Имеют ли право родственники лиц, погибших
в результате правонарушения, на получение
компенсации морального вреда?

 

 

Вынесенная в заголовок тема выступления представляет теоретический и практический интерес, поскольку должна давать правовые ответы.

Речь идет о типовых ситуациях, когда в результате совершенного правонарушения наступает смерть потерпевшего, а его родственники обращаются в суд с иском о взыскании с правонарушителя компенсации морального вреда. Такие иски обосновываются утратой любимого человека, нравственными страданиями и т.п.

 Жизнь потерпевшего может прекращаться не только в результате его убийства, причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, но и в результате нарушений правил техники безопасности на производстве, правил безопасности дорожного движения, в результате неуставных взаимоотношений в период прохождения воинской службы.

Общим является то, что такое благо от рождения как жизнь прекращается в результате деликта (правонарушения) вопреки воле потерпевшего (физического лица).

Жизнь является благом от рождения, которое неразрывно связано с личностью носителя этого блага.

Потерпевшим признается физическое лицо, которое в результате правонарушения лишилось такого личного неимущественного блага как жизнь.

Под причинителем вреда понимается физическое лицо, которое своими виновными действиями совершило посягательство на жизнь ее носителя, либо юридическое лицо (работодатель, орган военного управления), которое действием или бездействием лишило потерпевшего такого личного неимущественного блага как жизнь.

Под личными неимущественными правами понимаются такие блага и охраняемые законом права физического лица, которые носят неотчуждаемый характер и неразрывно связаны с личностью их носителя.

К благам относится жизнь и свобода (в том числе свобода передвижения).

К правам, неразрывно связанным с личностью человека, относится право на честь, достоинство, право на тайну личной жизни, право на собственное изображение, право на имя, право на телесную неприкосновенность, право авторства, право на свободу труда, свободный выбор рода деятельности и профессии, право на свободу слова и творчества и другие нематериальные права[1].

Каждое из прав, неразрывно связанных с личностью их носителя, закрепляется не только в нормах Конституции и Гражданского кодекса Республики Казахстан, но и в отраслевых законодательных актах.

Неразрывность связи личных неимущественных прав с личностью и неотчуждаемостью благ и указанных прав закреплена в пункте 4 статьи 116 ГК.[2]

В состав наследства не входят права, связанные с личностью наследодателя, перечисленные в пункте 2 статьи 1040 ГК. Применительно к теме выступления важно прямое указание законодателя на то, что в состав наследства не входит право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью наследодателя.[3]

Анализ правонарушения, в результате которого объектом посягательства становиться такое благо как жизнь, свидетельствует о том, что это благо прекращает объективное существование, а право требования возмещения вреда не включается в состав наследства и к наследникам не переходит ни по закону, ни по завещанию.

Речь идет именно о праве требования, праве на иск, праве на обращение в суд с требованием о компенсации вреда, причиненного благу наследодателя.

Прекращение такого блага как жизнь, невключение в состав наследства права на возмещение вреда, причиненного жизни, однозначно свидетельствует о том, что правовых оснований у любого родственника принудительно лишенного жизни гражданина не возникает.

Анализ правовой ситуации требует уяснения таких понятий как «потерпевший» и «представитель потерпевшего».

Потерпевшим признается лицо, субъективные права которого нарушены совершенным непосредственно в отношении него правонарушения.

Такое понимание потерпевшего в равной мере применимо в гражданско-правовых, уголовно-правовых, административно-правовых отношениях.

Противоправное (виновное) деяние правонарушителя - нарушение субъективного права потерпевшего - непосредственная причинная связь между деянием и нарушением субъективного права образует неразрывные элементы, в структуру которых никоим образом не «вклинивается» третье лицо.

Неразрывная связь деяния и наступившего последствия позволяет говорить о том, что потерпевшим является только физическое лицо, которому принадлежит такое личное неимущественное благо как жизнь.

Прекращение этого личного неимущественного блага исключает любую возможность со стороны наследников по защите того, чего не существует фактически и юридически.

В пункте 3 статьи 1040 ГК предусмотрено, что личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие наследодателю, могут осуществляться и защищаться наследниками.[4]

Означает ли содержание данной нормы то, что родственники умершего лица приобретают право на предъявление иска о взыскании компенсации морального вреда в денежном выражении в свою пользу?

Выше было отмечено, что в состав наследства не включается право на возмещение вреда, причиненного смертью наследодателя.

С учетом этих положений родственники умершего лица не приобретают никаких прав по осуществлению такого личного неимущественного блага как жизнь, поскольку это благо неразрывно связано с личностью его носителя и прекращается в связи со смертью.

А вот принадлежавшие наследодателю такие личные неимущественные права как право на честь, достоинство, право на собственное изображение, право на тайну личной жизни, авторские права наследники вправе защищать в судебном порядке. Эти же личные неимущественные права умершего могут защищать и иные лица в качестве представителя.

В частности, наследники вправе защищать такие личные неимущественные права наследодателя как право на неприкосновенность имени, честь, достоинство, право на изображение, право на охрану тайны личной жизни, а применительно к личным неимущественным правам авторов и исполнителей - право авторства, право на имя, право на репутацию автора, право на обнародование, право исполнения.[5]

Защита личных неимущественных прав наследодателя может осуществляться такими предусмотренными пунктом 1 статьи 9 Гражданского кодекса Республики Казахстан способами как восстановление положения, существовавшего до нарушения права; пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; опровержение распространенных порочащих честь и достоинство наследодателя сведений, не соответствующих действительности.

Нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав в результате совершенного против потерпевшего правонарушения всегда влечет наступление морального вреда в виде физических или нравственных страданий, испытываемых потерпевшим.

В указанных признаках заключается отличие неимущественного вреда от имущественного вреда.

Остаются открытыми применительно к теме выступления два вопроса:

1) являются ли родственники потерпевшего, противоправно лишенного жизни, потерпевшими;

2) обладают ли родственники умершего правом на получение компенсации морального вреда и если да, то кому из родственников такое право принадлежит.

Иными словами, являются ли родственники умершего потерпевшего надлежащими истцами, и не допускается ли в судебной практике неосновательного обогащения этих лиц.

Под родственниками понимаются лица, связанные между собой кровным родством и происходящие один от другого или от общего предка.[6]

К родственникам по прямой линии относятся: прадед (прабабка); дед (бабка); отец (мать); сын (дочь); внук (внучка); правнук (правнучка); братья и сестры. Эти родственники относятся к близким родственникам.

К родственникам по боковой линии относятся дяди (тети), племянники (племянницы).

Законодатель Германии выделяет свойственников, то есть родственников одного супруга и другим супругом. Состояние свойства сохраняется и после расторжения брака.[7]

Следует отметить, что супруги к категории родственников не относятся. В правовом отношении супруги являются простыми товарищами, заключившие равноправный при полном согласии союз для совместного проживания, ведения общего хозяйства и воспитания детей.[8]

Остается в судебной практике открытым вопрос о том, все ли кровные родственники умершего в результате правонарушения обладают правом предъявления иска о взыскании компенсации морального вреда или только близкие родственники, совместно проживавшими с умершим на момент его смерти.

Нет четкого ответа на вопрос о том, относятся ли к близким родственникам умершего в результате правонарушения лица родственники по боковой линии и обладают ли они правом предъявления иска о взыскании компенсации морального вреда.

Для ответа на этот вопрос следует ответить на вопрос о том, являются ли родственники (близкие родственники) умершего в результате правонарушения лица потерпевшими?

Согласно статьям 75 и 80 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан потерпевшим является лицо, которому непосредственно (выд. мной) преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред.

Лицо потерпевшим признается постановлением органа, ведущего уголовный процесс, в целях закрепления его процессуального положения и конкретизации процессуальных прав и обязанностей. Потерпевшим является только живое лицо, которое процессуальным решением органа уголовного преследования выделяется из всех других участвующих в деле лиц.

По делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего осуществляют (выд. мной) близкие родственники умершего. Эти лица являются представителями потерпевшего согласно процессуальному решению должностного лица органа, ведущего уголовный процесс. Специфика процессуальных полномочий представителя умершего потерпевшего выражается в том, что представитель вправе только предъявить иск о возмещении имущественного ущерба, причиненного преступлением, либо о взыскании из бюджета компенсации за имущественный вред, если осужденный за особо тяжкое преступление не имеет имущество, достаточное для возмещения имущественного вреда.[9]

Законодатель в уголовном процессе не наделяет представителя потерпевшего правом на получение компенсации морального вреда, понимая, что преступлением личные неимущественные права представителя потерпевшего не нарушены.[10]

Известие о смерти влечет отрицательные психо-эмоциональные переживания не только у родственников умершего, но и у его друзей, знакомых, да и у других лиц, которым становятся известны обстоятельства смерти.

Однако такие переживания относятся к бытовым, не порождающим обязательства причинителя вреда перед лицами, которые испытали эти переживания.

Обязанность по компенсации морального вреда возникает только из правоотношений, из отношений, регулируемых нормами права. В таких правоотношениях обязательству причинителя вреда корреспондирует право потерпевшего на возмещение вреда.

Но в связи со смертью прекращается физическое существование потерпевшего и его правосубъектность.

В отношении такого личного неимущественного блага как жизнь правопреемство не возникает и представительство отсутствует.

Правомочие наследника на осуществление защиты некоторых личных неимущественных прав наследника, о которых было указано выше, не означает, что у наследника возникает право на предъявление иска о взыскании компенсации морального вреда.

Мы знаем, что истцом является лицо, предъявившее иск в своих интересах или в интересах которого предъявлен иск.[11]

Согласно подпункту 5) статьи 247 ГПК дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению в связи со смертью гражданина, если спорное правоотношение не допускает правопреемства.[12]

Возмещение вреда, причиненного смертью гражданина, не допускает правопреемства.

Однако законодатель предусматривает возможность возмещения вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти гражданина.

Право на возмещение имущественного вреда в виде утраты содержания от умершего кормильца имеют лица, с исчерпывающей полнотой перечисленные в статье 940 ГК. При этом законодатель указывает период, в течение которого соответствующий иждивенец имеет право на получение содержания от причинителя вреда, а также размер такого содержания. В возникшем правоотношении по возмещению вреда в связи со смертью кормильца речь не идет о компенсации морального вреда.[13]

Законодатель также предусмотрел право на возмещение расходов на погребение умершего лица.[14]

Право на возмещение утраченного содержания в связи со смертью кормильца является правом имущественным.

Законодатель предусмотрел, что нарушение имущественных прав гражданина не влечет возникновение права на возмещение морального вреда, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами.[15]

К таким случаям может относиться открытое хищение, когда потерпевшему причиняется имущественный вред и вред здоровью, дающее основание для взыскания имущественного вреда и компенсации морального вреда. Однако причинение имущественного вреда и причинение смерти исключает возможность взыскания компенсации морального вреда, а позволяет наследникам предъявлять иск о возмещении вреда на основании статьи 917 ГК.

Применительно к военнослужащим, погибшим при прохождении воинской службы, законодатель предусмотрел право наследников на возмещение расходов на погребение и на получение единовременной компенсации.[16]

Однако и в этом случае законодатель не предусматривает право на компенсацию морального вреда в денежном выражении.

 Законодатель не предусмотрел такое личное неимущественное право как право родственников на общение.

При рассмотрении дел и споров суды в соответствии с пунктом 1 статьи 77 Конституции Республики Казахстан, частью 1 статьи 6, частью 5 статьи 221 ГПК обязаны руководствоваться только законами, которые подлежат применению при вынесении судебного акта.

Можно было бы со ссылкой на статью 5 ГК рассматривать дела по искам родственников умерших о взыскании компенсации морального вреда, однако ни аналогия закона, ни аналогия права не могут применяться, поскольку в вопросах возмещения вреда, причиненного смертью, в силу прямого предписания закона не допускается правопреемство.

Любой судебный акт как устанавливающий, изменяющий и прекращающий правоотношения должен основываться на подлежащих применению нормах закона, а гражданские права должны реализовываться на принципах добросовестности, разумности и справедливости с соблюдением содержащихся в законодательных актах требований.

Отсутствие правомочий на предъявление родственниками умерших исков о взыскании компенсации морального вреда порождает проблему, которая квалифицируется как неосновательное обогащение.[17]

Широко укоренившее в обществе мнение о праве родственников умершего на получение компенсации морального вреда нуждается в тщательном изучении и изложении в законодательных актах четкой правовой позиции законодателя. Если законодатель допускает возможность взыскания компенсации морального вреда за смерть родственника, то это должно быть зафиксировано в нормах ГК с одновременным уточнением круга лиц, имеющих право на предъявление такого иска: либо наследники, либо все родственники, либо близкие родственники с указанием степени такого родства. Если законодатель исключает возможность предъявления таких исков, то об этом также должно быть однозначно указано в соответствующих нормах ГК.

 

Н.И. Мамонтов

Судья Верховного Суда

Республики Казахстан

 


[3] См.: подпункте 2) пункта 2 статьи 1040 ГК

[5] См.: статьи 15, 143, 144, 145 Гражданского кодекса Республики Казахстан; статьи 15, 30, 37 Закона Республики Казахстан «Об авторском праве и смежных правах».

[6] См.: А.Б. Барихин. Большая юридическая энциклопедия. (Серия «Профессиональные справочники и энциклопедии») - М.: Книжный мир, 2010. С.71, 737; подпункт 13) пункт 1 статья 1 Кодекса Республики Казахстан «О браке (супружестве) и семье» от 26 декабря 2011 года № 518-1V.

[7] См.: § 1590 раздела 1 части 2 книги 4 Гражданского уложения Германии; пер. с нем. /[В. Бергманн, введ., сост.]; науч. Редакторы - А.Л. Маковский и др. - 2-е изд. доп. - М.: ВолтерКлувер, 2006. С. 402

[8]См.: подпункт 26) пункт 1 статья 1 Кодекса Республики Казахстан «О браке (супружестве) и семье» от 26 декабря 2011 года № 518-1V; статьи 228 - 232 Гражданского кодекса Республики Казахстан

[9] См.: статьи 75, 80 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан

[10] Представляет определенный интерес законодательное закрепление возможности примирения между причинителем вреда и родственником погибшего в дорожно-транспортном происшествии потерпевшего, по условиям которого родственникам выплачивается компенсация морального вреда и это расценивается как возмещение вреда, причиненного неосторожным преступлением. Такая правовая конструкция возникает в результате того, что органы предварительного следствия представителя потерпевшего от преступления лица наделяют процессуальным положением потерпевшего, хотя фактически представитель потерпевшим не является, его субъективные права не нарушаются, от не является участником уголовно-правовых отношений. Участник уголовно-процессуальных отношений как потерпевший может «возникать» исключительно из уголовно-правовых отношений. В уголовном судопроизводстве в результате подмены понятий создаются условия для неосновательного обогащения родственников погибшего в процедурах института примирения. Мировое соглашение могут заключать только потерпевший в своих интересах и в целях защиты нарушенных субъективных прав посредством компенсационного процесса и лицо, виновное в совершении конкретного преступления

[11] См.: часть 1 статьи 48 ГПК

[12] См.: подпункта 5) статьи 247 ГПК.

[16] См.: пункты 1 и 5 статьи 51 Закона Республики Казахстан «О воинской службе и статусе военнослужащих» от 16 февраля 2012 года № 561-1V ЗРК

[17] См.: нормы главы 48 ГК

20 ноября 2017, 10:18
Источник, интернет-ресурс: Мамонтов Н.И.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код