Аспекты деятельности следственного суда (Нариман Бекназаров, председатель Специализированного межрайонного следственного суда г. Нур-Султан) (©Paragraph 2019 / 5.0.3.88)

Аспекты деятельности следственного суда

 

Нариман Бекназаров,

председатель Специализированного

межрайонного следственного

суда г. Нур-Султан

 

Как известно, следственные суды начали свою работу в августе 2018 года и работают чуть более десяти месяцев, при этом если суммировать цифры за этот срок, то получается, что следственным судом столицы рассмотрено свыше девяти тысяч материалов и жалоб.

Следует напомнить, что следственные суды работают по следующим основным направлениям. Во-первых, это рассмотрение жалоб участников уголовного процесса на решения, действия и бездействие органов уголовного преследования, прокурора, во-вторых - санкционирование мер пресечения в виде содержания под стражей, домашнего ареста, залога; а также санкционирование следственных действий органов, мер принуждения и негласных следственных действий.

Соответственно, судебная практика следственного суда будет приводиться по данным направлениям. Проанализируем каждое из них отдельно.

 

Жалобы участников процесса

Ст. 8 Всеобщей декларации прав человека устанавливает, что каждый имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения основных прав, предоставленных Конституцией или законом. Применительно к следственным судам данное право реализуется путем подачи жалоб участниками уголовного процесса на деяния и решения органов уголовного преследования и прокурора.

Приведем несколько цифр из статистики: за пять месяцев этого года судом по существу рассмотрено 286 жалоб в порядке ст. 106 УПК. Из них удовлетворено 157, отказано в удовлетворении - 129. Судом удовлетворяется 54,8 процента жалоб, по которым вынесено 50 частных постановлений. Получается, что судом удовлетворяется каждая вторая жалоба, а на каждую третью жалобу суд реагирует частным постановлением.

При этом за пять месяцев 2018 года нами рассмотрено по существу 328 жалоб, из них удовлетворено 35 процентов жалоб, вынесено 34 частных постановления. Далее, за весь 2016 год следственными судьями г. Астаны рассмотрено 168 жалоб, в 2017 году - 354. В указанные годы 82 процента жалоб были оставлены без удовлетворения, удовлетворялось только 18 процентов.

Как видим, количество жалоб увеличилось как минимум в два раза, а удовлетворяются они в три раза больше. То есть норма Всеобщей декларации, обеспечивающая восстановление нарушенных прав граждан, на досудебной стадии уголовного процесса реализуется именно следственным судом.

Кроме того, очень важно, что цифры правовой статистики свидетельствуют о повышении доверия граждан к следственным судам. Так, в настоящее время следственными судами рассматриваются по существу все жалобы, отвечающие критериям ст. 106 УПК. Однако такое положение повлекло практически полную отстраненность ведомственного контроля и недостаточную эффективность прокурорского надзора. Отмечается системное и массовое нарушение прав участников процесса и соответствующих норм УПК.

За текущий год судом признаны незаконными 97 деяний и решений органов полиции, 34 - прокуратуры, 24 - антикоррупционной службы, 15 - службы экономических расследований и три - органов национальной безопасности.

Мера реагирования в виде частных постановлений не улучшает ситуацию. Более того, среди правоохранительных органов вырабатывается непозволительный «иммунитет» на такие постановления, что позволяет им не принимать меры реагирования и продолжать допускать нарушения прав участников процесса.

Приведенная выше динамика нарушений показывает, что ситуация не улучшится без принятия концептуальных решений.

Для улучшения ситуации предлагаем изменить подход к рассмотрению жалоб. Во-первых, необходимо направить граждан в органы, которые допустили нарушения, чтобы руководство органов уголовного преследования самостоятельно принимало меры по восстановлению нарушенных прав. Во-вторых, нужно усилить качество правозащитной функции прокуратуры. В-третьих, следует повысить ответственность должностных лиц при установлении нарушений следственным судьей.

Этого можно достичь путем реализации последовательности подачи жалобы на деяния и решения следователя, дознавателя, предусмотренной ст. 105 УПК: сначала реализуется ведомственный контроль, затем прокурорский надзор, завершает судебный контроль.

Любая жалоба должна пройти все инстанции, указанные в ст. 105 УПК, перед ее направлением в суд. Поясним: жалоба на следователя подается начальнику следственного отдела, этот механизм задействует ведомственный контроль.

Если орган уголовного преследования, проверив жалобу, принимает позицию об отсутствии нарушений, то далее задействуется прокурорский надзор.

Жалоба на ответ начальника следственного отдела подается надзирающему прокурору. Прокурор в пределах своих полномочий вправе проверить доводы жалобы, при необходимости выйти за ее пределы и принять меры прокурорского реагирования.

Если надзирающий прокурор соглашается с мнением следствия, то жалоба подается следственному судье, то есть задействуется судебный контроль.

При таком алгоритме к моменту поступления жалобы в суд все должностные лица изучат доводы жалобы, проверят материалы дела и придут в суд с конкретной позицией. Тем самым будет обеспечена вовлеченность должностных лиц в процесс проверки доводов жалобы, одновременно повысится их персональная ответственность за принятое по жалобе решение.

Удовлетворение следственным судьей жалобы должно указывать на ненадлежащий ведомственный контроль и прокурорский надзор, а также повлечь серьезную ответственность должностных лиц, которые не приняли меры к восстановлению нарушенных прав. Поэтому предлагаем ввести обязательную последовательность обжалования деяний и решений.

В этом году судом по существу рассмотрено 212 жалоб только на действия следователей и дознавателей, из которых удовлетворено 122, оставлено без удовлетворения 90. 122 жалобы, которые удовлетворил суд, показывают, что эти незаконные деяния прошли мимо начальников следственного отдела, дознания и прокурора. Уполномоченные лица могли своевременно принять меры к восстановлению нарушенных прав, не заставляя участников процесса обращаться в суд.

Мы дополнительно проанализировали содержание рассмотренных жалоб. Из рассмотренных по существу жалоб 179 касаются вопросов правильного разрешения заявленного ходатайства, 50 жалоб касались отмены постановлений о прекращении досудебного производства, восемь - прерывания сроков расследования.

Как видим, значительная часть жалоб относится к процедурным вопросам, то есть связанным с ходом расследования уголовного дела.

Считаем, что процедурные вопросы должны решаться уполномоченными лицами, судебный контроль по таким жалобам должен быть, когда орган следствия и прокурор заняли конкретную позицию, с чем участник процесса не согласен.

Предлагаемый механизм установит некий фильтр, который не должен пропускать нарушения, своевременно выявлять их и восстанавливать нарушенные права, не пропуская последующие инстанции.

Предложенный вариант не ограничивает права граждан на судебную защиту и не ущемляет доступ к правосудию, поскольку не наложен запрет на подачу жалобы в следственный суд. Вводятся только дополнительные ступени обязательного прохождения жалоб.

 

Санкционирование мер пресечения

В ст. 9 Всеобщей декларации прав человека закреплено, что никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию.

Согласно ст. 16 Конституции РК каждый имеет право на личную свободу. Арест и содержание под стражей допускаются только в предусмотренных законом случаях и лишь с санкции суда с предоставлением арестованному права обжалования.

Данные положения составляют базу для действия в Казахстане института habeas corpus, являющегося гарантией свободы и неприкосновенности. Благодаря чему люди защищены от произвольных арестов. Реализует же этот институт следственный суд.

Международными стандартами установлены основные подходы к рассмотрению вопроса о санкционировании содержания под стражей.

Так, предварительное заключение может быть назначено только в том случае, если имеются достаточные основания считать, что данные лица участвовали в совершении предполагаемого правонарушения, или имеется опасность того, что они скроются от суда или совершат другие правонарушения, или же опасность того, что процесс отправления правосудия будет серьезным образом затруднен, если лица останутся на свободе.

Следственным судом столицы в каждом конкретном случае проверяются наличие события и состава уголовного правонарушения, обоснованность подозрения лица в совершении правонарушения. Содержание под стражей применяется только при наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемое лицо скроется от следствия и суда, воспрепятствует объективному расследованию, либо продолжит преступную деятельность.

Главным проблемным вопросом при санкционировании содержания под стражей является обсуждение в судебном заседании вопроса о наличии, либо отсутствии доказательств, что подозреваемый скроется, воспрепятствует или продолжит преступную деятельность.

Суд же принимает решение в соответствии с требованиями ст. 136 УПК. То есть по делу должны быть достаточные основания полагать, что лицо может противодействовать правосудию или продолжит преступную деятельность.

В этих целях судом изучаются материалы уголовного дела, исследуется степень участия конкретного подозреваемого в расследуемых деяниях, принимается во внимание характер взаимоотношений подозреваемого с другими участниками процесса, наличие зависимости, или иной возможности оказать давление на участников процесса и т.д.

Как видим, международные стандарты и норма УПК устанавливают необходимость выяснения не конкретных фактов в виде доказательств, указывающих что подозреваемый воспрепятствует, скроется либо продолжит преступную деятельность, а установление факта наличия условия, когда подозреваемый реально может предпринять указанные действия. Именно наличие данных условий является основанием для санкционирования содержания под стражей.

В этом году судом рассмотрено 640 ходатайств о санкционировании содержания под стражей. Санкции даны в отношении 488 лиц, отказано в санкционировании в отношении 141 лица. Отказы в санкционировании составляют 22 процента. Таким образом, судом отказано в даче санкции по каждому четвертому ходатайству.

В динамике также можно проследить усиление подходов по данному направлению, за пять месяцев 2018 года отказы в содержании под стражей составили 18,3 процента, в 2016 и 2017 годах только по восемь процентов.

 

Санкционирование следственных действий

В части санкционирования различных следственных действий следственным судом еще в прошлом году проведена большая работа.

Дело в том, что следственными органами была выработана неверная практика, когда следователь не выносит самостоятельное постановление, в суд направляет ходатайство о производстве выемки. Саму выемку производит на основании постановления суда. В настоящее время судебная практика стабилизировалась, такие нарушения не допускаются.

Мы видим проблему в выемках данных по детализации абонентских соединений. В этом году их поступило 980. На наш взгляд, способ получения этих сведений не соответствует содержанию следственного действия, а по содержанию является запросом сведений. Считаем, что такой запрос можно направлять по согласованию с прокурором, по аналогии запросов в банки второго уровня о получении данных по банковским счетам граждан и юридических лиц.

В целом судом рассмотрен 2051 материал: признаны необоснованными 234, или 11,4 процента. Большое внимание мы уделяем арестам на имущество, по ним рассмотрено 78 ходатайств, удовлетворено 44, по 34 отказано в удовлетворении, что составляет 43,5 процента.

Почти половина инициатив органов уголовного преследования об арестах имущества граждан не поддерживается следственным судом.

 

О негласных следственных действиях

Негласные следственные действия занимают значительную часть среди поступающих материалов. С начала года поступило 1235 постановлений, что составляет 25 процентов от всех поступивших материалов. Санкционировано 811 НСД, отказано в санкционировании 424, что составляет 34 процента.

Следственным судом выработана практика санкционирования НСД только после установления данных о наличии события и состава уголовного правонарушения, проверяется причастность лица к совершенному деянию. Без изучения материалов уголовного дела санкция не дается. Данная практика позволяет исключить выдачу санкций по делам, которые изначально обречены на прекращение по реабилитирующим основаниям.

Установление четкой судебной практики позволило снизить безосновательную инициативу органов уголовного преследования проводить НСД. Если до образования следственного суда следственному судье ежемесячно поступало 313 постановлений, то в настоящее время поступают 247.

Таким образом, достигается два положительных момента: во-первых, снижено общее поступление постановлений о проведении НСД на 28 процентов, во-вторых, принципиально подходя к рассмотрению санкционирования, мы отказываем в каждом третьем постановлении о проведении НСД.

В завершение хотелось бы отметить, что среди отдельных граждан бытует мнение о бесполезности следственного суда. На это можно ответить следующим образом: если бы не принципиальная позиция следственного суда столицы, то 272 жалобы не были бы удовлетворены, а права участников процесса не восстановлены, 239 граждан необоснованно были бы помещены в следственный изолятор, 638 следственных действий были проведены незаконно, права 83 граждан на их имущество незаконно были заблокированы, права почти 900 граждан были нарушены путем вторжения в их личную жизнь через негласные следственные действия.

Суммируя эти данные, можно говорить о том, что судом за десять месяцев защищены права более двух тысяч граждан, то есть суд принял меры по защите нарушенных прав граждан или пресек их нарушение.

 

 

 

 

6 сентября 2019, 13:53
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАЊ»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript