Проблемы толкования норм УПК по делам частного обвинения

Zakon.kz Zakon.kz

Одним из способов урегулирования конфликтов в обществе является институт частного обвинения в уголовном процессе. С расширением применения согласительных процедур количество дел частного обвинения будет возрастать. Анализ дел этой категории, проведенный Акмолинским областным судом, показал, что положения УПК и Нормативного постановления № 13 от 25 декабря 2006 года «О судебной практике по делам частного обвинения» не дают ответа на возникающие на практике проблемы толкования и применения некоторых правовых норм этого института. Отдельные положения нормативных актов требуют разъяснений, поскольку допускают различное толкование, соответственно, отсутствуют их единообразное применение, а также единая судебная практика.

Проблемы толкования норм УПК по делам частного обвинения

 

Одним из способов урегулирования конфликтов в обществе является институт частного обвинения в уголовном процессе. С расширением применения согласительных процедур количество дел частного обвинения будет возрастать. Анализ дел этой категории, проведенный Акмолинским областным судом, показал, что положения УПК и Нормативного постановления № 13 от 25 декабря 2006 года «О судебной практике по делам частного обвинения» не дают ответа на возникающие на практике проблемы толкования и применения некоторых правовых норм этого института. Отдельные положения нормативных актов требуют разъяснений, поскольку допускают различное толкование, соответственно, отсутствуют их единообразное применение, а также единая судебная практика.

 

Прекращение дела.

Дела частного обвинения могут завершаться как вынесением приговора, так и могут быть прекращены в связи с отказом обвинителя от обвинения и примирением сторон. Причём приговор выносится всего в 14% случаев. Основная масса дел этой категории завершается вынесением постановления. Прекращение дел этой категории регулируется в Общей части уголовно-процессуального кодекса пунктом 6 первой части статьи 37 УПК. В Особенной части УПК прекращению дел посвящены четыре статьи: часть пятая статьи 391, часть седьмая статьи 393, пункт 2 первой части статьи 394, а также статья 395 УПК.

Нормативное Постановление Верховного Суда РК от 25 декабря 2006 года № 13 «О судебной практике по делам частного обвинения» также не содержит разъяснения, когда какую норму применять.

Разграничение в законе проведено между ст. 67 УК и 37 ч.1 п.6 УПК. Здесь вроде бы всё ясно, хотя ошибки порой и допускаются. Прекращение дел по делам частного обвинения схожи с прекращениями дел по ст. 67 УК РК. Для прекращения дел по ст. 67 УК требуется наличие двух условий. Это примирение с потерпевшим и заглаживание вреда. Пункт 3-1 Нормативного Постановления № 4 от 21 июня 2001 года с последующими изменениями «О судебной практике по применению ст. 67 УК РК» прямо указало, что «указанные в ст. 67 УК основания прекращения дела не распространяются на дела частного обвинения, особый порядок возбуждения и прекращения которых в связи с примирением лица, совершившего преступление, с потерпевшим, предусмотрен ч.2 ст. 32, ст. 33, п.п. 5,6 ч.1 ст. 37 УПК РК»

Каковы же условия для прекращения дел частного обвинения? Здесь законодатель не требует заглаживания вреда. Статья 37 ч.1 п. 6 УПК как общая норма предусматривает только одно единственное основание - отказ частного обвинителя от обвинения. Каких-либо дополнительных условий для применения этой статьи не требуется. Необходим только отказ, возможный без объяснения причин.

Труднее разграничить нормы УПК между собой, а именно:

А) нормы Общей части от норм Особенной части (ст. 37 ч.1 п.6 УПК и главы 45 УПК),

Б) нормы Особенной части между собой (ч. 5 ст. 391, ч. 7 ст. 393, п. 2 ч. 1 ст. 394, и ст.395 УПК).

А) Положения Общей части кодекса применяются напрямую или же при наличии ссылок на них в Особенной части. При этом если одна и та же ситуация регулируется общей и специальной нормой, то применению подлежит специальная норма, и только при наличии коллизии между ними - общая норма.

 На практике судьи соотношение Общей и Особенной частей УПК толкуют следующим образом: при применении любой статьи Особенной части, прекращающей производство по делу, обязательно применяется норма Общей части. То есть, все дела частного обвинения прекращаются на основании ст. 37 ч.1 п.6 УПК, независимо от того, какая норма Особенной части применена. Трудно согласиться с таким толкованием закона.

Толкование норм главы 45 УПК.

Коль из положений Особенной части УПК РК следует, что прекращение дела регулируются четырьмя статьями, соответственно, должны быть различия между ними.

Для наглядности приведем тексты этих норм права.

Ст. 391 УПК называется «Действия судьи по делу частного обвинения до начала судебного разбирательства».

Часть 5 и 6 этой статьи УПК гласит: «судья обязан разъяснить сторонам возможность примирения. В случае поступления от них заявления о примирении, производство по делу по постановлению судьи прекращается на основании пункта 6 части 1 ст. 37 настоящего кодекса. Если примирение между сторонами не достигнуто, судья после выполнения требований частей 4 и 5 настоящей статьи назначает рассмотрение дела в судебном заседании». Отсюда следует, что закон различает примирение до назначения судебного заседания, а также примирение в ходе судебного рассмотрения.

Проблемы толкования норм УПК по делам частного обвинения

Казалось бы всё ясно. Но Нормативное Постановление в пункте 9 пишет: «если примирение состоялось, судья выносит постановление о прекращении дела на основании п.2 ч.1 статьи 394 УПК (?)».

Но если исходить из систематического толкования, то после назначения дела по ч.6 ст. 391 УПК, судья рассматривает дело в соответствии с положениями ст. 393 УПК, а статья 394 УПК должна применяться уже после, поскольку указывает, какое решение судья должен вынести по результатам рассмотрения дела. Казалось бы, прекращение производства до начала судебного заседания по рассмотрению дела не должно регулироваться нормой права, которая применяет по результатам судебного разбирательства. Как понять такое положение Нормативного Постановления Верховного Суда?

Кодекс в этом плане более логичен. Указав, как можно завершить дело, не назначая судебное заседание, далее в статьях 393, 394 и 395 УПК законодатель перечисляет, как может завершиться судебный процесс (главное судебное разбирательство) по делу частного обвинения.

Применение статья 393 части 7 УПК не вызывает особых вопросов, и судьи при прекращении по этому основанию правильно применяют закон. Поэтому об этой норме можно пояснить только, что если частный обвинитель или его представитель не является без уважительных причин на судебный процесс, то это приравнивается к отказу от обвинения.

Пункт 2 части 1 ст. 394 УПК говорит о том, что судья, рассмотрев дело по частному обвинению, «прекращает производство по делу в случае отказа частного обвинителя от обвинения и примирения сторон». То есть, указывает на два момента, которые должны быть в совокупности. Это отказ от обвинения и примирение.

Этим она отличается от двух иных оснований прекращения: от пункта 6 первой части статьи 37 УПК, которая не содержит указания на необходимость примирения, а также от статьи 395 УПК, указывающей на общие основания прекращения производства, предусмотренные статьями 37 и 38 УПК, и также не содержащей указания на примирение.

Для наглядности эти основания вкупе с возможными вариантами окончания дел частного обвинения, изложены в виде следующей схемы:

 

Решения суда по делу частного обвинения

 

Проблемы толкования норм УПК по делам частного обвинения

 

Статьи 394 и 395 УПК применяются в тех случаях, когда судебный процесс назначен, рассмотрение дела начато, и в ходе рассмотрения дела частный обвинитель отказывается от обвинения. Судебная практика показала, сто судьи не различают основания применения этих норм, поэтому в постановлениях судьи указывают все статьи: 394, 395, 37 ч.1 п.6 УПК. Думается, что при отказе частного обвинителя недостаточно указывать в постановлении только на отказ, а следует разливать, в связи с чем произошел отказ от обвинения. Проблемы толкования норм УПК по делам частного обвинения

 

Если отказ связан с примирением, то применению подлежит ст. 394 ч.1 п.2 УПК, если примирения нет - то применяется ст. 395 УПК.

В делах, рассмотренных судами Акмолинской области частные обвинители иногда указывают на такие причины как «подсудимый обещает выплачивать мне ежемесячно по 40 000 тенге», «на суде виноватым оказался не подсудимый, а мой избитый сын, который уже предпринимал попытку самоубийства», «я подам заявление о возбуждении дела о хулиганстве». В этих случаях речь не идёт о примирении.

Встречаются возражения судей о том, что если имеется отказ от обвинения, то причина отказа не имеет значения, поэтому проводить различия, выяснять, есть примирение или нет, не стоит. Также не имеет значения, какую статью применять при прекращении производства, поскольку правовые последствия по ним одинаковые. Такое упрощение, возможно, оправдано с точки зрения судьи как правоприменителя. Любое упрощение процесса желательно для судьи, поскольку означает «меньше работы». Но при этом сможет ли институт частного обвинения оправдать своё назначение - разрешать конфликты.

Примирение - это наиболее желательная форма завершения производства по делу только потому, что при этом исчезает сам конфликт, стороны пришли к такому соглашению, что социальная напряженность исчезает. Поэтому уравнивание отказа от обвинения в связи с примирением, с отказом от обвинения по другим основаниям, когда конфликтные отношения остаются и существует вероятность того, что стороны захотят сами иным способом разрешить его, когда подсудимый чувствует свою неуязвимость и безнаказанность, с точки зрения социального назначения права, вряд ли оправданно. Видимо, поэтому законодатель указал на основания прекращения производства не в оной статье общей части, а в четырёх статьях Особенной части.

Однако отсутствие разъяснений по этим основаниям прекращения дела в Нормативном Постановлении повлекло за собой судебную практику, при которой различие между ними стерлось, а п. 9 Нормативного Постановления ещё больше запутал смысл этих норм.

 

Гражданский иск в уголовном процессе.

Анализ дел частного обвинения показал, что гражданский иск в уголовном процессе применяется чаще всего по делам о привлечении к уголовной ответственности за злостное уклонение от уплаты алиментов. Гражданский иск в этих делах содержит требование о взыскании задолженности, образовавшейся неуплатой алиментов, иногда совместно с требованием о взыскании неустойки.

Такая практика существует не только в Акмолинской, но и в Костанайской области. В обобщении судебной практики Костанайской области по делам, рассмотренным судами в 2003- первом полугодии 2006 г. Указано, что гражданские иски чаще предъявляются по делам о злостном уклонении от уплаты алиментов, а в качестве судебной ошибки указано на случаи, когда гражданский иск не заявлялся, но суд взыскивал задолженность по своей инициативе.

Однако этот вопрос оказался не бесспорным. Некоторые судьи полагают, что если имеется судебное решение о взыскании алиментов, которое является обязательным для исполнения, то предъявление иска о взыскании задолженности по алиментам невозможно и такие иски не подлежат рассмотрению. В Нормативном постановлении Верховного Суда об этом не сказано. В итоге получается, что одни суды принимают такие иски, другие - нет, отдельные судьи взыскивают и при отсутствии гражданского иска, а в других отказывают в приёме таких исковых заявлений.

 Неясно изложен закон в части судьбы гражданского иска при прекращении дела частного обвинения в связи с отказом от иска на основании п.6 части 1 ст. 37 УПК. Нормативное постановление в части гражданского иска отсылает на главу 20 УПК. Часть пятая статьи 169 УПК предусматривает оставление гражданского иска без рассмотрения при прекращении дела по ст. 37 и 38 УПК, но за исключением п.6 ч.1 ст. 37 УПК. Как быть с гражданским иском при прекращении дела частного обвинения по этому основанию, неизвестно. Поэтому судьи нередко вместе с отказом от обвинения, отбирают расписки об отказе от иска или же вовсе умалчивают про судьбу гражданского иска.

Для примера можно привести следующее дело, рассмотренное одним из судов Акмолинской области. В ходе рассмотрения конкретного дела по ст. 136 УК подсудимый дал расписку, и суд приобщил её к делу. Расписка содержала обещание подсудимого ежемесячно платить ей определенную сумму до погашения долга по алиментам. Это послужило основанием для отказа от частного обвинения. Судья разъяснил сторонам, в том числе и гражданскому истцу, что в будущем она теряют право на повторное обращение в суд. Причём если по уголовному делу по истечении времени подсудимая могла снова обратиться в суд, то по гражданскому иску такое право у частного обвинителя не возникает, постановление суда о прекращении производства по делу аннулирует такое право.

Видимо, для единообразного толкования необходимо дополнение Нормативного Постановления по делам частного обвинения, а также Нормативного Постановления о рассмотрении гражданских исков в уголовном деле.

 

Проведение предварительного расследования и статья 105 УК РК.

Различное толкование получают на практике положения статей 33, 191 и 192 УПК. Из статей 33 и 390 УПК следует, что по этой категории дел предварительное расследование не проводится, подача заявления в суд означает возбуждение уголовного дела.

Более половины рассматриваемых судами дел частного обвинения - это нанесение легких телесных повреждений. Среди них велик удельный вес дел, которые возникли из драк между несовершеннолетними. В отношении несовершеннолетних статья 191 часть 2 УПК требует обязательного проведения предварительного расследования. Но часть 2 статьи 192 УПК, перечисляя дела, по которым проводится предварительное расследование органами внутренних дел, не указывает статью 105 УК РК.

В итоге получается, если на скамье подсудимых причинивший легкий вред здоровью несовершеннолетний, то предварительное следствие обязательно, но из статьи 192 УПК следует, что нет органа, который должен проводить такое предварительное расследование.

Из-за этого отдельные суды принимают к рассмотрению дела частного обвинения по статье 105 УК в отношении несовершеннолетних, руководствуясь при этом частью второй статьи 192 УПК, а некоторые суды передают такие заявления в органы внутренних дел, руководствуясь статьей 191 частью 2 УПК, вызывая порой тем самым протесты прокурора района.

Можно рассуждать о том, кто из них прав и является ли статья 191 УПК общей нормой по отношению к статье 192 УПК. Однако необходимо соответствующее разъяснение Верховного Суда или иного государственного органа республиканского значения (Генеральной прокуратуры или МВД РК).

Единообразная судебная практика возможна только на основании единообразного толкования норм закона, поэтому поставленные в этой статье вопросы ждут своего разрешения.

 

 

Судья Акмолинского областного

суда Кандидат юридических наук

 

Г. И. Сыздыкова

 

zkadm
Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления