Каким будет 2022 год для стран Центральной Азии – мнения экспертов

Страны ЦА в 2022 году Фото: Zakon.kz
Первостепенными задачами для Центрально-Азиатского региона в следующем году станут борьба с распространением коронавирусной инфекции и восстановление национальных экономик. Каким видят 2022 год для стран ЦА международные эксперты, разбираемся в материале Zakon.kz.

Экономические показатели 

Несмотря на неутешительные прогнозы международных экспертов для мировой экономики, особенно в условиях распространения нового штамма коронавируса «омикрон» и роста напряженности в отношениях между главными геополитическими игроками – США, ЕС, России и Китая, страны Центрально-Азиатского региона, вероятнее всего, смогут сохранить постепенный и стабильный темп роста экономических показателей. 

По оценкам Азиатского Банка Развития, экономика региона вырастет в 4,4%. Локомотивами в данном направлении, как и в 2021 году, станут Казахстан и Узбекистан, чьи собственные экономические показатели могут варьироваться с учетом всевозможных негативных воздействий с 4% до 6%. 

Эксперты Международного валютного фонда прогнозируют и рост реального ВВП стран ЦА – на уровне 4,4%. Отметку в 4% смогут преодолеть стразу несколько государств региона, в числе которых Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан. Показатели Туркменистана в 2022 году могут фиксироваться на уровне 3,9%. 

Вместе с тем в момент составления данного прогноза эксперты не учитывали факторы быстро меняющегося ценообразования на энергетическом рынке, а также повышение цен на драгоценные металлы и уран. 

Эксперты Центра стратегии и безопасности им. Брента Скоукрофта Атлантического совета Мэтью Берроуз и Роберт А. Мэннинг в своем ежегодном прогнозе указали на возможность стремительного выхода из коронакризиса многих промышленных игроков ведущих стран мира уже к середине следующего года. Это может создать ажиотаж на рынке энергоресурсов, в частности, нефти, газа и угля, что приведет к дефициту, а дефицит – к росту цен. 

Цены на нефть в следующем году, вероятнее всего, продолжат расти вплоть до показателя в 100 долларов за баррель. 

Страны региона, чьи экономики тесно связаны с добычей энергоресурсов, в первую очередь Казахстан и Туркменистан, могут получить хорошие дивиденды и более значительно укрепить в 2022 году свои экономические показатели.

Решение водных проблем 

2021 год наглядно продемонстрировал, что проблемы с использованием водных ресурсов трансграничных рек будут только нарастать, и следующий год, вероятнее всего, не станет исключением. 

Несколько рек Центральной Азии имеют статус трансграничных: Амударья и Сырдарья (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан), Талас и Чу (Казахстан и Кыргызстан), Или (Казахстан, Китай), Тарим (Таджикистан, Кыргызстан, Китай). 

Главной проблемой в совместном использовании водных ресурсов является резкое потепление климата в районе формирования водных стоков трансграничных рек.  

По данным международных экспертов, за последние 100 лет температура в странах региона увеличилась, а количество осадков уменьшилось. Эта тенденция свидетельствует о тревожных изменениях в климатических условиях в сторону еще большего иссушения.

Специалисты программы ООН по окружающей среде и вовсе называют ситуацию, мягко говоря, неблагоприятной. 

Интенсивное потепление климата отмечается во всей Цент­ральной Азии. При этом перспективная оценка водных ресурсов региона с учетом изменения климата показывает, что ни один из рассмотренных климатических сценариев, отражающих потепление, не предполагает увеличения имеющихся водных ресурсов. Полученные расчеты свидетельствуют: к 2050 году объем речного стока в бассейне реки Амударьи сократится на 10-15%, Сырдарьи – на 6-10%. Из доклада специалистов программы ООН

Пограничные конфликты 

Возникший в конце апреля 2021 года пограничный конфликт на границе Кыргызстана и Таджикистана по своей сути так и не был в полной мере урегулирован. 

В приграничье то и дело продолжают возникать очаги напряженности, в том числе с привлечением пограничных сил двух государств. Сложившаяся ситуация, не без прямого давления извне, заставила власти двух государств взять ситуацию в буквальном смысле этого слова на ручной режим управления. 

В результате в регионе продолжает действовать режим прекращения огня, сформированы группы по проведению демаркации и делимитации границ. Но, учитывая тот факт, что стороны за все годы независимости так и не смогли прийти к компромиссу, в особенности это касается дорожной инфраструктуры, ведущей в таджикский анклав Ворух, какого-либо прогресса в 2022 году ожидать не стоит. 

Обе стороны активизировали реализацию процесса по перевооружению своих вооруженных формирований, в том числе находящихся в приграничных районах. 

К примеру, в Кыргызстане в конце 2021 года на вооружение пограничной службы ГКНБ поступило несколько комплексов турецких ударных БПЛА «Bayraktar TB2». Проводятся переговоры с Россией о поставках разведывательных беспилотников. Плюс ко всему, по информации целого ряда экспертов, кыргызская сторона в течение всего года старалась нарастить в данном регионе внушительную группировку своих сил. 

Не отстает и Таджикистан, особенно в условиях складывающейся ситуации в Афганистане, постепенно перевооружая свои силовые структуры. Кроме того, таджикская сторона уже сейчас находится в активном поиске поставщиков ударных БПЛА, и даже появляются слухи о проведении переговоров по этому поводу с турецкими и европейскими производителями. 

Естественно, обе страны не горят желанием ввязываться в активный вооруженный конфликт, усиливая свои позиции в районе соприкосновения. Но провокаций, вероятнее всего, избежать не удастся, потому как и палка раз в год стреляет.

Тем более что компромисса в процессе урегулирования спорных пограничных вопросов Кыргызстан и Таджикистан так пока и не нашли. 

Внутриполитические турбулентности 

По мнению многих зарубежных экспертов, 2022 год должен пройти без особых внутриполитических потрясений для всех стран Центральной Азии. Электоральные циклы были завершены в своем большинстве в 2021 году, и страны будут делать серьезный акцент на преодоление последствий мировой пандемии. 

Вместе с тем отдельно стоит отметить ситуацию, складывающуюся в Кыргызстане, поскольку именно 2022 год станет для республики во многом определяющим. 

Пришедший к власти на фоне уличных беспорядков в октябре 2020 года, как его называют в стране, «правящий тандем» должен будет уже на деле доказывать свою состоятельность, отчего во многом будет зависеть и обстановка внутри государства. 

Пока же экономическая ситуация в стране и проведенные за год реформы не получают широкую поддержку внутри кыргызского населения. Это обусловлено постепенным обесцениванием национальной валюты, резким скачком цен на продукты питания, товары первой необходимости и ГСМ, упущениями в системе здравоохранения, повышением налогов и тарифов, относительным бездействием в процессе борьбы с организованной преступностью, в особенности на фоне полномасштабного противостояния несистемной оппозиции. 

Эксперты предполагают, что весенний и осенний периоды 2022 года в Кыргызстане могут запомниться резким ростом протестных настроений.

Афганские реалии 

В 2022 году Афганистан и все происходящее внутри него останется одной из самых важных повесток для всех государств региона без исключения.

Как отмечали эксперты Всемирной продовольственной программы ООН, свыше 23 млн афганских граждан к весне 2022 года могут столкнуться с голодом, что может повлечь за собой миграционный кризис. 

Дополнительной угрозой является и то, что пришедшие к власти в Афганистане талибы, несмотря на все свои заявления о полном контроле ситуации, в реальности дать стопроцентных гарантий безопасности своим соседям не могут. 

На это может влиять сразу несколько факторов, в числе которых продовольственный кризис, отсутствие финансовых запасов и более-менее стабильной экономики, фактически уничтоженный малый и средний бизнес, присутствие на территории Афганистана достаточно серьезного числа сторонников и членов террористических группировок. 

Проблем могут добавлять и поспешные, зачастую необдуманные действия Запада в плане попыток урегулировать ситуацию. Стоит отметить, что Совет Безопасности ООН 22 декабря этого года принял резолюцию о «гуманитарном исключении» из режима санкций в отношении «Талибана» (запрещен на территории РК). 

В 2022 году ООН нацелена активизировать финансовую помощь пострадавшим от боевых действий и их последствий гражданам Афганистана. Дополнительно ООН готова выделить Афганистану плату за охрану своих объектов в стране в размере 6 млн долларов. При этом охраной важных объектов в Афганистане занимается МВД, которое возглавляет Сираджуддин Хаккани – лидер террористической организации «Сеть Хаккани». 

Кроме того, о своих намерениях предоставить финансовую поддержку Афганистану уже заявила и Япония. Размер помощи может составить 100 млн долларов. 

Поддержать Японию решили и в Канаде, озвучив о своих планах выделить 56 млн долларов. Подобной возможностью, вероятнее всего, заходят воспользоваться и Соединенные Штаты, дабы не допустить масштабного социального кризиса в Афганистане. 

Вместе с тем в российском МИДе считают такие шаги максимально неэффективными, поскольку данная помощь не даст возможности решить реальные проблемы Афганистана, а хаотично поступающие финансовые средства и вовсе могут использоваться не по назначению. За счет них могут содержаться террористические формирования, что создаст угрозу повторения сирийского сценария.    

Олег Васильев
Главная Топ LIVE Все
bellz
Будьте в тренде новостей!
Включите уведомления и получайте проверенные новости первым.

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления