Григорий Марченко рассказал об основных проблемах рынка платежных банковских карточек

Zakon.kz Zakon.kz
TTTTTTTT

Григорий Марченко рассказал об основных проблемах рынка платежных банковских карточек

 

Григорий Марченко рассказал об основных проблемах рынка платежных банковских карточекНередко бывает так: у одних банкоматов толпятся владельцы карточек, стремящиеся снять наличность. А у других часами никого. Казалось бы, почему не воспользоваться услугами АТМ другого банка: без очереди, быстро и ту же сумму снимешь. «Дисциплинированность» клиента банка и строгая привязка к «родному» банкомату объясняется просто: никто не хочет платить лишние комиссии чужому банку. И пусть речь идет о небольших суммах, для многих это — дело принципа.

Сделать так, чтобы комиссии были минимальны и равны, вне зависимости от того, чьим банкоматом воспользовался владелец карточки, еще недавно предлагал Национальный банк, инициировав идею создания Единого процессингового центра. Идея эта была крайне негативно воспринята некоторыми банками, в первую очередь, крупными. Теперь, после ухода с поста главы НБ РК Григория Марченко, дискуссии на эту тему стихли. Хотя актуальность темы не снята: клиенты по-прежнему не хотят платить больше, чем эти услуги реально стоят.

Сегодня есть возможность задать вопросы по этой теме теперь уже независимому, но очень квалифицированному эксперту в области финансов Григорию Марченко.

- Насколько я знаю, идея создания ЕПЦ не была спонтанной, для этого были веские обоснования: не только клиенты роптали на комиссии, но и специалисты видели в этом проблему. Напомните предысторию?

- Это так. Все началось с того, что эксперты Всемирного банка и Международной платежной системы «Visa International» в конце 2011 года проанализировали развитие системы безналичных платежей в Казахстане. По итогам обследования они сделали выводы, что, во-первых, структура комиссий казахстанских банков показывает их стремление получить краткосрочный доход за счет высокой комиссии, а не укреплять доверие потребителей и способствовать дальнейшему расширению сфер применения платежных карточек. И, во-вторых, практика эквайринга (процедура, предусматривающая прием платежных карт в качестве расчета за товары, работы либо услуги) в Казахстане не соответствует передовой международной практике в этой сфере.

Основными проблемами рынка платежных банковских карточек в Казахстане названы слишком высокие комиссии, взимаемые с торговых/сервисных предприятий, не способствующие их заинтересованности в данном платежном средстве. Кроме того, большое количество внутренних процессов в банках обслуживаются в ручном режиме, включая разрешение споров, отчетность и т.п. Эксперты также отметили и отсутствие надлежащей подготовки у персонала торговых/сервисных предприятий.

Необходимо добавить, что розничными платежами, как правило, центральные банки не занимаются, концентрируясь на обеспечении функционирования систем по переводам крупных сумм денег и обеспечении окончательности расчетов деньгами центрального банка. В последние годы тенденция начала меняться, поэтому, начиная с прошлого года, специалисты НБ РК начали проводить исследования международного опыта формирования рынка платежных карточек и структуру тарифов по этим услугам.

- Эти исследования были обобщены? Не помню, чтобы выводы были опубликованы.

- Сейчас в стране насчитывается 12,8 млн держателей карточек,  использующих в обращении 14,3 млн платежных карточек. Около 80% из них- дебетные, то есть преимущественно зарплатные, пенсионные, студенческие, расчетные. И это именно те карточки, которые касаются всех граждан нашей страны. Понятно, что операции по ним абсолютно безопасны для банков, т.к. они подтверждены реальными деньгами на банковском счете.

- Как банки могут заработать на дебетных  карточках?

- Во-первых, при зачислении денег на счета своих клиентов — от 0,3 до 1,0%. Некоторые банки зарабатывают еще и при снятии гражданами денег через их собственные банкоматы. Т.е. второй раз — на тех же суммах денег. При использовании этих карточек для безналичной оплаты в сети POS-терминалов банки зарабатывают дополнительно от 1% до 1,6%. Плюс повышенный тариф при снятии наличных денег через банкоматы других банков (1%-1,5%).

Кроме того, среднедневные остатки на счетах, подтверждающих расчеты по платежным карточкам, превышают 300 млрд тенге. Это реальные деньги, абсолютно бесплатно доставшиеся банкам, за обслуживание которых платят все граждане и организации нашей страны. А за что?

Дополнительно мы стали анализировать тарифы банков на переводы денег внутри страны. И выяснили, что тарифы банков превышают тарифы Национального банка от 14 до 96 раз! Посчитайте сами, сколько мы платим, как потребители этих услуг, это будет интересная и занимательная арифметика, показывающая, почему Нацбанк вышел с предложениями преобразовать рынок платежных карточек.

- Вы говорите о тарифах, которые, наверное, регулятор мог бы упорядочить, отрегулировать, не настаивая на создании единого процессингового центра. Или это все взаимосвязано?

- Приведу еще цифры. По развитию сети розничных платежных услуг, созданной банками, наблюдается чрезмерная концентрация АТМ в отдельных торговых точках и параллельные затраты банков на их содержание. Доходит до 20 банкоматов в одной торговой точке. Мы видим неравномерное распределение по регионам банкоматов и терминалов, нехватка которых наблюдается в Кызылординской, Костанайской, Западно-Казахстанской и Алматинской областях. Мы отстаем от наших соседей — России, Украины и Беларуси. Так, на один терминал в точке оплаты в нашей стране приходится 361 карточка, в России — 226, в Украине — 315, в Беларуси -171. А в такой стране как Португалия на 10 миллионов человек приходится 18 млн карточек, 280 000 POS-терминалов и 2 миллиарда транзакций в год. Сравните с нами — мы уступаем в десятки раз!

То есть понятно, что 20 лет развития рынка платежных банковских карт не дали результатов, которыми можно было бы гордиться, за исключением доходов, которые банки получают по этим услугам. Если посчитать, во сколько обходится одна транзакция по карточке клиенту нашего банка, то мы получим сумму 178 тенге. По самым скромным подсчетам, банк зарабатывает около 100 тенге на каждой транзакции. Акционеры и менеджеры банка могут этим гордиться, а все остальные — платить.

- Какие есть предложения решения в этой ситуации, кроме озвученных НБ РК, и чем они не устраивают?

- Было предложение ничего не делать, уповая на пресловутый рыночный механизм. Но надежды, что произойдут достаточно быстрые положительные изменения, нет. Скорее всего, было бы неторопливое поступательное развитие и незначительные результаты.

Было предложение регулировать исключительно тарифы, и вы об этом уже упомянули. Но регулировать тарифы — не рыночный подход, ведь они были сформированы по рыночным механизмам. Кроме того, есть и отрицательный международный опыт: когда правительства вместе с центральными банками начали заниматься регулированием тарифов на подобные услуги. Израиль, Австралия и Беларусь попробовали это и отказались. Поскольку банки теряли интерес к развитию этого вида бизнеса, и рынок платежных услуг останавливался в развитии.

Было предложение допустить на этот рынок новых игроков, мобильных операторов, операторов сетей платежных терминалов. Но допускать новых игроков, не регулируемых и не подотчетных Национальному банку, рискованно: кто будет отвечать за неправильно отправленный платеж, кто будет разбираться по конфликтным ситуациям? Работать же по правилам, определенным для банков  в РК, новые игроки не захотели, им показался слишком высоким барьер для получения лицензии.

- То есть все экспертные выводы подводят к необходимости централизации процессов на этом рынке и создания единого процессингового центра. Но у дела есть и вторая сторона: это — частный бизнес, крупными банками сделаны серьезные инвестиции в построение сети, и объединение должно быть, по меньшей мере, добровольным с учетом уже сделанных затрат. Есть ли примеры таких объединений в мировой практике?

- Справедливости ради нужно отметить, что большинство этих объединений производились на добровольной основе.  Так, в Португалии, Франции, Турции, России, Украине банковское сообщество самостоятельно принимало решение объединиться в предоставлении платежных услуг. В некоторых странах — Японии, Сингапуре, Корее, Малайзии — это происходило под государственным влиянием. Там где это происходило, наблюдалось динамичное развитие рынка.

В странах могло появиться несколько таких межбанковских объединений, обязательно подключенных друг с другом. Не было никаких обязательных условий, не применялись никакие санкции против тех, кто не хотел присоединяться. Просто все со временем поняли, что так выгоднее.

- Что предлагал НБ РК банкам, какие принципы объединения рассматривал?

- Во-первых, было предложено создать центральный маршрутизатор (национальный свитчинг и клиринг) по межбанковским внутристрановым карточным транзакциям. С обязательным правилом подключения всех банков к нему. Это решало бы три основных задачи. Первая: обеспечение национальной безопасности, поскольку создавался бы центр, обеспечивающий в любом случае расчет по карточным операциям внутри страны. Вторая: уменьшение рисков в платежной системе, когда окончательные расчеты по карточным операциям проводятся деньгами центрального банка. Третья: экономия для страны в целом при расчетах с международными платежными системами.

Во-вторых, предложение по прозрачности и снижению тарифов в целом, и особенно тарифов за использование не своей банкоматной и терминальной сети.

В-третьих, объединение банкоматной и терминальной сети.

В-четвертых, новая концепция работы с электронными деньгами. По этому пункту поясню: рынок электронных денег в Казахстане находится на начальном этапе своего развития. Сейчас официально функционируют 4 системы, где эмитентами электронных денег выступают 5 казахстанских банков. Динамика и продвижение услуг по электронным деньгам идет очень медленно. Наметилась тревожная тенденция экспансии наиболее крупных российских игроков на наш рынок (один уже работает, контролируя более 60% рынка). Дальнейшая либерализация доступа на национальные рынки в рамках ЕЭП еще больше усилит позиции российских банков по электронным деньгам в Казахстане, что может привести к потере контроля за денежной массой. С подобной ситуацией столкнулись и другие страны мира.

Одним из возможных способов контроля является законодательное закрепление за НБ РК права выпуска электронных денег. В этом случае банки и иные организации будут приобретать электронные деньги у Нацбанка, и вся масса электронных денег будет обеспечена реальными деньгами. Это позволит избежать возможных проблем бесконтрольной эмиссии электронных денег. Подобный подход даст возможность прийти на рынок платежных услуг новым игрокам, например мобильным операторам или операторам сетей платежных терминалов. В этом случае рисков не возникает, т.к. расчеты проходят деньгами центрального банка, а надзор за платежными системами входит в одну из основных задач НБ РК.

Национальный банк согласился на то, что объединение банкоматной сети будет происходить только на добровольной основе. В последние годы банкомат стал рассматриваться  как мини-офис банка, предлагающий различные услуги, не связанные напрямую с выдачей наличных денег. Все банки хотели сохранить свои банкоматные сети, свою индивидуальность, и НБ РК счел возможным пойти на уступку, в обмен на целенаправленную политику банков по снижению тарифов. Хотя в той же Португалии существует возможность в объединенной сети банкоматов определять по карточке, какой банк ее выпустил, и предоставлять на банкомате индивидуальное меню именно этого банка. В целом, если согласиться с объединением POS-терминальной сети на добровольной основе, то оснований для протеста против создания центра нет.

- Почему НБ РК настаивал на обязательном объединении POS-терминальной сети?

- Дело в том, что объединение на добровольной основе никак не решит вопрос о снижении тарифов, при осуществлении платежей за товары и услуги при помощи платежных банковских карточек. Можно будет говорить только о снижении межбанковской комиссии, но это не даст необходимых результатов. А ведь речь идет о дебетных (зарплатных!) карточках. Деньги, которые людям заплатили за работу, и ни тиына из которых они не хотят терять! Сейчас у нас бывает бесплатная комиссия только в банкомате своего банка. А в Португалии, например, комиссия для всех клиентов всех банков по всем операциям ноль. Во многих странах, особенно на юго-востоке Азии, комиссия составляет фиксированную величину, как плата за услугу, которая никак не завязана на проценты от оплачиваемой суммы.

Другое дело, кредитные карты: это другой бизнес и по ним другие процедуры. Но у нас то в стране — 80 % выпущенных карт — дебетные!

- Если бы проект Единого процессингового центра заработал, то какие преимущества или выгоды получили бы казахстанцы?

- То, с чего начали: если на карту перечислили заработную плату, вам нужно снять определенную сумму наличных денег, то уже не нужно искать банкомат «своего банка». Можно снять наличные в первом же увиденном  банкомате, комиссия при этом — ноль! Если организация выплачивает заработную плату на карточку, то сейчас с нее берут плату за это. При ЕПЦ — не брали бы. При оплате карточкой в магазине комиссия также составит ноль. Сейчас с предприятия, предлагающего товары и услуги, за оплату его клиентов карточкой берут 2,5% комиссии. А если бы был ЕПЦ, то брали бы 0,5% или фиксированную низкую плату, скажем, 30 тенге? На выбор. Все это уже есть в мире. К примеру, в Англии появились банкоматы с надписью «free cash».

- Если так обстоят дела, то почему идея не прошла?

- Все предложения и аргументы по созданию ЕПЦ, так же, как и все возражения, собранные банками, были представлены в правительство. И именно там предложение НБ РК было заблокировано, хотя правительство не имеет никакого отношения к функционированию платежных систем. Это исключительно прерогатива Национального банка. Единственная причина, по которой НБ РК должен был предложение представить в правительство, — это отсутствие у Нацбанка права законодательной инициативы. Не сомневаюсь, что парламент в основном бы поддержал это предложение, направленное на защиту интересов простых граждан и на урезание аппетита банков.

Думаю, что в правительстве несколько министров имеют прямое отношение к банковскому лобби. Другого объяснения блокирования предложения НБ РК нет. Нельзя же считать доводом, что из-за ЕПЦ некоторые банки потеряют свои конкурентные преимущества. С одной стороны, интересы абсолютного большинства населения, а тут — конкурентные преимущества двух-трех банков. Несерьезно.

Проект ЕПЦ заключается не только в организации системы для обработки транзакций по карточным операциям, но и во внедрении и привлечении новых перспективных технологий в платежную индустрию страны. Появление на рынке такого системного  игрока как ЕПЦ, не создающего конкуренцию для банков, а наоборот, становящегося ключевым  инфраструктурным фактором, позволило бы внедрять на базе его унифицированной платформы инновационные решения, которыми могут пользоваться все банки и их клиенты. Я убежден, что сегодня необходимо не только совершенствовать то, что уже имеется и реализовано, но и  активно продвигать новые подходы.

Ольга ЛАНСКАЯ

Следите за новостями zakon.kz в:
Поделиться
0
КОММЕНТАРИИ
Главная Топ LIVE Все
Будьте в тренде!
Включите уведомления и получайте главные новости первым!

Уведомления можно отключить в браузере в любой момент

Подпишитесь на наши уведомления!
Нажмите на иконку колокольчика, чтобы включить уведомления