Горячие новости
Читайте также

Как Huawei стал мировым IT-гигантом

Huawei всегда работает над повышением эффективности бизнес-процессов.

Фото : Pixabay25 февраля 2020, 12:32

Пока вы читаете эти строки, ИТ-гигант Huawei, возможно, переживает самый драматичный момент в своей истории. После 31 года непрерывного роста, увенчавшегося по итогам 2018 рекордной выручкой, впервые превысившей $100 млрд, в середине июня 2019 года стало известно, что доходы в ближайшие два года из-за санкций перестанут расти, что означает для компании потерю $30 млрд.

Свое недавнее заявление о потере $30 млрд за два года основатель и президент компании Жэнь Чжэнфэй сопроводил образным сравнением с самолетом, попавшим под обстрел: "Мы защитили только двигатель и топливные баки и не смогли защитить другие части". Означает ли это, что самолет упадет? Конечно, нет. Выручка Huawei в 2018 году, преодолев важный рубеж в $100 млрд, достигла $107,13 млрд. По словам Жэнь Чжэнфэя, прогнозируемая выручка в условиях санкций составит около $100 млрд в год на протяжении следующих двух лет, что позволит компании сохранять достигнутые позиции. Но и только. При этом в группе мировых лидирующих ИТ-конгломератов Huawei, хотя и прочно утвердился за последнее десятилетие, оставался догоняющим: выручка Google в прошлом году достигла $136,8 млрд, группы Samsung - $214 млрд, Apple - $261,6 млрд. Сравнение с крупнейшими производителями смартфонов в данном случае особенно уместно, поскольку преодоление 100-миллиардной отметки совпало для Huawei со сменой драйверов роста: впервые потребительские устройства дивизиона Huawei Consumer Business Group (смартфоны, планшеты, ноутбуки, wearable-устройства и аксессуары) обеспечили больше выручки (348,9 млрд юаней), чем оборудование для операторов связи (294 млрд юаней). Рост потребительского бизнеса под брендами Huawei и Honor составил в 2018 году 45,1%, при том что совокупная выручка выросла на 19,5%.

Если говорить глобально, то замедление темпов роста может сказаться на объемах инвестиций и затрат на R&D, которые при современном уровне конкуренции на рынке телеком- и потребительского электронного оборудования только и позволяют сохранять рыночную долю, не говоря о ее расширении. А ведь расширение, экспансия на новые технологические и географические территории были квинтэссенцией стратегии Huawei на протяжении 31 года ее существования.

Если же говорить про Россию, то здесь инвестиции компании в R&D не только не сократятся, но и будут увеличиваться. По крайней мере таковы заявленные планы. "Мы, безусловно, будем увеличивать наши инвестиции и будем углублять наши отношения с Россией", - заявил главный исполнительный директор Huawei Го Пин, выступая на Санкт-Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ-2019). Ранее, в феврале 2019 года, глава российского подразделения компании Эйден У также отметил, что Huawei намерена наращивать инвестиции в научную сферу России.

По корпоративной легенде бренд Huawei придумал Жэнь Чжэнфэй в 1987 году, создавая компанию. Смыслов у этого слова несколько. "Hua" может означать на китайском "отличный", "великолепный", но также возможно толкование "Китай" или "этнический китаец". А "wei" - это "достижение" или "действие, которое к чему-то привело". То есть "Huawei" может переводиться как "отличное действие", "великое достижение", "достижение Китая" или даже "результат деятельности этнических китайцев". Если смотреть на смысл слова через призму реальных бизнес-достижений компании, то оказывается, что оставивший службу в Народно-освободительной армии Китая (НОАК) инженер Чжэнфэй как будто занимался при создании компании нейролингвистическим программированием, готовя ее на роль символа глобального преуспеяния китайского бизнеса. Впрочем, есть мнение, что слово - просто набор запоминающихся созвучий и никакого подтекста в нем нет.

Как бы то ни было, Жэнь Чжэнфэй вложил в частную компанию, создание которой стало возможным в результате реформ Дэн Сяопина, 21 тыс. юаней, которых хватило на партию автоматических телефонных станций (АТС) из Гонконга. Своего телеком-оборудования в многомиллионном Китае тогда практически не было, поэтому перепродажа импорта была вполне естественной как для зарождающейся рыночной экономики в целом, требовавшей все больше АТС для коммуникаций, так и для отдельной компании в частности. Но опять-таки по корпоративной легенде, воспитанный НОАК в духе отстаивания национального суверенитета во всем, Жэнь Чжэнфэй торговать импортом не собирался, а мечтал производить свое.

Уже в первые пять лет существования Huawei удалось наладить разработку и производство собственных элементов АТС, и расхожая легенда утверждает, что случилось это благодаря инвестициям властей в размере $8,5 млн, которые на поставках импорта Чжэнфэй бы заработать не смог. Отсюда слухи об особой интеграции Huawei с китайским правительством, выражающейся не только в моральной, но и материальной поддержке. Сам основатель компании придерживается версии органического роста Huawei без масштабной накачки деньгами из госбюджета.

Уже в начале 90-х в компании работало больше 500 человек, часть из которых занималась R&D, что позволило разработать в 1993 году программируемый коммутатор C&C08, прорывной по функционалу и технологиям. Он не только опережал аналоги, выпускавшиеся в Китае, но и якобы "убирал" импорт.

Коммутатор стал ходовым у региональных операторов, а Huawei завоевал общенациональную известность, как считается, именно через признание у заказчиков в китайских провинциях. Есть версия, что контракты на региональном уровне заключались не без "подмазывания" местных чиновников, но установить истину за давностью лет уже вряд ли возможно.

Согласно корпоративной истории, этот этап в превращении Huawei в общекитайский бренд стал переломным. Компания получила контракт на оснащение своей продукцией единой телекоммуникационной сети страны. За этим в 1994 году последовала встреча Жэнь Чжэнфэя с тогдашним председателем КНР Цзян Цземинем. Глава осознавшей амбиции частной компании стал объяснять главе осознающего мировые амбиции государства, что телеком - это не просто по телефону поговорить, это, ни много ни мало, элемент национального суверенитета, часть международной безопасности. "Нация, которая не обладает собственным коммутационным оборудованием, сродни нации без вооруженных сил", - заявил президент компании. "Президент страны с этим утверждением охотно согласился", - зафиксировано в официальной истории компании. Последовали контракты на оснащение системами связи НОАК, а в 1995 году объем продаж Huawei вырос до 1,5 млрд юаней - за счет госзакупок и поставок региональным сетевым операторам.

В 1996 году власти КНР под руководством уже подкованного по части "суверенного телекома" Цзян Цземиня ввели преференции для отечественного телеком-оборудования, ограничив применение зарубежного. "Это подтолкнуло Huawei к новым свершениям, и уже в 1997 году совет директоров смог заключить свой первый зарубежный контракт", - так описывает результат государственной поддержки национальных производителей верифицированная история компании. Стоит упомянуть, что это был контракт на поставку оборудования для мобильной связи стандартов CDMA и UMTS в Гонконге, который в том же 1997 году вернулся в состав Китая из-под протектората Великобритании, пусть и в статусе расширенной автономии.

На этом этапе Huawei остается национальным игроком, ориентированным на внутренний рынок. Принципиально важным являлось тогда закрепление в крупнейших городах, с преодолением реноме компании, поставляющей оборудование только для провинциальных операторов. Это совпало по времени с запуском сетей сотовой связи GSM. Предложив продукты для сотовых операторов, которые, разумеется, начинали с покрытия крупных городов, Huawei перестала считаться "вендором для сельских АТС". Между тем, именно из этого этапа менеджмент извлек постулируемый по сию пору принцип близости к клиенту. Проложенные по полям кабельные линии довольно часто приводили в негодность крысы, и в Huawei взяли за правило тут же посылать на место своих сотрудников для починки - в отличие от менее сноровистых конкурентов, среди которых были и иностранные операторы, которые никого не посылали, а просили местные власти устранить неисправность. У Huawei в тех же обстоятельствах все получалось несопоставимо быстрее, клиенту это нравилось, так что урок с тех пор был усвоен строго: успешный бизнес требует скорости во всем, и прежде всего - в реагировании на обращения клиента.

Хотя у Huawei были контракты с клиентами в азиатских странах, с формальной точки зрения международная экспансия компании началась с России. Первое зарубежное представительство было открыто в Уфе на базе производителя систем связи ОАО "Концерн БЭТО". Было создано СП ЗАО "Хуавэй-Уфа", 70% в котором принадлежало основному китайскому юрлицу компании - Huawei Technologies. СП разрабатывало и проектировало сети связи, производило и устанавливало оборудование, обслуживая его.

По информации базы данных "Контур.Фокус", ни ОАО "Концерн БЭТО", ни ЗАО "Хуавэй-Уфа" в настоящее время не существуют, они были ликвидированы в 2005 и 2008 годах соответственно, причем российская компания - через процедуру банкротства.

Офис компании в Москве, учрежденный уже самой Huawei Technologies, был вторым после уфимского и открылся вскоре после него.

Если российские офисы компании в конце 90-х были ориентированы на ведение бизнеса в РФ и отчасти в странах СНГ, то открывшийся в 1999 году крупный R&D-центр в Бангалоре (Индия) был заявкой на технологический прорыв в глобальном масштабе. Две тысячи индийских программистов на базе в Бангалоре вывели на новый уровень разработку ПО для телеком-платформ.

Затем с 2001 начал работу исследовательский центр в Стокгольме, сфокусированный на технологиях сотовой связи, в частности стандарта WCDMA.

Тогда же в США открылись четыре центра R&D со штатом американских разработчиков технологий и ПО для телеком-индустрии.

Следующим шагом по расширению продуктового ряда и совершенствованию технологий стало создание СП с американским производителем телефонного оборудования 3Com - оно должно было производить системы передачи данных в корпоративных сетях. В 2007 году доля китайской компании в СП была выкуплена 3Com. От альянса выиграли обе стороны: 3Com вышла в корпоративный сегмент, а Huawei расширила присутствие на рынке США.

Успехи на американском рынке были столь существенны, что в патентный спор с Huawei тогда ввязалась Cisco Systems, обвинившая китайскую компанию в краже защищенных патентами технологий, технической документации и исходного кода Cisco IOS. Стороны пришли к мировому соглашению, не обращаясь в суд, что позволило игрокам рынка говорить, что шансы при судебном разбирательстве были выше у Huawei.

Ведение бизнеса на глобальном уровне требовало повышения качества менеджмента, чего Huawei достигла через сотрудничество в области управленческого консалтинга с IBM.

В 2003 году с объемом продаж в $3,83 млрд компания вышла на новый для себя рынок - потребительский, создав подразделение Huawei Consumer Business Group. Физлицам Huawei предложила телефоны и планшеты с поддержкой 3G, операторам связи - решения для сетей третьего поколения, новые для себя технологические ниши осваивались за счет создания СП с профильными игроками, и к 2006 году зарубежные продажи впервые превысили внутренние. Заключенные контракты с лидирующими европейскими операторами уровня Vodafone и British Telecom позволили Huawei утвердиться в высшей лиге мировых поставщиков решений для телеком-отрасли.

2008 год ознаменовался включением китайского гиганта (к тому времени ни у кого не было сомнений, что Huawei можно так называть) в первую тройку глобальных поставщиков технологий мобильной связи по версии Informa. Но попадание в высшую лигу означало для компании и противодействие на самом высоком уровне. В том же 2008 году корпорация лишилась возможности оснащать своим оборудованием американские сети, через которые может передаваться конфиденциальная информация, с ограничениями по покупке активов в США. Давление американских властей к 2013 году достигло такого масштаба, что компания выступила с заявлением о том, что перестает считать США приоритетным для себя рынком.

Периодически вводимые в отношении Huawei ограничения в Великобритании, Австралии, Индии говорят лишь о степени проникновения китайской продукции в телеком-отрасль этих и множества других стран. Да и в России, где у компании, кажется, нет никаких проблем, отечественные производители неоднократно говорили "Теле-Спутнику", что, будь их воля, они бы обязательно "ограничили тотальное засилье Huawei", скопировав американские заградительные барьеры.

Но вопреки противодействию - формализованному и неявному - статистика говорит об эффективности стратегии Huawei: в 2010 году его решения использовали 80% из 50 крупнейших мировых операторов.

Характеризуя Huawei в его сегодняшнем состоянии, называть компанию производителем телеком-оборудования будет не вполне верно. Сегодня Huawei - это ИТ-гигант, рассматривающий себя не участником одного его сегмента - телекоммуникационного (хотя позиции здесь прочны как никогда), но вендором широчайшего круга технологий, в центре которого мобильные сети пятого поколения. И хотя заместитель председателя правления, главный исполнительный директор Huawei Го Пин, выступая на сессии Сбербанка в рамках ПМЭФ-2019, назвал стержневой технологией современной цивилизации ИТ в широком смысле, из его слов было понятно, что в центре ИТ-экосистемы компания видит именно 5G. Сети пятого поколения объединят технологии искусственного интеллекта, большие данные, Интернет вещей, умные города, облачные платформы, беспилотный транспорт - и во всех этих областях Huawei видит свое место в будущем.

"Следующее поколение будет жить в интеллектуальном обществе, у которого будет три важных характеристики: все будет подключено к Интернету, у всего будут датчики, и все будет абсолютно умными устройствами", - описал Го Пин торжество Интернета вещей в недалеком уже будущем. Он пояснил, что это станет возможным только благодаря инвестициям в R&D. "Чтобы всего этого достичь, необходимо много инвестировать, прежде всего в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. В прошлом году, например, инвестиции Huawei составили $15 млрд. Мы считаем, что ежегодно мы должны 10% наших доходов инвестировать в НИОКР", - так выглядит в изложении Го Пина современный принцип "цифровой десятины".

На российском рынке движение к запуску сетей 5G компания начала еще в 2014 году, когда на повестке еще было разворачивание 4G. Тогда было подписано соглашение с "МегаФоном", позволившее специалистам российского оператора участвовать в разработке стандарта 5G и влиять на его технологические особенности. К настоящему времени китайская компания совместно с российскими операторами развернула тестовые зоны 5G в России, на повестке ближайших года-двух запуск первых коммереческих сегментов сетей, которые, впрочем, на первом этапе будут мало чем отличаться от тестовых полигонов, поскольку вопрос с выделением частот операторам в национальном масштабе далек от решения.

Первый квартал текущего года ознаменовался для Huawei реорганизацией структуры бизнеса в РФ и СНГ. В Москве был создан головной офис Евразийского региона за счет присоединения к российскому представительству десяти подразделений в странах ближнего зарубежья.

"Такое структурное изменение требует усиления управленческих компетенций и ресурсов в головном офисе евразийского региона", - сообщили "Телеспутнику" в Huawei.

В то же время Comnews сообщил, что компания закроет шесть офисов в регионах России (в Северо-Западном, Дальневосточном, Южном, Сибирском, Уральском и Приволжском федеральных округах). В своей публикации издание ссылалось на внутренний документ компании, подготовленный по итогам визита в Москву Жэнь Чжэнфэя. Однако в Huawei это отрицают. "Мы не подтверждаем информацию о закрытии офисов, о сокращении штата также речи не идет. Сегодня мы говорим о реструктуризации, изменении функционального состава сотрудников этих офисов", - прокомментировал "Телеспутнику" возможное закрытие офисов представитель компании.

Он отметил, что Huawei "всегда работает над повышением эффективности бизнес-процессов". Помимо создания Евразийского офиса, компания также прилагает усилия к изменению подходов к бизнес-процессам и структурам региональных офисов. "Региональные представительства остаются, меняется функциональный состав сотрудников. Huawei также активно развивает российское R&D-направление, планируя открытие новых научно-исследовательских центров и увеличивая количество инвестиций в Россию", - пояснили в компании, добавив, что генеральный директор Huawei в России Эйден У возглавил работу Евразийского региона.

По информации базы данных "Контур.Фокус", российское юрлицо Huawei - ООО "Техкомпания Хуавэй", учрежденное нидерландской "дочкой" головной китайской компании, действительно не закрыло представительства в российских регионах на момент публикации материала либо данные об этом еще не обновлены.

У бизнеса Huawei в России хорошие перспективы. В исследовании Ernst & Young в 2018 году отмечалось, что рентабельность бизнеса китайской компании в РФ остается на уровне, сопоставимом с материнским рынком, - 10-20%, при сохранении условий для роста. И если на рынках Северной Европы и Западной Европы (в меньшей степени) Huawei может и дальше сталкиваться с протекционистскими барьерами, то в случае России, вопреки надеждам отечественных производителей, шансы на ограничение ее бизнеса со стороны властей минимальны: Китай продолжает оставаться для российских первых лиц важнейшим геополитическим партнером. В середине прошлого года гендиректор Huawei в России Эйден У подтвердил важность российского рынка для компании и заявил о планах инвестировать в цифровую экономику РФ более 500 млрд руб. к 2020 году. Поскольку заявлений о коррекции этих планов после признания Жэнь Чжэнфэя о потере $30 млрд к 2021 году не последовало, намерения Huawei инвестировать в Россию остаются в силе.


Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии