гражданского права представлена через другие его подотрасли.

Совокупность норм публичного права, направленных на организацию предпринимательской деятельности, не составляет предпринимательского права. Иногда как в российской, так и в зарубежной литературе в противопоставление частному предпринимательскому праву совокупность норм публичного права, регулирующих предпринимательскую деятельность, именуют публичным предпринимательским правом /15/. Против такого подразделения права возражать не приходится, потому что оно четко разделяет частное и публичное право, имеющие целью регулирование соответственно предпринимательских и управленческих отношений в сфере предпринимательства.

 

Предпринимательское законодательство: понятие и место в системе законодательства

Подходы к систематизации предпринимательского законодательства определяются подходами к определению природы предпринимательского права. Соответственно, существует три точки зрения по вопросу о кодификации предпринимательского права.

Первый подход связан с определением природы предпринимательского права как самостоятельной отрасли права. Его апологеты ведут речь о Предпринимательском кодексе как едином отраслевом акте, не допускающем субсидиарное применение норм Гражданского кодекса к отношениям, регулируемым Предпринимательским кодексом.

На мой взгляд, принятие такого кодекса недопустимо, так как это приведет к разрушению принципа единства правового регулирования имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений, основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников (ст. 2 ГК), со всеми вытекающими отсюда последствиями, хорошо известными нам из советского прошлого. Разумеется, можно представить существование такого кодекса, например, Хозяйственный кодекс Украины, который на самом деле не исключает субсидиарного применения норм Гражданского кодекса Украины. Более последовательно такой подход проводился в советский период, а также в настоящее время в ряде стран с плановой экономикой (например, КНДР, Куба). Советский Гражданский кодекс действительно был выхолощен от норм, реально регулирующих хозяйственный (плановый) оборот. Реальное регулирование осуществлялось за пределами ГК РСФСР, постановлениями ЦК КПСС и СМ СССР. Создавалось два параллельных режима регулирования единых по природе имущественных и личных неимущественных отношений: режим регулирования нехозяйственного оборота и режим регулирования хозяйственного оборота. Такие двойные стандарты приводили к перекосу в экономике, разумеется, в ущерб обычным гражданам - потребителям. Полагаю, что в нормальной рыночной экономике, являющейся составной частью мирового разделения труда (т.е. без «железного занавеса»), принятие предпринимательского кодекса, исключающего субсидиарное применение норм гражданского кодекса, содержащего весь необходимый инструментарий в виде общих положений, в равной степени применимых к отношениям коммерческого и некоммерческого оборота, попросту невозможно.

Второй подход, связанный с определением природы предпринимательского права как комплексной отрасли права, в вопросе о принятии предпринимательского кодекса, является компромиссным. Его сторонники, предлагая принять предпринимательский кодекс, включающий нормы частного и публичного права, регулирующие отношения в сфере предпринимательства, не исключают возможность субсидиарного применения к регулируемым им отношениям общих норм частного (гражданского кодекса) и общих норм публичного права. Если это так, и речь идет о принятии предпринимательского кодекса в развитие гражданского кодекса (как это имеет место в странах с дуалистической системой права - Германии, Франции и др.), то, на мой взгляд, это возможно, но нецелесообразно как минимум по двум причинам.

Во-первых, это архаичный подход, критикуемый даже учеными - представителями стран с дуалистической системой частного права /16/. К слову сказать, в системе стран с дуалистической системой частного права торговые кодексы являются по преимуществу кодексами частного права, практически не содержащие норм публичного права. В этой связи сравнение предлагаемых к принятию предпринимательских кодексов не корректно сравнивать с торговыми кодексами стран с дуалистической системой частного права.

Во-вторых, принятие предпринимательского кодекса приведет к усложнению системы предпринимательского законодательства, поскольку наряду с гражданским кодексом (содержащим общие нормы гражданского права) и предпринимательским кодексом (содержащим специальные нормы гражданского и публичного права) по-прежнему будут действовать многие специальные законы, которые невозможно «втиснуть» в рамки предпринимательского кодекса. А это означает, что правоприменение (как и правотворчество) усложнится: придется устанавливать соотношение не только общих норм гражданского кодекса и норм специальных законов, рассчитанных на сферу предпринимательства, но и каждого из этих специальных законов - с предпринимательским кодексом, увязывающим общие нормы гражданского кодекса и нормы специальных законов в сфере предпринимательства.

В идеале кодифицированный акт - это акт, в котором содержатся по преимуществу нормы одной отрасли права, что позволяет выделить в нем общую и особенную части. В настоящее время такими кодексами являются гражданский кодекс, гражданский процессуальный кодекс (должен включать и нормы арбитражного процесса), уголовный кодекс, уголовно-процессуальный кодекс.

Ведутся исследования, в соответствии с которыми предлагается принять полноценный административный кодекс (который ввел бы власть в жесткие рамки закона) /17/ и административно-процессуальный кодекс /18/, а также о кодификации конституционного права и конституционного судопроизводства /19/, международного права /20/. Эти предложения вполне логичны, так как они опираются на постулат, в соответствии с которым отрасль права (совокупность однородных норм права) может быть выражена отраслевым кодексом, который не исключает возможности принятия и других законов в развитие соответствующих кодексов. Обычные законы тем и отличаются от кодифицированных актов, что в них содержатся нормы разной отраслевой принадлежности в целях урегулирования определенной сферы (вида) деятельности, например, банковской или страховой деятельности.

К сожалению, в настоящее время получила распространение иная практика: обычные комплексные законы, регулирующие тот или иной вид (сферу) деятельности, принимаются в форме комплексных кодексов, регулирующих разными методами разнородные отношения, возникающие в связи с определенным видом деятельности, например, Земельный кодекс, Жилищный кодекс, Градостроительный кодекс, Трудовой кодекс РФ и т.п. Такой подход, на мой взгляд, извращает понятие кодифицированного акта. Это в равной мере относится и к оценке предпринимательского кодекса, который будет содержать нормы частного права и нормы публичного права. Комплексность правового регулирования, выражающая межотраслевой подход к регулированию определенной сферы (вида) деятельности, на мой взгляд, должна выражаться в обычных комплексных законах: о земле, о жилище, о градостроительстве, о труде и т.д. При этом нормы частного права, регулирующие земельные, жилищные, градостроительные, трудовые и т.д. отношения, должны преимущественно содержаться в гражданском кодексе, а соответствующие нормы публичного права - в обычных законах. От практики принятия комплексных кодифицированных актов следовало бы полностью отказаться.

Третий подход - цивилистический. Его сторонники, исходя из принципа единства правового регулирования имущественных и личных неимущественных отношений, основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, считают, что правовое регулирование предпринимательских отношений в настоящее время вполне обеспечивается гражданским кодексом и другими нормативными правовыми актами, принятыми в его развитие. Нормы же публичного права, содержащие всякого рода стимулы, дозволения, ограничения и запреты в сфере предпринимательства, имеющие целью публичную организацию предпринимательской деятельности, могут содержаться в различных законах, учитывающих экономическую политику государства в тот или иной период развития общества.

Нельзя не отметить, что во многих странах, а не только в России и Казахстане, предпринимательские отношения регулируются гражданскими кодексами. Одна из новейших таких кодификаций - кодификация гражданского права (включая торговое право) Нидерландов. Известны также страны, которые отказались от дуализма частного права, например, Италия. В ряде стран обсуждаются вопросы декодификации торгового права, например, в Словакии. Имеются страны, в которых отсутствуют не только предпринимательские, но и гражданские кодексы. Это не только страны системы общего права (кодексы как форма систематизации нормативного материала вообще не распространены), но страны континентальной системы права, например, Швейцария, Эстония. Их гражданское право (включая торговое право) представлено системой отдельных законов о юридических лицах, праве собственности, обязательственном праве и т.д. Все это свидетельствует только о том, что выбор того или иного варианта систематизации предпринимательского законодательства зависит от воли и интересов законодателя, формирующего эту систему с учетом конкретной экономической и политической ситуации в стране и ее традиций, стремящегося обеспечить наиболее эффективное регулирование общественных отношений в данной сфере.

Система законодательства, в отличие от системы права, - явление субъективного порядка, она строится в соответствии с практическими интересами, поэтому включает в себя разные по отраслевой природе нормы права (частного и публичного), чтобы учесть объективно существующие связи между разнородными общественными отношениями и комплексно урегулировать их /21/. Именно в этом заключается предназначение законодателя и служебная роль принимаемых им нормативных правовых актов.

Таким образом, предпринимательское законодательство - это совокупность нормативных правовых актов, содержащих нормы разных отраслей права (частного и публичного), регулирующих предпринимательскую деятельность в части как ее осуществления, так и публичной организации. Специализация предпринимательского законодательства заключается в правовом регулировании как предпринимательских отношений (частное предпринимательское право), так и публичных отношений, связанных с организацией предпринимательской деятельности (публичное предпринимательское право).

 

Литература

1. Жолобова Г.А. Правовое регулирование торгово-промышленных отношений в пореформенной России 1881-1913 гг. М., 2007.

2. Журнал гражданского и уголовного права. 1875. Кн. 6. Перепечатка со вступительной статьей О.Ю. Скворцова в журнале: Кодекс-info. 2002. № 7-8. С. 11-118.

3. Файнбург З.И., Козлова Г.П. Научно-технический прогресс и совершенствование социалистических производственных отношений. М., 1987. С. 26; Абалкин Л.И. Диалектика социалистической экономики. М., 1981. С. 68-107, 220-227; Мамутов В.К. Совершенствование правового регулирования хозяйственной деятельности: методология, направления. Киев. 1982. С. 20.

4. Предпринимательское (хозяйственное) право. Под ред. В.В. Лаптева, С.С. Занковского. М., 1997; Хозяйственное право. Под ред. В.К. Мамутова. Киев. 2002.

5. Такой подход критиковали: Лармин О.В. О структуре общественных отношений. Очерки методологии познания социальных явлений. Под ред. Д.М. Уграновича, О.В. Лармина, А.К. Уледова. М., 1970. С. 69; Бунич П.Г. Хозяйственный механизм развитого социализма. М., 1980. С. 24-26; Загайнов Л.И. Социалистическое государство и законы экономики. М., 1975. С. 34-62; Пискотин М.И. Социализм и государственное управление. М., 1988. С. 260-265; Собчак А.А. Правовые проблемы хозрасчета. Л., 1980. С. 9-42.

6. Предпринимательское право Российской Федерации. Под ред. Е.П. Губина, П.Г. Лахно. М., 2010. С.73; Предпринимательское право России. Под ред. В.С. Белых. М., 2008. С. 26.

7. Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. М., 1947. С. 109; Толстой Ю.К. О теоретических основах кодификации гражданского законодательства. Правоведение. 1957. № 1. С. 45.

8. Попондопуло В.Ф. Правовой режим предпринимательства. СПб. 1994; Предпринимательское право. Курс лекций. Под ред. Н.И. Клейн. М., 1993. Такой позиции придерживаются многие другие цивилисты, хотя и не всегда последовательно. Например, М.К. Сулейменов пишет, что в узком смысле предпринимательское право представляет собой часть гражданского права, а предпринимательская деятельность - разновидность гражданско-правовой деятельности; в широком смысле предпринимательское право - комплексное образование, объединяющее нормы разных отраслей права (Сулейменов М.К. Хозяйственный (предпринимательский) кодекс: улучшение законодательной системы или ее развал? Предпринимательский кодекс как орудие развала правовой системы Казахстана. Под ред. М.К. Сулейменова. Алматы. 2011. С. 11). На мой взгляд, вторая часть приведенного утверждения не вполне корректна, так как понятие предпринимательского права уже, чем понятие «комплексное образование», включающее не только нормы предпринимательского права, но и нормы публичного права. В другой статье сделана ссылка на работу Д.А. Медведева, который пишет, что предпринимательские отношения многообразны, различны по своей природе и охватывают как частноправовые отношения, так и публично-правовые отношения (Яковлев В.Ф., Маковский А.Л., Суханов Е.А., Писков И.П. Еще раз о предпринимательском праве. Там же. С. 41). На мой взгляд, в приведенной фразе имеет место явное смешение собственно предпринимательских (частных) отношений с публичными (не предпринимательскими) отношениями.

9. Матвеев Г.К. Экономическая реформа и кодификация гражданского законодательства (к истории дискуссии). Государство и право. 1992. № 5. С. 52.

10. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 285.

11. Friedman M. Capitalism and Freedom. Chicago. 1962. P. 89.

12. Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. М. 1978. С. 455.

13. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. В 4-х т. СПб. 1908. Т. 1. С. 18.

14. Суханов Е.А. Система частного права. Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1994. № 4. С. 30-31.

15. Например, в германском праве выделяется торговое право, входящее в блок частного права, и хозяйственное право, «понятие которого является наиболее гибким, если не размытым, и употребляется в германской правовой доктрине в широком и в узком смысле, конкретизируясь при этом как частное и публичное (Жалинский А., Рёрихт А. Введение в немецкое право. М. 2001. С. 436).

16. Книпер Р. Скептические замечания по поводу необходимости разработки хозяйственного кодекса. Предпринимательский кодекс как орудие развала правовой системы Казахстана. Отв. ред. М.К. Сулейменов. Алматы. 2011. С. 55.

17. Белов С.А. Актуальность и перспективы кодификации административного законодательства в России. Вестник ВАС РФ. 2011. № 12. С. 6.

18. Слепченко Е.В. Гражданское судопроизводство: проблемы единства и дифференциации. СПб. 2011. С. 103-145.

19. Речь идет о единообразии подходов к понятию конституции в разных странах: по своему содержанию конституции разных стран содержат разный набор норм; многие нормы находятся за пределами конституции (в конституционных законах); по-разному представлен институт конституционного контроля; отсутствуют кодексы, оформляющие конституционное судопроизводство (Чиркин В.Е. Конституция ХХІ века: некоторые вопросы понятия. Вопросы правоведения. 2010. №3. С. 19).

20. Трикоз Е.Н. «Кодистика» (учение о технике кодификации) в международном праве. Правоведение. 2010. № 4. С. 109.

21. Яковлев В.Ф. Отраслевая дифференциация и межотраслевая интеграция как основы системы законодательства. Правоведение. 1975. № 1. С. 18.

 

 

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления