Защитить от необоснованных требований

 

Д. Тумабеков,

судья Верховного Суда РК

 

При активном участии Верховного Суда РК, а во многих случаях по его инициативе, в результате принятых законодательных мер, а также путем формирования судебной практики удалось добиться существенного улучшения положения заемщиков, в том числе и по ипотечным кредитам.

Актуальность обсуждаемой темы обусловлена прежде всего тем, что банковские займы являются одной из наиболее распространенных категорий гражданских правоотношений, и по своей сути - это универсальный институт гражданского права, который широко используется как среди граждан, так и в предпринимательской деятельности.

Поскольку банковская деятельность обладает властными полномочиями по отношению к заемщикам, при осуществлении своего права на возврат займа не могут быть не затронуты конституционные права заемщиков, многие из которых являются физическими лицами.

Развитие предпринимательства привело к формированию в стране соответствующего законодательства, которое стало правовым фундаментом системных экономических реформ.

В настоящее время банковское законодательство претерпевает значительные изменения. Только за последние два-три года в Закон «О Банках и банковской деятельности» внесено восемь изменений, а в общей сложности внесено более ста поправок, что свидетельствует о повышении значимости правового урегулирования спорных вопросов на законодательном уровне.

Так, с января 2016 года с реализацией залога в судебном порядке прекращается основное обязательство; банки могут начислять вознаграждение, пеню (неустойку, штрафы) только в течение шести месяцев после начала просрочки по ипотечным жилищным займам. Кроме того, изменена очередность погашения задолженности при недостаточности платежа по займу, то есть сначала погашается основной долг, затем вознаграждение и неустойка.

С января 2017 года банки вправе списывать сумму в безакцептном порядке только в размере не более 50 процентов (ранее блокировали и списывали все 100 процентов, оставляя граждан без средств к существованию).

С октября 2017 года на требования банка распространяются сроки исковой давности (ст. 37 Закона «О банках и банковской деятельности», измененная по инициативе Верховного Суда).

Кроме того, сформирована судебная практика о прекращении обязательств заемщика по выплате суммы задолженности, образовавшейся ввиду начисления индексации с привязкой к иностранной валюте. Данный вопрос вызывал социальную напряженность, так как заемщики, имевшие остаток задолженности после отмены «валютного коридора», оказались в затруднительном положении.

Суды ориентированы на признание условий договора в части начисления комиссий за ведение ссудного счета недействительными, что приводит к возврату излишне удержанной суммы.

С принятием Верховным Судом Нормативного постановления № 7 от 25 ноября 2016 года «О судебной практике рассмотрения гражданских дел по спорам, вытекающим из договоров банковского займа» появилась возможность определить новый подход к разрешению споров по данной категории дел, обеспечив таким образом реализацию принципа справедливости, основанной на законности.

Теперь суды не должны слепо следовать логике о взыскании невозвращенного займа, а будут устанавливать в обязательном порядке, насколько требования о взыскании задолженности соответствуют условиям банковского займа, в чем выражается неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору, и исследовать причины этих нарушений; проверять, из чего сложилась предъявляемая к взысканию сумма задолженности; принимались ли заемщиком меры к погашению задолженности и в чем они выражались; суды должны выяснять, имеются ли обстоятельства, позволяющие уменьшить размер ответственности должника.

В частности, если при исследовании документов кредитного досье суд установит, что банк не провел или ненадлежащим образом провел оценку кредитоспособности заемщика, и это оказало влияние на неисполнение и (или) ненадлежащее исполнение заемщиком обязательств по договору банковского займа, то суд вправе уменьшить размер ответственности должника, в зависимости от вины каждой из сторон. При этом допустимо снижение размера неустойки и вознаграждения.

Как уже отмечалось выше, несмотря на значительные изменения в банковском законодательстве, а также в судебной практике, участники процесса все еще рассматривают дела данной категории согласно прежней сложившейся практике, то есть фактически ограничиваются доказательствами, подтверждающими наличие задолженности. При этом остаются не исследованными фактические обстоятельства по делу, которые свидетельствуют, например, об искусственном завышении задолженности, или заключение кредитной сделки без надлежащего исследования платежеспособности заемщика и тому подобное.

Более того, стороны по делу в отдельных случаях не разделяют предмета иска о досрочном взыскании задолженности в связи с неисполнением своих обязательств заемщиком от предмета искового требования о взыскании задолженности в связи с истечением срока возврата займа, обусловленного договором.

Между тем эти исковые требования содержат совершенно разные предмет и основания для взыскания заявленного требования и регулируются совершенно разными нормами закона, поскольку совершенно разными являются правоотношения, из которых возник спор.

По смыслу и содержанию вышеназванного Нормативного постановления Верховного Суда, не всякое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства со стороны заемщика влечет безусловное досрочное взыскание задолженности и обращение взыскания на заложенное имущество, а только его виновные действия. Это положение норм Нормативного постановления позволит судам защитить должника от необоснованного требования о досрочном возврате всей суммы займа.

Необходимо отметить, что при требованиях о досрочном взыскании всей суммы займа, банки фактически в одностороннем порядке отказываются от исполнения договора, в связи с чем в Нормативном постановлении подчеркивается необходимость проверки соблюдения займодателем обязательного досудебного урегулирования спора, нарушение которого влечет возврат иска или оставление его без рассмотрения.

В п. 15 Нормативного постановления предусмотрено, что в случае, если суд рассмотрел требование банка о взыскании задолженности в порядке досрочного возврата всей полученной суммы, в дальнейшем отношения между сторонами строятся не в рамках кредитного договора, а в рамках исполнения судебного решения.

По правилам норм Гражданского кодекса РК, предусмотренных ст.ст. 321, 720, 721 и 722, право требования о досрочном возврате всего полученного по договору банковского займа возможно только в случаях, предусмотренных в указанных нормах закона. Эти обстоятельства подлежат доказыванию в суде и могут служить основанием для удовлетворения иска.

Другим обстоятельством, которое вызывает определенные затруднения в правоприменительной практике, является правильное определение суммы государственной пошлины при обращении банков в суд с исковым требованием о взыскании задолженности (досрочно или в связи с истечением срока возврата займа) с обращением взыскания на залоговое имущество. При этом одни исходят из того, что банком заявлены два требования и оба имущественного характера. Следовательно, соответствующая сумма госпошлины определяется как из имущественного спора за каждое требование отдельно.

Другие определяют сумму госпошлины по первому требованию как из имущественного требования, а по второму требованию об обращении взыскания на залоговое имущество, как требования неимущественного характера. Соответственно, и госпошлина определяется из расчета три процента от суммы иска по первому требованию и 50 процентов от МРП по второму требованию. При этом непонятно, почему второе требование об обращении взыскания на залоговое имущество считается неимущественного характера, тогда как оно затрагивает имущественные интересы обеих сторон.

На мой взгляд, требования банка в данном случае нельзя рассматривать как два самостоятельных требования, поскольку они взаимосвязаны между собой и вытекают одно из другого.

В рассматриваемом случае, требование об обращении взыскания на залоговое имущество вытекает из основного иска о взыскании задолженности и является лишь обеспечительной мерой. При этом необходимо иметь в виду, что требование об обращении взыскания на залоговое имущество не является предметом спора и вытекает из условий дополнительного договора залога, а также из договора банковского займа, являющимся основным, как оговоренное сторонами последствие неисполнения заемщиком своих обязательств по возврату полученного кредита.

Таким образом, одно требование, вытекая из другого, в конечном итоге образует одно общее требование о возврате полученного займа либо путем выплаты долга в денежном выражении, либо путем получения необходимой суммы от реализации залогового имущества. Соответственно сумма госпошлины устанавливается судом как от одного имущественного требования.

Вызывает определенные затруднения в судах применение норм закона относительно индексации платежей (привязка к доллару) по кредитам, выданным микрофинансовыми организациями.

Согласно п. 3 ст. 282 ГК в долгосрочных обязательствах может быть предусмотрена индексация платежа на условиях, оговоренных сторонами, если иное не предусмотрено законодательными актами РК.

В силу ст. 2 Закона «О микрофинансовых организациях» законодательство состоит из ГК и иных нормативных правовых актов. С учетом этой нормы МФО предусматривают в договорах индексацию по настоящее время. В указанный Закон не внесены изменения, аналогично банковскому законодательству, запрещающие индексацию платежа. Поэтому суды в большинстве случаев удовлетворяют исковые требования МФО о взыскании индексации курсовой разницы, то есть суммы, явно не соразмерной полученному займу.

Однако необходимо отметить, что согласно п. 3 ст. 282 ГК законом разрешено предусматривать индексацию только по долгосрочным обязательствам. Закон не раскрывает понятие долгосрочного обязательства, следовательно, в силу п. 1 ст. 5 ГК суд должен применить аналогию закона, регулирующего сходные правоотношения.

В нашем случае сходные правоотношения возникают по договорам аренды, которые регулируются нормами ст. 200 ГК. Согласно указанной норме закона долгосрочные обязательства определяются сроком свыше трех лет.

Учитывая, что сроки выдаваемых займов по кредитным договорам, выдаваемых МФО, как правило, не превышают двух лет, можно сделать вывод о незаконности предусмотренных этими договорами индексации курсовой разницы.

Все вышеприведенные предложения носят дискуссионный характер и предлагаются для обсуждения.

5 октября 2017, 19:57
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАЊ»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript